Постановление Президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 г. N 44у-883/07 Суд исключил из приговора ссылку на состав умышленного повреждения имущества, поскольку нанесение повреждения транспортному средству является способом совершения разбойного нападения, кроме того, квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой не нашел подтверждения

Постановление Президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 г. N 44у-883/07


Президиум Московского городского суда в составе: председательствующего Колышницыной Е.Н., членов президиума Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Тарасова В.Ф., Курциньш С.Э.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката П. на приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 октября 2003 года, которым

Д., родившийся 23 августа 1983 года в г. Москве, не судимый, осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б", "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы;

- по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

К., родившийся 20 сентября 1983 года в г. Москве, не судимый, осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б", "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы;

- по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Отбывание срока наказания осужденным исчисляется с 10 декабря 2002 года.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств по делу.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 ноября 2003 года приговор оставлен без изменения.

Постановлениями Скопинского районного суда Рязанской области от 11 октября 2006 года, вынесенными в порядке ст.ст. 396-399 УПК РФ, приговор в отношении Д. и К. приведен в соответствие с действующим уголовным законодательством:

- исключено осуждение Д. по ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 13.06.1996 года);

- назначенное Д. на основании ст. 69 УК РФ окончательное наказание снижено до 9 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- исключено указание о назначении Д. и К. наказания в виде конфискации имущества. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат П. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями и просит их изменить: переквалифицировать действия осужденных со ст. 162 ч. 3 п. "а", "б", "в" УК РФ на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ; исключить из объема обвинения ст. 167 ч. 1 УК РФ за отсутствием в действиях осужденных состава преступления и снизить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения адвоката П. по доводам надзорной жалобы и мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего судебные решения изменить: исключить указание на осуждение Д. и К. по ст. 167 ч. 1 УК РФ, как излишне вмененной, и на осуждение их по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ со снижением назначенного наказания Д. до 8 лет 6 месяцев лишения свободы, президиум установил:

С учетом внесенных в приговор изменений, Д. и К. признаны виновными:

- в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

- в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба.

Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Д. в первой декаде декабря 2002 года (точная дата не установлена) в г. Москве на почве длительных дружеских отношений сплотился с К. в устойчивую и стабильную организованную преступную группу, объединившись с ним общим умыслом на криминальное обогащение путем совместного совершения разбойных нападений.

В тот же период времени, Д. отвел себе роль организатора преступной группы, заключавшуюся в криминальном подчинении ему К. и общем руководстве группой, избрании методов и форм нападения, и распределил функциональные обязанности членов группы, отведя К. роль исполнителя преступления, заключавшуюся в непосредственном силовом воздействии на потенциальных жертв с целью завладения их имуществом, нападении на граждан с применением физического насилия, опасного для жизни и здоровья, с целью подавления воли потерпевших к сопротивлению, а также завладении имуществом потерпевших, себе он (Д.) отвел роль организатора преступной группы, заключающуюся в подыскании предметов, используемых в качестве оружия для совершения преступления непосредственном участии в совершении преступления, а именно: нападение на граждан с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также применением к потенциальным потерпевшим физического насилия, опасного для их жизни и здоровья, с целью подавления воли потерпевших к сопротивлению, а также завладение имуществом потерпевших.

В то же время, во исполнение преступного умысла, Д. в неустановленном месте в г. Москве подыскал два металлических предмета (дубинки), поверхность которых обмотал изоляционной лентой, тем самым приспособив их к совершению планируемого преступления. Действуя по указанию Д., К. в тот же период времени, подыскал газовый аэрозольный баллончик, намереваясь использовать его с целью оказания психологического и физического воздействия на потерпевших.

Во исполнение предварительной преступной договоренности и реализуя преступный умысел организованной группы, Д., совместно с К., на автомашине марки ВАЗ-21053 гос. номер С 117 ВА 77 РУС под управлением последнего, имея при себе заранее приготовленные орудия преступления - два металлических предмета (дубинки) и газовый аэрозольный баллончик, с целью подыскания потенциальной жертвы, на которую собирались совершить нападение, проследовали на шоссе Энтузиастов г. Москвы, где, двигаясь по указанному шоссе, увидели двигавшуюся в том же направлении автомашину марки "Фольксваген Пассат" гос. номер С 634 УЕ 99 РУС под управлением Д. Проследовав за данной автомашиной, К. по заранее достигнутой договоренности и действуя по указанию Д., примерно в 13 час. 00 мин., находясь около дома 4 по улице проезд Серп и Молот в г. Москве, умышленно избрав небезопасную дистанцию за движущимся впереди транспортным средством и превысив скоростной режим, спровоцировал дорожно-транспортное происшествие, совершив столкновение с движущейся впереди автомашиной под управлением Д. и умышленно повредив при этом задний бампер и декоративную часть бампера последней.

