Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2002 г. N 73-Г02-7 Суд отменил решение квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий мирового судьи, поскольку повторное изготовление протоколов судебных заседаний проводилось с целью устранения нарушений процессуального законодательства, а не с целью их фальсификации

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2002 г. N 73-Г02-7


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 августа 2002 г. кассационную жалобу П.А.Н. на решение Верховного Суда Республики Бурятия от 18 июня 2002 г. по делу об обжаловании решения квалификационной коллегии судей Республики Бурятия от 12 марта 2002 г. о прекращении ее полномочий судьи.

Заслушав доклад судьи В.В.П. Судебная коллегия установила:

П.А.Н. с апреля 2000 г. работала мировым судьей 4-го судебного участка Железнодорожного района г. Улан-Удэ.

Решением квалификационной коллегии судей Республики Бурятия от 12 марта 2002 г. ее полномочия судьи досрочно прекращены по пункту 1 ст. 12-1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в фальсификации протоколов судебных заседаний по гражданским делам.

Оспаривая законность данного решения, П.А.Н. обратилась в суд с жалобой о его отмене, о восстановлении в должности мирового судьи и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. В обоснование своей жалобы указала, что, осуществляя контроль за правильность# написания и оформления протоколов судебных заседаний и установив, что некоторые из них изготовлены и подписаны не тем секретарем, который участвовал в судебном заседании, потребовала от секретаря Г., принимавшего участие в рассмотрении дел, переписать и подписать эти протоколы, как того требует гражданско-процессуальное законодательство. В материалы дел были подшиты исправленные протоколы, а испорченные остались у Г. и использовались ею в качестве образцов, а при возникновении конфликта с ней - судьей в связи с предъявляемыми к ней требованиями по надлежащему исполнению служебных обязанностей Г. предъявила их руководству суда в качестве сфальсифицированных судебных документов.

Решением суда Республики Бурятия от 18 июня 2002 г. в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе П.А.Н. просит об отмене решения суда и удовлетворении ее заявления, ссылаясь на те же обстоятельства, а также на незаконность состава квалификационной коллегии судей Республики Бурятия.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и квалификационных коллегий судей Республики Бурятия от 12 марта и 11 января 2002 г., обозрев приобщенные к делу гражданские дела - 2-193, 2-162, 2-164, 2-169, находит решение суда подлежащим отмене с вынесением по делу нового решения об удовлетворении жалобы П.А.Н. по следующим основаниям.

Прекращая досрочно ее полномочия мирового судьи, квалификационная коллегия судей республики Бурятия указала на совершение ею дисциплинарного проступка, выразившегося в фальсификации протоколов судебных заседаний за 31 мая 2001 г. по гражданским делам - 2-179, 2-164, 2-169; за 7 апреля 2001 г. - по делу 2-139; за 4 июня 2001 г. по делу - 2-162, и в подтверждение данного вывода сослалась на представленные руководству суда секретарем судебного участка Г.М.Д. через семь месяцев после рассмотрения этих дел дубликатов протоколов, где секретарями значились Г. и Ш., а не Г., как это указано во вшитых в дела протоколах, и которая отрицала свое участие в рассмотрении дел в качестве секретаря судебного заседания.

Между тем, указанные доводы, с которыми согласился и суд, не основаны на законе и материалах дела.

В соответствии со ст. 228 ГПК РСФСР председательствующий несет ответственность за полное и объективное отражение в протоколе всего хода судебного заседания, в связи с чем он обязан перед подписанием протокола внимательно ознакомиться с его содержанием и предложить секретарю внести в текст необходимые исправления или дополнения. Изготовленный и подписанный председательствующим и секретарем судебного заседания протокол вшивается в дело, после чего он приобретает значимость судебного документа.

Таким образом, необходимость проведения тщательной работы над протоколом, в том числе путем его переписки корректировки, предусмотрена самим законом, о чем свидетельствует и установленный им (ч. 3 ст. 228 ГПК РСФСР) срок на изготовление и подписание протокола.

Как видно из рассмотренных под председательством П.А.Н. дел - 2-164 2-169 2-193 и 2-162, протоколы за 31 мая 2001 г., 7 и 4 июня 2001 г. подписаны ею и секретарем Г.М.Д., двойных (за одной и той же датой) протоколов не имеется.

Замечаний или каких-либо жалоб на допущенные в них ошибки, в том числе, на неправильное указание в протоколах и судебных постановлениях (решениях и определениях) лица, участвующего в качестве секретаря судебного заседания, от сторон не поступало.

Согласно утверждениям П.А.Н., представленные секретарем Г. протоколы, под номерами 2-164, 2-169, 2-193, хотя ею и подписаны, являются рабочими, испорченными и в дела не вшивались, поскольку названные в них в качестве секретарей судебных заседаний Г. и Ш. в рассмотрении дел участие не принимали, но изготовили их в помощь Г., участвующей в судебных заседаниях и не имеющей опыта в данной работе - к этому времени она отработала в суде всего два месяца (л.д. 11 материалов квалификационной коллегии).

