Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14 О признании частично недействующим Закона Республики Карелия от 20 июля 1995 г. N 65-ЗРК "О нотариате"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 августа 2002 года дело по заявлению Прокурора Республики Карелия о признании отдельных положений Закона Республики Карелия "О нотариате" от 20.07.1995 г. противоречащими федеральному законодательству по кассационным жалобам Председателя законодательного собрания Республики Карелия и Главы Республики Карелия на решение Верховного Суда Республики Карелия от 20 июля 2002 года, которым постановлено: заявление Прокурора Республики Карелия удовлетворить. Признать противоречащими части 4 статьи 1 Основ законодательства Российской Федерации "О нотариате", недействующими и не подлежащими применению следующие положения Закона Республики "О нотариате" от 20.07.95 г.: - слова "компетенцию органов местного самоуправления" в части 1 статьи 1, - часть 4 статьи 2, - слова "и должностные лица органов местного самоуправления" части 1 статьи 6, - статью 33, - часть 2 статьи 34, - часть 2 статьи 36, - слова "и должностное лицо органов местного самоуправления" в части 1 и слова "или в органе местного самоуправления" в части 3 статьи 36, - слова "или должностным лицом органа местного самоуправления" в части 1 и слова "или помещении органов местного самоуправления" в части 2 статьи 37, - слова "и должностные лица органов местного самоуправления" в части 1 статьи 40 и в части 1 статьи 43, - слова "органа местного самоуправления" в части 1 статьи 47, - слова "или должностными лицами органов местного самоуправления" в части 1 и слова "и должностные лица органов местного самоуправления" в части 3 статьи 48, - слова "в делах органов местного самоуправления" в части 1 статьи 49, - слова "и должностные лица органов местного самоуправления" в статье 50, - слова "должностные лица органов местного самоуправления" и "или органе местного самоуправления" в части 1 статьи 54, - слова "в делах органа местного самоуправления" в части 1 и слова "должностное лицо органа местного самоуправления" в части 2 статьи 56, - слова "а в населенных пунктах, где нет государственных нотариальных контор - должностные лица органов местного самоуправления, совершающие нотариальные действия" и слова "либо должностным лицам органов местного самоуправления" в части 1, слова "или должностное лицо органа местного самоуправления" в части 2 и слова "или должностными лицами органов местного самоуправления" в части 3 статьи 57, - слова "и должностные лица органов местного самоуправления" в части 1 статьи 58, - слова "должностные лица органов местного самоуправления" в части 1 и слова "органа местного самоуправления" в части 2 статьи 73, - слова "должностным лицом органа местного самоуправления" в статье 74, - слова "должностное лицо органов местного самоуправления" в части 1 и слова "должностные лица органов местного самоуправления" в частях 3 и 5 статьи 76. Признать противоречащими статьям 3, 18, 22 Гражданского кодекса РФ, недействующими и не подлежащими применению следующие положения Закона Республики Карелия "О нотариате" от 20.07.95 г. - часть 1 статьи 9, - статью 12.,

