Постановление Президиума Московского городского суда от 25 октября 2007 г. N 44у-1121/07 Согласно законодательству неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, а состоявшийся по делу приговор нельзя признать законным и обоснованным, и, поскольку все возможности для собирания доказательств исчерпаны, суд установил, что приговор подлежит отмене, а дело прекращению

Постановление Президиума Московского городского суда от 25 октября 2007 г. N 44у-1121/07


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.

и членов президиума: Тарасова В.Ф., Васильевой Н.А., Бирюковой Е.Т., Курциньш С. Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам адвоката Я. в защиту интересов осужденного Г., адвоката Д. в защиту интересов потерпевшей Г. (М.) и потерпевшей Г. (М.) о пересмотре приговора Солнцевского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2007 года.

Приговором Солнцевского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2007 года

Г., родившийся 3 октября 1984 года в селе Агтакля Гардабанского района Республики Грузия, ранее не судимый, осужден:

- по п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 12 октября 2004 года.

На основании ч. 3 ст. 72 УК РФ постановлено считать Г. отбывшим назначенное наказание, освободив его из-под стражи в зале суда.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

В надзорной жалобе адвокат Я. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства по уголовному делу за отсутствием в действиях Г. состава преступления, считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина Г. в совершении преступления, за которое он осужден, не доказана, не доказано само событие преступления, приговор постановлен на противоречивых доказательствах, показания потерпевшей М., данные ею в ходе судебного разбирательства относительно невиновности Г. не проверены и не оценены судом должным образом, показания свидетелей защиты приведены в приговоре неполно и необъективно, указывает на ряд нарушений уголовно-процессуального закона.

В надзорной жалобе адвокат Д. и потерпевшая Г. (М.) также просят об отмене приговора и прекращении производства по уголовному делу, приводя при этом доводы, аналогичные доводам надзорной жалобы адвоката Я.

Проверив материалы дела, выслушав доклад судьи Амплеевой Л.А., мнение 1-ого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего приговор отменить и производство по уголовному делу в отношении Г. прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, адвоката Я. по доводам надзорной жалобы, осужденного Г. и потерпевшую Г. (М.), просивших об отмене приговора и прекращении уголовного дела, обсудив доводы надзорных жалоб, президиум установил:

Г. признан виновным в изнасиловании, то есть половом сношении с применением насилия к потерпевшей, заведомо несовершеннолетней.

Согласно приговору Г., 30 августа 2004 года, примерно в 19 часов, находясь возле д. 18 корп. 3 по Боровскому шоссе в г. Москве, имея умысел на изнасилование несовершеннолетней М., применив к ней насилие, против ее воли, схватив ее за руки, и, закрыв ей рукой рот и глаза, затащил ее в припаркованный по вышеуказанному адресу неустановленный автомобиль, причинив своими действиями потерпевшей М. телесные повреждения в виде кровоподтеков в области средней трети задней поверхности правого плеча и в средней трети передне-внутренней поверхности левого предплечья, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и не расценивающихся как вред здоровью, перевез ее на указанном автомобиле по адресу: г. Москва, Кленовый б-р, д. 24, кв. 119, где примерно в 00 часов 30 минут, 31 августа 2004 года, Г., находясь вместе с несовершеннолетней М., 21 января 1988 года рождения, зная о ее несовершеннолетнем возрасте, после отказа М. вступить с ним в половую связь, с целью удовлетворения своих сексуальных потребностей, высказывая в адрес М. угрозы о том, что он будет продолжать ее удерживать в квартире и она больше не увидит своих родителей, используя физическую силу, преодолел сопротивление М., взяв ее за руки, повалил на кровать, подавив таким образом, ее волю к сопротивлению, совершил с ней насильственный половой акт, причинив своими действиями несовершеннолетней потерпевшей М. телесные повреждения в виде: надрыва девственной плевы, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и не расценивающийся как вред здоровью.

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Это требование закона по настоящему делу судом не выполнено.

К выводу о виновности Г. в совершении преступления суд пришел на основании показаний потерпевшей М. (Г.), свидетелей М., М., М., К., Т., Ч., протокола проверки показаний потерпевшей на месте, протокола осмотра места происшествия, заключений экспертов, а также некоторых других, приведенных в приговоре доказательств.