Дождавшись того момента, когда потерпевший Д. выйдет из автомашины, К., действуя согласно распределению ролей и скрывая свои преступные намерения, стал убеждать потерпевшего в реальности оплаты причиненных столкновением повреждений, а Д. заранее приготовленным для совершения преступления металлическим предметом (дубинкой), используемой в качестве оружия, умышленно нанес Д. не менее трех ударов по голове и туловищу последнего, причинив ему открытую непроникающую черепно-мозговую травму, перелом костей свода черепа (правой лобно-височно-теменной области), ушиб головного мозга тяжелой степени, субдуральную гематому правой височно-теменной области, ушибленные раны: затылочной области, правой теменной области, правой височной области, лобно-височной области, области наружного края правой брови, гематомы правой глазничной области, тотальное субъконъюктиваное кровоизлияние правого глаза, образовавшееся от ударных воздействий твердых тупых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью и относящиеся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, с последовавшей посттравматической атрофией правого зрительного нерва и приведшие к снижению зрения на правый глаз до 0,1, что согласно таблице составляет 30% утраты трудоспособности, тем самым применив насилие опасное для жизни и здоровья, а К., используя в качестве оружия заранее приготовленный для совершения разбойного нападения газовый аэрозольный баллончик, согласно маркировочным обозначениям содержащий 80 мг. вещества CS и 500 мг. морфолида пеларгоновой кислоты, брызнул из него газом в лицо потерпевшему, подавив тем самым волю Д. к сопротивлению, после чего, Д. согласно заранее достигнутой преступной договоренности, вышеуказанным металлическим предметом (дубинкой) разбил правые боковые стекла автомашины марки "Фольксваген Пассат" гос. номер С 634 УЕ 99 РУС, тем самым уничтожив их, после чего, он Д., действуя в интересах преступной группы, похитил из салона данной автомашины спортивную сумку стоимостью 300 рублей, принадлежащую Д. и находящуюся на полке между водительским и правым пассажирским сидениями автомашины, в которой находился один инкассаторский мешок, стоимостью 100 рублей, принадлежащий Д. с денежными средствами в сумме 30.000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ по состоянию на 10 декабря 2002 года составляло 955.800 руб., и денежными средствами в сумме 712.599 руб., а всего на общую сумму 1.668.399 руб., принадлежащие Б., что является крупным размером, а также один рубль и находившуюся там же в салоне указанной автомашины, принадлежащие Д. сумку - барсетку стоимостью 2.000 руб., в которой находилось имущество: денежные средства в сумме 9.000 руб.; ежедневник стоимостью 300 руб.; записная книжка стоимостью 40 руб.; калькулятор фирмы "CASIO" стоимостью 110 руб.; фонарик стоимостью 100 руб.; перочинный складной нож стоимостью 150 руб.; портмоне стоимостью 300 руб.; не представляющие материальной ценности для потерпевшего: связка ключей в количестве пяти штук, паспорт и водительское удостоверение на имя Д., паспорт транспортного средства автомашины марки "Фольксваген Пассат" гос.номер С 634 УЕ 99 РУС, на хищение которых у Д. и К. умысла не было, а всего похитили имущество, принадлежащее потерпевшему Д. на общую сумму 12.401 руб. 00 коп., причинив своими действиями значительный материальный ущерб, после чего, Д. совместно с К. и похищенным имуществом с места преступления попытались скрыться, но были задержаны сотрудниками милиции.

Также К. умышленно уничтожил и повредил чужое имущество, что повлекло причинение значительного ущерба.