Признать противоречащими пунктам 4 и 5 статьи 1, подпункту "б" части 1 статьи 5 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ"; статьи 11 ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ"; статьям 1, 35, 36, 37 Основ законодательства РФ "О нотариате", не действующими и неподлежащими применению следующие положения Закона РК "О нотариате" от 20.07.95 г. - статью 8, - части 1 и 2 статьи 9, - статьи 31, 32, 33.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И.Е., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации А.В.Ф., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Республики Карелия обратился в суд с заявлением, в котором просил признать отдельные положения Закона Республики Карелия "О нотариате" от 20 июня 1995 года противоречащими федеральному законодательству, а именно: слова "компетенцию органов местного самоуправления" в части 1 ст. 1, часть 4 ст. 2, слова "должностные лица органов местного самоуправления" в части 1 ст. 6, статья 33; слова "органы местного самоуправления" в соответствующем падеже в ч. 2 ст. 34, в ч. 1 ст. 36, в ч. 1 ст. 37, в ч. 1 ст. 40, в ч. 1 ст. 43, в ч. 1 ст. 47, в ч. 1 и 3 ст. 48, в ч. 1 ст. 49, в ст. 50, в ч. 1 ст. 54, в ст. 56, в ст. 57, в ч. 1 ст. 58, в ч. 1 и 2 ст. 73, в ст. 74, в частях 1, 3, 5 ст. 76; ч. 2 ст. 36, слова "или помещении органов местного самоуправления" в ч. 2 ст. 37 республиканского закона противоречащими части 4 статьи 1 Закона РФ "Основы законодательства Российской Федерации о нотариате". Прокурор просил признать противоречащими пунктам 4 и 5 статьи 1, подпункту "б" части 1 статьи 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и статьи 11 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" статью 8 и часть 2 статьи 9 Закона Республики Карелии; противоречащими статьям 3, 18, 22 ГК РФ часть 1 статьи 9 и статью 12 республиканского закона. В обоснование заявления прокурор указал, что указанный Закон Республики Карелии принят по предмету совместного ведения и что в соответствии со ст. 76 Конституции РФ, ст. 5 Федерального Закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" законы субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам.

В дополнительном исковом заявлении прокурор уточнил и дополнил требования. Прокурор просил дополнительно признать противоречащими статьи 1 "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" статьи 31, 32, часть 3 ст. 36 республиканского закона; и уточнил требования о признании противоречащими названному федеральному закону частей 1 и 2 статьи 56, частей 1, 2, 3 статьи 57 Закона РК.

В судебном заседании прокурор поддержал заявленные требования.

Представитель Главы Республики Карелия с заявлением прокурора согласился частично, поддержал требования прокурора о признании статьи 8, частей 1 и 2 статьи 9, статьи 12 Закона РК "О нотариате" противоречащими федеральному законодательству. Остальные требования прокурора просила оставить без удовлетворения.

Представитель Управления Министерства юстиции РФ по РК поддержал заявление прокурора частично, считая, что Закон РК "О нотариате" правомерно возложил обязанности по совершению нотариальных действий на должностных лиц органов местного самоуправления и в этой части республиканский закон не противоречит федеральному законодательству.

Представитель Законодательного Собрания РК с заявлением прокурора не согласился, пояснив, что Законом РФ "О местном самоуправлении" предусмотрены полномочия поселковой, сельской администрации по совершению в соответствии с законодательством нотариальных действий. Воспроизводя некоторые нормы в республиканском законе, относящиеся к предмету ведения РФ, законодатель исходил из принципа целесообразности и логической завершенности принимаемого акта.

По делу постановлено указанное выше решение.

Председатель законодательного собрания Республики Карелия подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым отказать в удовлетворении заявления суд не учел данные обстоятельства и неправильно применил материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Как видно из дела, Закон Республики Карелия "О нотариате" принят Палатой Республики Законодательного Собрания Республики Карелия и подписан Председателем Правительства Республики Карелия 20 июня 1995 года, опубликован в Собрании Законодательства РК в N 9 за 1995 год. В данный Закон внесены изменения и дополнения законами Республики Карелия от 1 октября 2001 г. и от 28 февраля 2002 г.

Суд правильно указал в решении, что предметом правового регулирования Закона РК "О нотариате" являются общественные отношения в сфере нотариата и это согласно подпункту "л" пункта 1 статьи 72 Конституции РФ находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а в соответствии со ст. 76 Конституции РФ нормативные правовые акты субъектов РФ, регулирующие вопросы совместного ведения, не должны противоречить федеральным законам.

