Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 января 2008 г. N КАС07-688 Отказывая в признании недействующими положений Правил, регулирующих права должностных лиц на компенсационные выплаты, суд указал, что обязательным условием реализации установленного действующим законодательством права судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов или членов их семей на материальную компенсацию является ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества должностных лиц в связи с их служебной деятельностью, подтвержденный определенными средствами доказывания

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 января 2008 г. N КАС07-688


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Х.Е.Б. о признании недействующими подпункта "в" пункта 7 и абзаца первого пункта 10 Правил возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 октября 2005 года N 647 по кассационной жалобе Х.Е.Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2007 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителя Правительства Российской Федерации А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф. полагавшей решение суда оставить без изменения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 октября 2005 года N 647 на основании и во исполнение статьи 21 Федерального закона от 20 апреля 1995 года N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов", в соответствии с которой обеспечение мер государственной защиты, предусмотренных названным Федеральным законом в отношении лиц, денежное содержание которых осуществляется за счет средств федерального бюджета, является расходным обязательством Российской Федерации и устанавливается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, утверждены Правила возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью (далее Правила).

Статьей 1 Правил предусмотрено, что Правила устанавливают порядок возмещения ущерба, причиненного уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего лицам, перечисленным в части первой статьи 20 Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов", а также членам их семей, определенным в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации, в связи со служебной деятельностью.

В соответствии с подпунктом "в" пункта 7 Правил для возмещения ущерба должностное лицо (а в случае его гибели член его семьи) представляет руководителю государственного органа постановление органов дознания или предварительного следствия, либо приговор суда или судебное постановление, либо иные установленные законодательством Российской Федерации документы, подтверждающие наличие причинной связи между служебной деятельностью должностного лица и уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего должностному лицу или члену его семьи.

Пунктом 10 Правил предусмотрено, что основанием для возмещения ущерба является уничтожение или повреждение имущества, принадлежащего должностному лицу или члену его семьи, в связи с осуществлением должностным лицом служебных деятельности (исполнением служебных обязанностей) при подтверждении в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, наличия причинной связи между служебной деятельностью должностного лица и уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего ему или члену его семьи.

Х.Е.Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими подпункта "в" пункта 7 и абзаца первого пункта 10 Правил, указав, что в соответствии со статьей 20 Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" в выплате материальной компенсации за уничтожение имущества судьи или должностного лица правоохранительного или контролирующего органа может быть отказано, только в единственном случае, когда имевшие место события и виновное в этом лицо установлены приговором или постановлением суда, и которыми признано отсутствие связи этих событий со служебной деятельностью лица, иных законных оснований для отказа в выплате компенсации не имеется. В нарушение требований приведенной нормы Федерального закона, статей 12, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оспариваемые положения Правил обязывают должностное лицо, находящееся под государственной защитой, представлять документы, не относящиеся к допустимым доказательствам, в подтверждение наличия связи между его служебной деятельностью и уничтожением или повреждением имущества.

Оспариваемыми положениями нарушены его (Х.Е.Б.) интересы, поскольку на основании этих правовых норм судебными решениями ему было отказано в удовлетворении иска о возмещении стоимости уничтоженного 23 февраля 2003 года в результате поджога личного автомобиля. На тот период времени он являлся должностным лицом Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 2 по Смоленской области, и приговора или определения суда, которыми указанное событие было бы признано не связанным с его служебной деятельностью, не имеется.

Судом принято вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Х.Е.В. Полагает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и суд неправильно применил нормы материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 253 ГПК РФ, суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Проанализировав оспариваемые положения Правил, проверив их на соответствие федеральному закону, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что они не противоречат действующему законодательству, содержат те же условия осуществления мер социальной защиты, которые закреплены в нормах Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

В силу положений статьей 3 и части девятой статьи 20 названного Федерального закона, Правительство Российской Федерации было правомочно установить порядок обеспечения такой меры государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей как возмещение ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью.

В соответствии с требованиями статей 1, 3 и 20 приведенного Федерального закона установленные им меры государственной, в том числе социальной защиты жизни, здоровья и имущества перечисленных в нем лиц и их близких родственников, применяются при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество в связи со служебной деятельностью должностного лица. Обязательным условием реализации установленного настоящим Федеральным законом права на материальную компенсацию, является ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества должностных лиц в связи с их служебной деятельностью.

В пункте "в" пункта 7 Правил, как правильно указал суд в решении, приведен перечень установленных законодательством Российской Федерации документов, которые могут подтвердить наличие причинной связи между деятельностью должностного лица и уничтожением или повреждением принадлежащего ему либо членам его семьи имущества. Перечень не является исчерпывающим и не противоречит требованиям статей 12, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Федеральным законом не предусмотрено, что наличие причинной связи между деятельностью должностного лица и уничтожением или повреждением принадлежащего ему или членам его семьи имущества, являющееся обязательным условием возникновения права на компенсационные выплаты, должно подтверждаться определенными средствами доказывания.

