Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2002 г. N 77-В02пр-9 Дело направлено на новое рассмотрение для дачи правовой оценки спорным договорам купли-продажи и привлечения центра регистрации недвижимости к участию в деле

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2002 г. N 77-В02ПР-9


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 июня 2002 г. гражданское дело по иску Б. к ОАО "Липецкий домостроительный комбинат" и Б. о признании недействительными договоров от 06.08.97 г. купли-продажи квартир по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Левобережного районного суда г. Липецка от 2 ноября 1999 г. и постановление президиума Липецкого областного суда от 28 сентября 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., объяснения процессуального правопреемника истицы в лице ее дочери Б., а также Б., возражавшего против удовлетворения протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Г., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия установила:

обратившись в суд с иском к ОАО "Липецкий домостроительный комбинат" ("ЛДСК") и Б. о признании недействительными договоров от 06.08.97 г. купли.продажи# квартир NN 3 и 4 по улице Шевченко, 5, в г. Липецке, Б., в обоснование своих требований указала, что данные квартиры не являлись собственностью ОАО "ЛДСК" на момент совершения сделки, находились в ее собственности. Б. превысил полномочия, данные ему по ее доверенности от 26.07.96 г., отозвал исполнительный лист о взыскании в ее пользу 423 610 792 руб. и 24.08.97 г. заключил соглашение с ОАО "ЛДСК", по которому указанные квартиры были переданы ему в собственность с заключением договоров купли-продажи, но в счет погашения ее материального ущерба на 228 220 000 руб. и уступкой ему дополнительно права требования 195 410 792 неденоминированных рублей с АОЗТ "Зеленый Мир", тогда как Б. денег за эти квартиры в "ЛДСК" и ей лично не платил, получил неосновательное обогащение, более того, в квартире N 3 живет семья ее младшей дочери с несовершеннолетним ребенком - ее внуком, а согласие органа опеки и попечительства на отчуждение этой квартиры не получено.

Решением Левобережного райсуда г.Липецка от 02.11.99 г. требования истицы оставлены без удовлетворения.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Протест заместителя прокурора Липецкой области на вышеуказанное судебное решение отклонен.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что Б. 26.07.96 г. выдала нотариально удостоверенную доверенность на ведение гражданских дел Б. (л.д. 12), в которой перечислены предоставленные ему полномочия. По данной доверенности Б. представлял интересы Б. по ее иску к ОАО "Липецкий домостроительный комбинат" о возмещении ущерба.

Решением Правобережного суда г. Липецка от 11.12.96 г. иск Б. удовлетворен, договор от 16.10.96 г., заключенный между ней и ОАО "ЛДСК" на продажу квартир NN 3 и 4 по ул. Шевченко,5, в г. Липецке расторгнут. В ее пользу с ответчика взыскан материальный ущерб в размере 416 910 655 руб., моральный вред - 5 млн. руб., судебные расходы - 1 700 137 руб., а всего - 423 610 792 руб. Данное решение суда сторонами не обжаловалось и вступило в законную силу 23.12.96 г.

Во исполнение решения суда был выписан исполнительный лист на взысканную сумму и выставлен на расчетный счет ответчика.

По заявлению Б. от 22.07.97 г. исполнительный лист отозван. Он суду пояснил, что исполнительный лист отозван в связи с заключением между ним и ОАО "ЛДСК" соглашения об исполнении решения Правобережного суда г. Липецка от 11 декабря 1996 г. (л.д. 30), согласно п. 3 которого акционерное общество передает ему спорные квартиры в собственность по отдельному договору купли-продажи в счет погашения материального ущерба Б. Данное соглашение было заключено ввиду отсутствия у должника ОАО "ЛДСК" денежных средств.

Суд пришел к выводу, что Б. действовал в рамках полномочий, предоставленных ему доверенностью от 26.07.96 г., пользуясь непосредственно правами получения имущества либо денег, а действия по отзыву исполнительного листа непосредственно связаны с заключением соглашения от 24.06.97 г.