Дав анализ действующему законодательству, суд пришел к выводу о том, что некоторые положения Закона РК противоречат федеральному законодательству. Так, в части 4 статьи 1 "Основ законодательства Российской Федерации" (далее Основ) установлено, что в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий. Республиканский закон в нарушение федеральной нормы определяет права не органов государственной власти, а органов местного самоуправления в указанной сфере, и регулирует содержание указанных прав.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" местное самоуправление в Российской Федерации - признаваемая и гарантируемая Конституцией РФ, самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций. Согласно ст. 12 Конституции РФ, статьям 6 и 8 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, их структура определяется населением самостоятельно. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Основ нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Конституциями республик в составе Российской Федерации, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

При таком положении суд правильно указал, что наделение полномочиями по совершению нотариальных действий органов местного самоуправления и (или) должностных лиц органов местного самоуправления в некоторых статьях республиканского закона противоречит ч. 4 статьи 1 "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате".

Поскольку статья 71 (пункт "г") Конституции РФ относит вопросы установления порядка организации и деятельности федеральных органов власти к предметам исключительного ведения РФ, а согласно статьи 11 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" правовое регулирование по предметам ведения Российской Федерации осуществляется федеральными конституционными законами, и федеральными законами, имеющими прямое действие на всей территории Российской Федерации, то субъект Российской Федерации не вправе включать в нормативные правовые акты нормы, определяющие компетенцию федеральных органов государственной власти и их территориальных подразделений. Однако, ч. 1 статьи 8 и ч. 2 статьи 9 Закона Республики Карелия определяют обязанности федерального органа исполнительной власти - Министерства юстиции РФ и его территориального органа. При таком положении суд пришел к выводу о том, что ч. 1 ст. 8 и ч. 2 ст. 9 республиканского закона приняты с нарушением компетенции органов власти Республики и противоречат вышеуказанным федеральным законам.

С учетом того, что ч. 1 статьи 9 Закона РК устанавливает, что нотариальной деятельностью в Республике Карелия вправе заниматься гражданин РФ, получивший лицензию на право этой деятельности, то суд пришел к выводу о том, что лицензирование нотариальной деятельности является ограничением граждан в правоспособности, а согласно пункту 1 статьи 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Поскольку установить лицензирование нотариальной деятельности возможно только федеральным законом, то субъект РФ не вправе устанавливать подобные ограничения в своих нормативных правовых актах и суд правильно указал в решении, что ч. 1 ст. 9 республиканского закона также принята с нарушением компетенции органов власти республики.

Поскольку вопросы страхования граждан и их деятельности являются предметом регулирования гражданского законодательства, урегулированы Основами, содержащими нормы прямого действия, и не могут регулироваться нормативными правовыми актами субъекта, поэтому суд пришел к выводу, что статья 12 республиканского закона в части, устанавливающей обязанность нотариуса заключить договор страхования своей деятельности, запрещающей выполнение нотариусом своих обязанностей без этого договора и определяющей требования к размеру страховой суммы, принята с нарушением компетенции субъекта РФ.

Давая оценку всем доказательствам, суд правильно пришел к выводу о том, что распространение действия федеральных законов на территории республик специальными законодательными актами республик противоречит понятию исключительного федерального ведения.

В связи с тем, что Перечень нотариальных действий определен Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, иные нотариальные действия могут быть предусмотрены только федеральным законодательством, то статьи 31-33 республиканского закона, которые устанавливают перечень нотариальных действий, противоречат федеральному законодательству.

Кроме того, совершение некоторых нотариальных действий связано с возникновением, прекращением и изменением гражданских правоотношений, что является предметом ведения Российской Федерации, поэтому в части определения порядка осуществления нотариальных действий, связанных с гражданскими правоотношениями, указанные статьи также противоречат федеральному законодательству.

Доводы в жалобах о том, что выводы суда противоречат закону РФ "О местном самоуправлении", которым предусмотрены определенные полномочия поселковой и сельской администрации, в том числе и по совершению нотариальных действий в соответствии с законодательством, не свидетельствуют о неправильности постановленного по делу решения. Поскольку такими полномочиями указанные лица могут быть наделены лишь в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, которым в настоящее время такие полномочиями указанные лица не наделены.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Республики Карелия от 20 июля 2002 года оставить без изменения, кассационную жалобу председателя законодательного собрания Республики Карелия Н.И.Л. и главы Республики Карелия С.Л.К. - без удовлетворения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.