Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 11-Г08-1 О признании недействующими пунктов 1 и 3 распоряжения Кабинета министров Республики Татарстан от 16 мая 2007 г. N 686-р

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 11-Г08-1


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению участвующего в деле прокурора на решение Верховного суда Республики Татарстан от 4 декабря 2007 года, которым в удовлетворении заявления прокурора Республики Татарстан о признании противоречащими федеральному закону и недействующими отдельных положений распоряжения Кабинета министров Республики Татарстан от 16 мая 2007 года N 686-р отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., возражения против кассационного представления представителя Кабинета министров Республики Татарстан А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Г., полагавшей, что решение суда подлежит отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пунктов 1 и 3 распоряжения Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2007 года N 686-р.

В обоснование заявления сослался на то, что вопреки федеральному законодательству названными нормами распоряжения на Государственную жилищную инспекцию Республики Татарстан возложены несвойственные ей функции по выявлению и предупреждению нарушений при использовании и содержании зданий и строений объектов социально-культурной сферы в Республике Татарстан, а муниципальным образованиям Республики Татарстан предложено обеспечивать выполнение предписаний жилищной инспекции по выполнению мероприятий и производству работ, обеспечению сохранности зданий и сооружений объектов социально-культурной сферы.

Указывал на то, что полномочия государственной жилищной инспекции Российской Федерации определены в Положении, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1994 года N 1086, а компетенция Государственной жилищной инспекции Республики Татарстан, входящей в систему государственной жилищной инспекции Российской Федерации, - в Положении, утвержденном постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 28 января 2003 года N 55. Учитывая, что главной задачей жилищной инспекции является осуществление контроля за использованием и сохранностью только жилищного фонда, наделение ее полномочиями по выявлению и предупреждению нарушений при использовании объектов социально-культурной сферы, по мнению прокурора, неправомерно.

Полагал, что оспариваемые правовые нормы противоречат также статьям 3, 6, 11 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", а также статье 14 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ, в соответствии с которыми государственный контроль в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия, осуществляется Правительством Российской Федерации, федеральным органом охраны объектов культурного наследия и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а вопросы охраны объектов культурного наследия муниципального значения отнесены к компетенции муниципальных образований.

Учитывая, что к объектам социально-культурной сферы, по мнению прокурора, относятся и объекты культурного наследия, возложение на органы жилищной инспекции обязанностей по выявлению нарушений при использовании указанных объектов недвижимости и обеспечение выполнения предписаний жилищной инспекции по этим вопросам органами местного самоуправления, противоречит федеральному законодательству.

Решением суда от 4 декабря 2007 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном представлении участвующий в деле прокурор просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда неправильным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении требований прокурора, суд обоснованно указал на то, что оспариваемое распоряжение регулирует отношения, не связанные с объектами культурного наследия.

При этом суд признал, что данное распоряжение принято Кабинетом Министров Республики Татарстан в пределах его компетенции и соответствует федеральному закону.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

Как следует из преамбулы Постановления Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1994 года N 1086 "О Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации", создание Государственной жилищной инспекции обусловлено переходом на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг и порядком предоставления гражданам компенсаций (субсидий) при оплате жилья и коммунальных услуг, необходимостью обеспечения государственного контроля за использованием и сохранностью жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

В связи с этим главной задачей инспекции пунктом 1 утвержденного названным выше Постановлением Правительства Российской Федерации Положения "О Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации" (далее - Положение) определен контроль за обеспечением прав и законных интересов граждан и государства при предоставлении населению жилищных и коммунальных услуг, отвечающих требованиям федеральных стандартов качества, использованием и сохранностью жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме независимо от их принадлежности.

Согласно пунктам 2 и 3 Положения система органов государственной жилищной инспекции состоит из Главной государственной жилищной инспекции и ее органов в субъектах Российской Федерации, которые обязаны в своей деятельности руководствоваться настоящим Положением.

В соответствии с пунктом 5 Положения органы государственной жилищной инспекции осуществляют контроль: за использованием жилищного фонда, общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и придомовых территорий; за техническим состоянием жилищного фонда, общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и их инженерного оборудования, своевременным выполнением работ по их содержанию и ремонту в соответствии с действующими нормативно-техническими и проектными документами; и т.д.