К., совместно с Д., следуя на автомашине марки ВАЗ "21053" гос.номер С 117 ВА 77 РУС по улице шоссе Энтузиастов г. Москве и двигаясь по указанному шоссе, обратили внимание на двигавшуюся в том же направлении автомашину марки "Фольксваген Пассат" гос.номер С 634 УЕ 99 РУС под управлением Д., проследовав за данной автомашиной, К. по ранее достигнутой договоренности и, действуя по указанию Д., примерно в 13 час. 00 мин., находясь возле дома 4 по улице проезд Серп и Молот в г. Москве, умышленно избрав небезопасную дистанцию за движущимся впереди транспортным средством и превысив скоростной режим, спровоцировал дорожно-транспортное происшествие, совершив столкновение с движущейся впереди автомашиной под управлением Д. и умышленно повредив при этом задний бампер и декоративную часть бампера последней общей стоимостью 200 долларов США, что по курсу ЦБ РФ по состоянию на 10 декабря 2002 года составляло 6.372 рубля, причинив тем самым значительный ущерб потерпевшему. Кроме того, во время совершения разбоя при вышеуказанных обстоятельствах, Д. вышел из салона вышеуказанной автомашины и металлическим предметом (дубинкой), заранее приготовленным для совершения преступления, разбил правые боковые стекла в автомашине марки "Фольксваген Пассат", гос.номер С 634 УЕ 99 РУС, тем самым, уничтожив их, причинив потерпевшему значительный ущерб на сумму 500 долларов США, что по курсу ЦБ РФ по состоянию на 10 декабря 2002 года составляло 15 930 руб., таким образом, Д. совместно с К. умышленно уничтожил и повредил имущество, принадлежащее Д., на общую сумму 22. 302 руб. 00 коп.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе защитника, президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно и полно установил в приговоре фактические обстоятельства дела, связанные с разбойным нападением на потерпевшего Д. и умышленным повреждением принадлежащей ему автомашины, обоснованно постановив обвинительный приговор в отношении Д. и К.

Их виновность в содеянном подтверждается показаниями потерпевших Д. и Б., показаниями свидетелей Ч., К., Б., протоколом осмотра места происшествия и поврежденных автомашин ВАЗ-21053 и "Фольксваген Пассат", в которых были обнаружены и изъяты похищенная у потерпевшего сумка-барсетка и две металлические дубинки, протоколом личного досмотра Д. и изъятия у него похищенной спортивной сумки с деньгами, протоколом личного досмотра К. и изъятия у него газового баллончика, протоколами осмотра вещественных доказательств, заключением судебно-медицинской экспертизы о характере и тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего Д.

Перечисленные доказательства тщательно проверены в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре суда.

С доводами защиты о необходимости исключения из осуждения Д. и К. квалифицирующего признака, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.) согласиться нельзя, поскольку причиненный разбоем ущерб правильно отнесен к крупному размеру с учетом законодательства, действовавшего на момент совершения преступления. Что касается изменений, внесенных в примечания к ст. 158 УК РФ ФЗ от 08.12.2003 г., то они также не колеблют правильности выводов суда об отнесении стоимости похищенного к крупному размеру.

Вместе с тем президиум находит, что действия осужденных, связанные с разбойным нападением на Д., без достаточных оснований квалифицированы как совершенные организованной группой.

По смыслу закона преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений при наличии в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности с распределением функций между членами группы.

Д. и К. на всем протяжении производства по делу совершение преступления в составе организованной группы категорически отрицали, признавая лишь наличие между ними предварительного сговора на ограбление Д.

Мотивируя наличие в действиях Д. и К. организованной группы, суд сослался в приговоре на то что:

- между подсудимыми имелась постоянная связь, в результате которой они выработали специфические методы деятельности по подготовке к совершению преступления, перед которым они тщательно разработали его подробный план;

- при подготовке к преступлению приготовили две металлические дубинки и газовый аэрозольный баллончик, использованные в качестве оружия при нападении на потерпевшего;

- деятельность одного из них дополняла деятельность другого, что позволило достичь "общих для них общественно опасных последствий", т.е. действия подсудимых были "сорганизованы" и достаточно спланированы;

- об устойчивости группы свидетельствует длительная подготовка к совершению преступления.

В то же время в описательной части приговора указано, что Д. и К. в первой декаде декабря 2002 года объединились в "устойчивую и стабильную" организованную преступную группу с целью совершения разбойных нападений, причем Д. отвел себе в этой группе роль организатора, а К. - роль исполнителя. Затем, во исполнение задуманного, Д. подыскал две металлические дубинки, которые обмотал изоляционной лентой, приспособив таким образом к совершению планируемого преступления, а К. подыскал газовый аэрозольный баллончик для оказания психологического и физического воздействия на потерпевших, после чего 10 декабря 2002 года они оба на автомашине ВАЗ-21053, имея при себе вышеперечисленные предметы, выехали на шоссе Энтузиастов г. Москвы для подыскания потенциальной жертвы и в этот же день совершили нападение на потерпевшего Д.