Осуществляя возложенный на нее законом (ст. 228 ГПК РСФСР) контроль за правильностью изготовления и оформления протоколов в целях соблюдения требования закона об объективном отражении хода судебного разбирательства, П.А.Н. законно предложила Г. переписать недействительные протоколы за своей подписью, что ею и было сделано.

Указанные обстоятельства и доводы заявительницы ничем не опровергнуты и, более того, подтверждены объяснениями секретарей Г. и Ш., отрицавшим свое участие в разбирательстве дел в качестве секретарей судебных заседаний по указанным делам (л.д. 4, 6, 32, 33 квалификационной коллегии).

В то же время с учетом изложенного объективность и достоверность объяснений Г. по факту переписки протоколов вызывает сомнение и требует критического подхода из-за ее конфликтных отношений с судьей П.А.Н., вызванных предъявляемыми ею к секретарю судебного участка Г. требованиями в связи с ненадлежащим исполнением служебных обязанностей по ведению делопроизводства, о чем свидетельствуют неоднократные проверки ее работы, в том числе и судебным департаментом, и потому не могли быть приняты во внимание при проверке обстоятельств переписки протоколов (материалы квалификационной коллегии за 12.01.2002 г.).

Согласно толковому словарю слово "фальсификация" означает подделку, подмену чем-нибудь с целью выдать за подлинное, настоящее с целью извлечения определенной выгоды.

Признавая действия П. по исправлению протоколов в части замены в них одного секретаря на другого фальсификацией, ни квалификационная коллегия судей, ни суд не опровергли изложенных выше доводов заявительницы и не привели мотивов на ее вопрос: "зачем и с какой целью ей - судье надо было переписывать за подписью Г. протоколы, изготовленные секретарями Г. и Ш., если они же, как утверждает Г., участвовали при разбирательстве этих дел?"

Как видно из дела и приобщенных к нему материалов, единственной целью переписки протоколов было их изготовление в соответствии с требованием закона, что является непосредственной обязанностью судьи. Именно это признавала П.А.Н., давая объяснения по обвинению ее в совершении дисциплинарного проступка.

Таким образом, указанные действия П.А.Н. никакого отношения к фальсификации судебных документов (протоколов) не имеют, к числу дисциплинарных проступков относится# не могут и, следовательно, применение к ней квалификационной коллегией судей дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий мирового судьи является незаконным.

Что же касается вывода квалификационной коллегии судей и суда первой инстанции о фальсификации П.А.Н. протокола от 4 июня 2001 г. по делу 2-162, то он мировым судьей не подписан и потому оснований для обсуждения этого вопроса не имеется (л.д. 122 подлинных материалов квалификационной коллегии).

Доводы суда о том, что Г. являлась секретарем судебного участка, в ее "компетенцию не входили полномочия по выполнению функций секретаря судебного заседания и судья П.А.Н. неправомочна была привлекать Г. к рассмотрению дел в качестве секретаря судебного заседания", изложенных выше доводов относительно ее фактического участия в рассмотрении дел не опровергают.

Факт же отмены судебных решений в надзорном порядке с учетом изложенных выше обстоятельств доказательством совершения мировым судьей дисциплинарного проступка - фальсификации протоколов служить не может.

Кроме того, признавая П.А.Н. виновной "в грубом нарушении норм гражданско-процессуального закона при отправлении правосудия, что привело к фальсификации протоколов судебного заседания и вынесении незаконных решений", как квалификационная коллегия судей Республики, так и суд первой инстанции на нарушение мировым судьей конкретных норм этого закона не сослались, более того, после отмены решений в надзорном порядке по делам - 2-169 и 2-164 нового разбирательства спора не состоялось (прекращено и оставлено без рассмотрения соответственно), так как стороны претензий к законности отменных решений не имели, а по делу 2-193 протест в надзорном порядке вообще не приносился.

При таком положении решение суда является незаконным и подлежит отмене на основании п.п. 3, 4 ст. 306 ГПК РСФСР ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела и неправильного применения нормы материального права - п. 1 ст. 12-1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями по состоянию на 15.12.2001 г.).

В связи с тем, что оснований для дополнительного исследования обстоятельств по делу не имеется, судебная коллегия считает необходимым, не передавая дело для повторного рассмотрения, вынести по делу новое решение об удовлетворении заявленного П.А.Н. требования об отмене решения квалификационной коллегии судей Республики Бурятия.

Данное решение является основанием для возобновления П.А.Н. своих полномочий мирового судьи и выплаты ей заработной платы за время вынужденного прогула и потому дополнительного решения на этот счет выносить не требуется.

Вместе с тем, в случае возникновения спора по поводу заработной платы заявительница вправе обратиться с этим требованием в соответствующий суд.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 294, 311, п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Бурятия от 18 июня 2002 г. отменить и вынести по делу новое решение.

Жалобу П.А.Н. удовлетворить.

Решение квалификационной коллегии судей Республики Бурятия от 12 марта 2002 г. о досрочном прекращении полномочий мирового судьи четвертого судебного участка Железнодорожного района г. Улан-Удэ Республики Бурятия П.А.Н. с 12 марта 2002 г. отменить.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 августа 2002 г. N 73-Г02-7


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.