При этом в силу пункта 8 Положения Государственные жилищные инспектора несут персональную ответственность за неисполнение возложенных на них функций по осуществлению государственного контроля за использованием и сохранностью жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Функций органов государственной жилищной инспекции по выявлению и предупреждению нарушений при использовании и содержании зданий и строений объектов социально-культурной сферы Положение не содержит.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований считать, что возложение Кабинетом Министров Республики Татарстан на государственную жилищную инспекцию функций, не предусмотренных Положением, соответствует федеральному законодательству.

В обоснование своего вывода суд сослался на то,

- что согласно положениям статьи 11 Закона Республики Татарстан "Об исполнительных органах государственной власти Республики Татарстан" от 6 апреля 2005 года N 64-ЗРТ Кабинет Министров Республики Татарстан, являющийся исполнительным и распорядительным органом государственной власти Республики Татарстан, уполномочен объединять и направлять работу министерств, государственных комитетов Республики Татарстан и других подведомственных ему органов исполнительной власти Республики Татарстан, осуществлять контроль за их деятельностью;

- что на основании части 1 статьи 45 указанного Закона Кабинет Министров Республики Татарстан вправе осуществлять в пределах своих полномочий меры по реализации, обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина, охране собственности и общественного порядка; принимать решения в сфере экономики, финансов, в социально-трудовой сфере, в сфере культуры, науки, образования, природопользования и охраны окружающей среды, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, в жилищно-коммунальной сфере.

Однако ни одна из приведенных норм не свидетельствует о том, что установленные в них полномочия Кабинета Министров Республики Татарстан могут быть реализованы в отношении органа, входящего в систему Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации.

Кроме того, по Постановлению Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1994 года N 1086 "О Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации" (п. 2), утвержденному им Положению (п. 7) образование государственных жилищных инспекций территорий, назначение их руководителей производится по согласованию с Главной государственной жилищной инспекцией.

При этом Главная государственная жилищная инспекция в силу пункта 4 Положения координирует и организует работу государственной жилищной инспекции по контролю за использованием, содержанием и ремонтом жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, подготавливает предложения по совершенствованию эксплуатации и контроля в жилищно-коммунальном хозяйстве, улучшению работы государственных жилищных инспекций субъектов Российской Федерации.

Следовательно, отнести Государственную жилищную инспекцию Республики Татарстан к ведомству, входящему в систему органов исполнительной власти республики, наделяемому функциями и полномочиями исключительно высшим органом исполнительной власти или Президентом Республики Татарстан и им подотчетному, нельзя.

К тому же, наделив Государственную жилищную инспекцию Республики Татарстан не предусмотренными Положением, не свойственными Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации функциями, Кабинет Министров Республики Татарстан по существу возложил на Главную государственную жилищную инспекцию дополнительную обязанность координировать и организовывать работу государственной жилищной инспекции по контролю за использованием, содержанием и объектов социально-культурной сферы, что выходит за рамки его компетенции.

Довод суда о том, что в соответствии с пунктом 3 Положения о Государственной жилищной инспекции в Российской Федерации Главная государственная жилищная инспекция и органы государственной жилищной инспекции субъектов Российской Федерации в своей деятельности руководствуются также законами и иными правовыми нормативными актами органов государственной власти республик, краев, областей, автономных образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга, является необоснованным.

Органы государственной жилищной инспекции субъектов Российской Федерации в своей деятельности должны руководствоваться законами и иными правовыми нормативными актами органов государственной власти субъектов Российской Федерации, принятыми в соответствии с федеральным законом, в том числе с Положением, имеющим по сравнению с оспариваемым распоряжением большую юридическую силу.

Отсутствие на федеральном уровне правового регулирования вопросов использования и содержания объектов недвижимости социально-культурной сферы не означает, что такое регулирование может быть осуществлено исполнительным органом республики в противоречие правовому регулированию вопросов использования и содержания жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, осуществленному на федеральном уровне.

При таких обстоятельствах вывод суда о соответствии оспариваемых прокурором положений федеральному закону является неправильным, а его решение об отказе в признании этих положений недействующими - незаконным и подлежащим отмене.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 4 декабря 2007 года отменить и принять новое решение, которым заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворить, признать пункты 1 и 3 распоряжения Кабинета министров Республики Татарстан от 16 мая 2007 года N 686-р недействующими и не подлежащими применению с момента вступления настоящего решения в законную силу.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 11-Г08-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.