При этом суд не исследовал и не привел конкретные доказательства, подтверждающие вывод об образовании указанной группы именно в первой декаде декабря 2002 года, о лидирующей роли в группе Д. и подчиненной роли К., о разработке планов разбойных нападений и длительности подготовки нападения на потерпевшего Д. Что же касается заранее приготовленных металлических дубинок и газового баллончика, то эти обстоятельства сами по себе не являются бесспорным свидетельством наличия организованной группы, поскольку приготовление предметов, используемых в качестве оружия, может иметь место и при совершении преступления просто группой лиц по предварительному сговору.

В связи с этим, президиум находит необходимым исключить из осуждения Д. и К. по эпизоду разбойного нападения на Д. квалифицирующий признак "организованной группой" и считает, что эти их действия должны квалифицироваться по ст. 162 ч. 3 п. "б, в" УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.) как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, Д. и К. признаны виновными в умышленных уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекших причинение значительного ущерба. Согласно описательной части приговора это преступление выразилось в умышленном повреждении заднего бампера и выбивании стекол в правых боковых дверцах автомобиля "Фольксваген Пассат", принадлежащего потерпевшему Д..

По смыслу закона, уголовная ответственность по ст. 167 УК РФ наступает при умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба. При этом вопрос о том, является ли причиненный ущерб значительным, решается как с учетом стоимости уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, так и с учетом значимости его для потерпевшего и его материального положения.

Как усматривается из описательно-мотивировочной части приговора, потерпевшему Д. действиями осужденных был причинен ущерб на сумму 22302 руб. Однако, в судебном заседании у потерпевшего не выяснялся вопрос о размере и значительности причиненного ему ущерба в связи с повреждением автомобиля "Фольксваген Пассат". Документов, подтверждающих указанную в приговоре стоимость ремонта автомобиля, в материалах дела не имеется и вывод о значительности причиненного Д. ущерба в этой части никак не мотивирован.

Из показаний Д. и К. также следует, что правые боковые стекла автомобиля были ими разбиты в связи с тем, что дверцы оказались заперты и без этого они не могли проникнуть в салон, где находилось имущество потерпевшего. Д. в судебном заседании подтвердил, что сразу же после того, как он вышел из машины, дверцы ее автоматически защелкнулись.

При таких обстоятельствах следует считать, что повреждение бампера автомашины во время спровоцированного виновными дорожно-транспортного происшествия, имевшее целью остановить потерпевшего на дороге, а также умышленное выбивание стекол в боковых дверцах салона автомобиля в целях облегчения доступа к находящимся внутри ценностям являлось по существу способом совершения разбойного нападения и поэтому эти действия, как не образующие самостоятельного состава, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "б, в" УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 167 ч. 1 УК РФ не требуют. В связи с этим указание на осуждение Д. и К. по ст. 167 ч. 1 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст.ст. 409, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ является основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

Однако, несмотря на вносимые в судебные решения изменения и некоторое уменьшение объема обвинения по эпизоду разбойного нападения, президиум не усматривает каких-либо исключительных обстоятельств, существенно снижающих степень общественной опасности содеянного и дающих основания для применения в отношении осужденных (в частности - К.) положений ст. 64 УК РФ. Поэтому надзорная жалоба в этой части удовлетворению также не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката П. удовлетворить частично.

2. Приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 октября 2003 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 ноября 2003 года с учетом постановлений Скопинского районного суда Рязанской области от 11 октября 2006 года в отношении Д. и К. изменить:

- исключить указания на их осуждение по ст. 167 ч. 1 УК РФ и по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также на применение при назначении наказания положений ст. 69 ч. 3 УК РФ;

- считать их осужденными по ст. 162 ч. 3 п. "б, в" УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.) и снизить Д. назначенное по этой статье наказание до 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката П. - без удовлетворения.


Председательствующий

Е.Н Колышницына



Постановление Президиума Московского городского суда от 16 августа 2007 г. N 44у-883/07


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.