Суд обоснованно не согласился с доводом заявителя о том, что часть десятая статьи 20 Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" якобы ограничивает круг допустимых доказательств, и единственным основанием для отказа в компенсационных выплатах является наличие приговора или постановления суда в отношении лица, признанного виновным в уничтожении принадлежащего этому должностному лицу имущества.

Эта правовая норма не определяет перечень допустимых доказательств, а предусматривает, что основанием для отказа в выплате страховых сумм и компенсаций, в случаях предусмотренных настоящей статьей, является только приговор или постановление суда в отношении лица, признанного виновным в причинении должностному лицу телесных повреждений либо уничтожении или повреждении имущества, которым установлено, что эти события не связаны со служебной деятельностью данного лица.

Таким образом, часть десятая статьи 20 Федерального закона регулирует конкретную ситуацию, когда должностному лицу может быть отказано в выплате страховых сумм и компенсаций при наличии приговора или постановлениям суда, если судебными актами установлено, что эти события не связаны со служебной деятельностью должностного лица.

Часть десятая статьи 20 не отменяет и не изменяет требований статей 1, 3, 20 Федерального закона, предусматривающих право на материальную компенсацию в случае уничтожения или повреждения имущества должностных лиц только при условии, что эти события связаны с их служебной деятельностью. Отсутствие приговора либо постановления суда не исключает возможности подтверждения данного обстоятельства любыми средствами доказывания, названными в статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При таком положении, вывод суда о том, что оспариваемые заявителем положения Правил содержат те же условия осуществления мер социальной защиты, которые закреплены в нормах Федерального закона, является правильным.

Доводы в кассационной жалобе о том, что оспариваемые положения Правил допускают возможность доказывания ответчиком факта отсутствия связи событий со служебной деятельностью должностного лица иными средствами доказывания, тем самым нарушая право на охрану законом частной собственности гражданина, они позволяют ответчику-государству не выполнять перед защищаемым лицом свою обязанность раскрытия совершенного преступления в отношении имущества и при этом без каких-либо законных оснований отказать в выплате соответствующей компенсации, неосновательны и не опровергают выводов суда о соответствии оспоренных положений Правил федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу. Суд правильно указал в решении, что оспариваемые заявителем пункты Правил не содержат положений, препятствующих обращению за судебной защитой по восстановлению нарушенных прав.

Утверждения в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда и неправильном применении судом норм материального права при разрешении данного дела, ошибочны. Судом принято решение с учетом правовых норм регулирующих рассматриваемые правоотношения при правильном их толковании.

Довод в кассационной жалобе о необоснованности утверждения суда о том, что проверка нормативных правовых актов Правительства РФ отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, поскольку в данном случае закон не делегировал право Правительству РФ устанавливать Правила возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов и их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью, опровергается содержанием статьи 21 Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов", в соответствии с которой обеспечение мер государственной защиты, предусмотренных этим Федеральным законом в отношении лиц, денежное содержание которых осуществляется за счет средств федерального бюджета, является расходным обязательством Российской Федерации и устанавливается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. На основании и во исполнение приведенной статьи Правительством Российской Федерации утверждены Правила, положения которых оспариваются заявителем.

Решение суда первой инстанции принято с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 ГПК РФ Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу Х.Е.Б. - без удовлетворения.

Кассационная коллегия ВС РФ оставила в силе решение, которым отказано в признании недействительными отдельных положений Правил возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью.

Оспариваемые положения предусматривают, что для возмещения указанного ущерба необходимо подтвердить наличие причинной связи между служебной деятельностью и уничтожением или повреждением имущества. Для подтверждения данной причинной связи руководителю госоргана представляется постановление органов дознания или предварительного следствия, либо приговор суда или судебное постановление, либо иные установленные законодательством подтверждающие документы.

Как указала Коллегия, проанализировав оспариваемые положения Правил, нижестоящий суд пришел к правильному выводу о том, что они не противоречат действующему законодательству, а содержат те же условия осуществления мер соцзащиты, которые закреплены в ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". Вопреки доводам заявителя, в Правилах приведен неисчерпывающий перечень документов, которые могут подтвердить наличие причинной связи. ФЗ не предусмотрено, что наличие указанной причинной связи должно подтверждаться определенными средствами доказывания. Отсутствие приговора либо постановления суда не исключает возможности подтверждения данного обстоятельства любыми средствами доказывания, названными в ГПК РФ.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 января 2008 г. N КАС07-688


Текст определения официально опубликован не был



Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.