Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2007 г. N 14-О07-25 "Решение суда о назначении комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы отменено" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2007 г. N 14-О07-25
"Решение суда о назначении комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы отменено"
(извлечение)


При рассмотрении Воронежским областным судом 16 мая 2007 г. уголовного дела в отношении К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 и п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, государственный обвинитель заявил ходатайство о назначении подсудимому стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Суд удовлетворил ходатайство и производство экспертизы поручил Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского; меру пресечения - содержание под стражей - оставил без изменения; слушание уголовного дела отложил до завершения проведения экспертизы.

Как указано в определении суда, в ходе предварительного следствия в отношении К. судебно-психиатрическая экспертиза не проводилась, тогда как он ранее перенес заболевание менингитом. В судебном заседании он проявлял отстраненность, неадекватное отношение к судебному процессу, высказывал угрозы суду, адвокату, неоднократно делал заявления, что его хотят убить. Поскольку имелась необходимость в тщательном исследовании психического состояния подсудимого, суд поручил производство экспертизы этому научному центру.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней К. просил отменить определение, считая, что суд не назвал правового основания для назначения экспертизы (ст. 283 УПК РФ), ходатайство о назначении экспертизы было оглашено государственным обвинителем в его (К.) отсутствие, так как он был удален из зала судебного заседания, он и его защитник были лишены возможности высказать свое мнение по данному ходатайству, материалы дела не содержат медицинских документов о перенесении им заболевания менингитом.

Адвокат, защищавший интересы К., полагал, что кассационное производство подлежит прекращению, поскольку в соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ определения, вынесенные в ходе судебного разбирательства по ходатайствам участников судебного разбирательства, кассационному обжалованию не подлежат.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель просил оставить ее без удовлетворения, указывая на то, что судом при вынесении обжалуемого определения требования уголовно-процессуального закона и права подсудимого не были нарушены. Подсудимый удалялся из зала судебного заседания за нарушение им порядка, определение было оглашено в его присутствии.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 6 августа 2007 г. отменила определение суда, а дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, указав следующее.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии со ст. 283 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу. В случае назначения судебной экспертизы председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные вопросы должны быть оглашены и по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства. Рассмотрев вопросы, суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы.

В нарушение этих требований председательствующий не предлагал сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту.

В качестве одного из оснований для назначения экспертизы суд определил перенесенное К. заболевание менингитом. Между тем из представленных судом материалов видно, что какие-либо медицинские или другие документы, свидетельствующие о перенесенных К. заболеваниях, судом не исследовались; не проверялось, состоял ли он ранее на учете у психиатра.

Определение суда не содержит обоснований необходимости назначения подсудимому стационарной и комплексной экспертизы, не обсуждался вопрос о его амбулаторном обследовании, специалист-психиатр для оценки психического состояния подсудимого в суд не приглашался.

Решение суда о необходимости производства экспертизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского в определении суда также не мотивировано. Между тем согласно письму Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 апреля 2003 г. "Об организации судебно-психиатрической экспертизы в Российской Федерации" судебно-психиатрическая экспертиза в Российской Федерации осуществляется на базе 159 психиатрических учреждений, действующих во всех субъектах Российской Федерации, в том числе в Воронежской области (на базе Воронежской городской клинической психиатрической больницы, Воронежской областной клинической психиатрической больницы, Воронежского областного клинического психоневрологического диспансера). Вопрос о поручении производства экспертизы данным учреждениям судом не обсуждался.

В Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, расположенном в г. Москве (действующем в соответствии с Положением о производстве судебно-психиатрических экспертиз в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 20 февраля 1997 г.), судебно-психиатрические экспертизы проводятся в наиболее сложных случаях, а также если они проводятся повторно.

С нарушением закона суд решил вопрос и о мере пресечения в отношении подсудимого.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (ст.ст. 97, 99, 255 УПК РФ) судья вправе избрать или продлить обвиняемому или подсудимому меру пресечения в виде заключения под стражу лишь при наличии достаточных оснований полагать, что он скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. При этом должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого или подсудимого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, и каждый раз не более чем на 3 месяца.

При этом согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П решение судом вопроса о мере пресечения предполагает необходимость обеспечения обвиняемому права участвовать в рассмотрении судом вопроса о продлении срока содержания под стражей или об оставлении данной меры пресечения без изменения, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.

При вынесении определения эти требования закона судом были нарушены.

Как видно из протокола судебного заседания, вопрос о продлении срока содержания под стражей в судебном заседании не обсуждался, мнение государственного обвинителя, обвиняемых и их защитников не выяснялось и не выслушивалось. Какие-либо материалы, документы и сведения, которые могли бы повлиять на решение этого вопроса, не исследовались.

Мотивы фактического продления срока содержания К. под стражей в определении не приведены. Решение о мере пресечения записано только в резолютивной части. Срок содержания подсудимого под стражей в определении не указан.

Утверждения в возражениях адвоката на кассационную жалобу о необходимости прекращения кассационного производства не могут быть приняты во внимание.

В соответствии с правовой позицией, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 г. N 20-П, определения суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, а также об отложении судебного разбирательства подлежат обжалованию и пересмотру в кассационном порядке, поскольку указанные решения затрагивают конституционные права и свободы и, в частности, сопряжены с фактическим продлением срока содержания лица под стражей.

Что касается доводов подсудимого К. о необходимости прекращения его уголовного преследования, то они на данной стадии производства по уголовному делу не могут быть разрешены, так как решение вопроса о виновности или невиновности лица в предъявленном обвинении является исключительной компетенцией суда первой инстанции.

Как видно из представленных материалов, другие процессуальные права К. при разрешении судом вопроса о назначении судебно-психиатрической экспертизы не нарушены. Из зала судебного заседания он был удален в соответствии со ст. 258 УПК РФ за нарушение порядка, но определение суда было оглашено в его присутствии.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2007 г. N 14-О07-25 "Решение суда о назначении комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы отменено" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, апрель 2008 г., N 4


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.