Между тем, допрошенная в судебном заседании 1 декабря 2006 года потерпевшая М. пояснила, что она знала Г. и с февраля 2004 года общалась с ним, между ними складывались очень хорошие отношения, против которых были ее родители. Она любила Г. и желала быть вместе с ним. Родители обручили ее с А., за которого она не желала выходить замуж. 30 августа 2004 года она договорилась с Г. встретиться, намереваясь уехать жить к нему. Вечером 30 августа 2004 года она встретилась с Г. на заправке на Боровском шоссе в г. Москве и уехала вместе с ним в район Коломенского к знакомому Г., у которого переночевала вместе с Г. Ночью она вступила в половую связь с Г., сделала она это добровольно, никакого насилия Г. к ней не применял. На следующий день, 31 августа 2004 года она вместе с Г. поехала к юристу, который составлял какие-то документы, которые она подписывала, потом она поехала в университет, где учился Г. Сотрудникам милиции она сказала в университете, что Г. ее не похищал. Затем ее и Г. отвезли в ОБОП ЗАО г. Москвы, где от нее сотрудники милиции получили объяснение, а потом их отвезли в ОВД Ново-Переделкино, откуда ее забрал отец. В объяснении сотрудникам милиции она поясняла, что никакого преступления в отношении нее Г. не совершал, 30 августа 2004 года она с ним уехала сама, т.к. хотела жить у него, а не со своими родителями. Телесные повреждения 30 августа 2004 года Г. ей не причинял, а колготки у нее были порваны еще до встречи с Г.

В связи с противоречиями, в соответствии со ст. 281 УПК РФ были оглашены показания потерпевшей М., которые она давала в ходе предварительного расследования и в суде, при слушании дела в 2005 году, а также просмотрены видеоматериалы при проведении проверки показаний на месте с участием М.

По поводу оглашенных показаний М. пояснила, что в ходе следствия и при рассмотрении дела судом в 2005 году она была вынуждена оговорить Г. в совершении похищения и изнасилования, т.к. боялась своих родителей и родственников, которые были против ее отношений с Г.

В ходе судебного заседания 5 декабря 2006 года М. дала показания, из которых следует, что 30 августа 2004 года, вечером, она находилась на собрании в школе N 2002 г. Москвы. После собрания она с сестрой и братом пошла домой. На улице к ней подошел Г. и стал насильно усаживать ее в припаркованную автомашину. Она не хотела с ним ехать, сопротивлялась, кричала, при этом Г. угрожал ей. После того, Г. насильно усадил ее в машину, она вместе с ним уехала на какую-то квартиру. Она долго находилась в комнате данной квартиры, при этом просила Г. отпустить ее. Потом Г. стал раздевать ее, она поняла, что он хочет вступить с ней в половую связь, она сопротивлялась, но Г., угрожая ей, применяя силу, раздев ее, совершил с ней половой акт, против ее воли. Она просила не совершать с ней половой акт, однако Г. ее не слушал, заявляя, что все будет так, как он хочет. На следующий день она ездила вместе с Г. в университет МВД, а потом в ОБОП ЗАО г. Москвы, где она сотрудникам милиции в своих объяснениях сообщила, что никакого похищения и насилия со стороны Г. не было. Тогда она не рассказала правду о происшедших событиях, опасаясь Г. Свои показания, которые она дала в ходе судебного заседания 1 декабря 2005 года, она объяснила жалостью к Г., поскольку он длительное время находится в местах лишения свободы и она давно простила его. Никакого насилия к ней со стороны родителей и родственников не применялось.

В судебном заседании 19 февраля 2007 года М. показала, что никаких противоправных действий в отношении нее Г. не совершал. На прошлом судебном заседании она давала показания под давлением своих родственников, просила оправдать Г.

В судебном заседании 16 марта 2007 года М. подтвердила свои показания, данные ею 1 декабря 2006 года и 19 февраля 2007 года. При этом она показала, что вынуждена была оговорить Г. под давлением своих родственников, которые ее били и словесно угрожали. 19 февраля 2007 года она ушла из дома и в настоящий момент на нее никто не оказывает давления.

Оценивая показания потерпевшей М., суд признал достоверными ее показания в ходе предварительного следствия, в части описания противоправных действий Г., связанных с совершением изнасилования. При этом суд исходил из того, что в ходе всего предварительного расследования М. давала последовательные показания об обстоятельствах совершенного Г. преступления, которые она подтвердила при проведении проверки показаний на месте и при проведении очной ставки с Г.

Однако с такой оценкой судом показаний потерпевшей нельзя согласиться по следующим основаниям.

В судебном заседании потерпевшая пояснила, что оговорила Г. под давлением своих родственников, которые ее били и угрожали, что убьют Г. На предварительном следствии ей приходилось заучивать свои показания по бумажке, ею в правоохранительные органы были поданы заявления о привлечении к уголовной ответственности родственников, вынудивших ее дать ложные показания против Г.

Эти обстоятельства остались без внимания суда и не нашли отражения в приговоре.

Показания потерпевшей М. о невиновности Г. частично подтверждаются показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей.

Так, свидетель К. показал, что 30 августа 2004 года ему позвонил Г. и спросил, можно ли приехать к ним в гости, он ответил, что можно. Они встретились, Г. был с М., которую он (К.) до этого не знал. У нее с собой был торт. М. сказала, что была обручена со своим двоюродным братом, но она уже 5 лет дружит с Г., поэтому решила с ним уйти. Примерно в 1 час ночи К. с Г. вышли, чтобы поставить машину на стоянку, потом купили арбуз и пошли домой. При этом М. оставалась дома с супругой К. Никакого насилия к М. Г. не применял, ее свобода ничем не была ограничена, если бы она захотела, то могла встать и уйти. Г. и М. ночевали в соседней комнате. Никакого крика из комнаты, где они ночевали, он (К.) не слышал. Наутро он с женой ушел из квартиры, а Г. и М. оставались. Он понял, что ночью Г. вступал в половую связь с М., и по обычаю, через несколько дней они должны были пожениться.

Свидетели А. и Г. дали подробные показания об отношениях Г. с М., их встречах, передачи записок, поездок, а также об имевших место фактах избиения М. родственниками.

Данные показания необъективно изложены в приговоре суда и должным образом не оценены.

Свидетель К. показал, что 31 августа 2004 года к нему обратился отец Г. и попросил проконсультировать его сына и его невесту. Они приехали к нему домой, где сказали, что хотят пожениться, но нет согласия родителей невесты. М. при этом сказала, что если родители все узнают, то ее будут бить. Она также сказала, что любит Г., что он ее не похищал. Он составил 5 документов: рапорт начальнику курса Т., заявление Г. и М. начальнику курса Т., начальнику управы о разрешении на вступление в брак, заявление в ЗАГС по месту жительства и доверенность от Г. и М., после чего они все вместе поехали для дальнейшего разбирательства в МУ МВД РФ.

Показания указанного свидетеля не приведены в приговоре, хотя они имели существенное значение для выводов суда при вынесении судебного решения.

Свидетель Т. (начальник курса факультета подготовки следователей МУ МВД РФ) показал, что 31 августа 2004 года он встретил возле входа в университет Г. с М. Они были сопровождены им на территорию университета, при этом Г. и М. шли вместе и держались за руки. У него сложилось впечатление, что они влюблены друг в друга.

Свидетель Ч., оперуполномоченный ОБОП СКМ УВД ЗАО дал показания о том, что 31 августа 2004 года в ходе беседы, М. пояснила ему, что никто никого не похищал, она добровольно уехала с Г., что впоследствии подтвердила в своем заявлении.

Показания свидетелей Т. и Ч. свидетельствуют, что 31 августа 2004 года М. добровольно приехала с Г. в МУ МВД РФ и давала объяснения о том, что никаких противоправных действий в отношении нее не совершалось, без угроз и принуждения со стороны Г.

Что касается показаний несовершеннолетних свидетелей М., М., а также свидетеля К. о том, что потерпевшая М. была против ее воли помещена Г. в неустановленный автомобиль и увезена им от школы с применением насилия, то они не свидетельствуют о совершении Г. преступления, за которое он был осужден, поскольку об отношениях Г. и потерпевшей и событиях, имевших место в квартире по адресу: Москва, Кленовый бульвар, д. 24, кв. 119, им ничего неизвестно.

Таким образом, из исследованных судом доказательств нельзя сделать бесспорный вывод о виновности Г. в преступлении, за которое он осужден настоящим приговором.

Учитывая, что в соответствии с п. 3 ст. 49 Конституции РФ, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, состоявшийся по делу приговор нельзя признать законным и обоснованным, а поскольку все возможности для собирания доказательств исчерпаны, приговор подлежит отмене, а дело прекращению на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

При этом за Г. должно быть признано право на реабилитацию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 406, 407 УПК РФ, президиум постановил:

надзорные жалобы адвоката Я. в защиту интересов осужденного Г., адвоката Д. в защиту интересов потерпевшей Г. (М.) и потерпевшей Г. (М.) - удовлетворить.

Приговор Солнцевского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2007 года в отношении Г. - отменить, а уголовное дело производством прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Признать за Г. право на реабилитацию.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 25 октября 2007 г. N 44у-1121/07


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.