С суждением суда нельзя согласиться, так как оно сделано с нарушением норм материального и процессуального права.

В силу ст. 45 ГПК РСФСР полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Полномочия по отзыву исполнительного листа и по заключению соглашения Б. в доверенности от 26.07.96 г. не предоставлялись, а следовательно, он не вправе был их совершать. Его действия доверителем впоследствии не одобрены (л.д. 50).

Из дела усматривается, что Б. был открыт 30.12.96 г. лицевой счет в Сбербанке на свое имя, специально для перечисления взысканных с ОАО "ЛДСК" денежных сумм.

Более того, действия по заключению соглашения и по отзыву исполнительного листа совершены не в интересах Б. Решение Правобережного суда г. Липецка от 11.12.96 г. осталось неисполненным.

В нарушение требований ст. 56 ГПК РСФСР судом не дана правовая оценка соглашению от 24.07.97 г. (л.д. 30). Данным соглашением ответчики фактически изменили способ исполнения решения Правобережного суда г. Липецка от 11.12.96 г., которым в пользу Б. взысканы деньги, а не имущество.

Нельзя согласиться и с выводами суда о правильности действий Б. по заключению договоров купли-продажи спорных квартир ввиду выезда Б. за границу и невозможности при таких обстоятельствах оформления имущества на ее имя, а в доверенности не имелось указаний об обязанности Б. оформить получение имущества на какое-либо конкретное лицо. Решением суда в пользу Б. взыскана денежная сумма, которую Б. согласно доверенности имел право получить, не изменяя способа исполнения решения суда.

Не дана судом правовая оценка и самим договорам купли-продажи квартир, хотя их законность вызывает сомнения.

Так, договор купли-продажи квартиры N 3 заключен 06.08.97 г., а доверенность представителю АОА# "ЛДСК" Титовой С.Г. на совершение сделки выдана 14.08.97 г., т.е. сделка заключена неправомочным лицом.

Как следует из показаний Б. и представителя ОАО "ЛДСК", договоры купли-продажи квартир ими заключены с целью исполнения решения Правобережного суда от 11.12.96 г. (л.д. 33 обор.#, 34, 35 обор., 59, 59 обор., 78, 80), Б. действовал как представитель интересов Б. Следовательно, договора купли-продажи должны быть оформлены на имя Б. Коль скоро Б. действовал как представитель Б. при заключении оспариваемых сделок, то согласно ст. 971 ГК РФ права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.

В п. 2 договоров указано, что спорные квартиры принадлежат продавцу на основании договора мены от 1995 года. Данному обстоятельству судом не дана надлежащая оценка, хотя истица оспаривает приобретение ответчиком права собственности на эти квартиры.

По решению Правобережного суда г. Липецка от 11.12.96 г. договор от 16.10.96 г. расторгнут, а не признан недействительным, что влечет различные правовые последствия. Поэтому договора# мены от 1995 года нельзя признать надлежащими правоустанавливающими документами, подтверждающими право собственности ОАО "ЛДСК" на спорные квартиры.

Кроме того, решением Правобережного суда г. Липецка от 11.12.96 г. определен момент перехода права собственности на спорные квартиры от Б. к ОАО "ЛДСК" - после окончательного расчета с истицей. Решение суда вступило в законную силу и имеет преюдициальное значение.

Договор купли-продажи предусматривает передачу товара покупателю и получение денег продавцом. Ответчики суду пояснили, что расчет не производился, договоры заключены для погашения долга Б. (л.д. 35 обор.). Совершенные Б. сделки Б. не одобрены, поэтому их нельзя признать законными.

Более того, переданные Б. квартиры им не оплачены, т.е. обязательства покупателя по договорам не исполнены.

В квартире N 3 дома N 5 по ул. Шевченко проживает несовершеннолетний. При продаже данной квартиры в нарушение ст. 292 ГК РФ не истребовалось согласие органа опеки и попечительства на отчуждение, что в силу ст. 168 ГК РФ влечет признание сделки недействительной.

Нельзя согласиться с выводами суда о том, что Б. при расторжении договора распорядилась судьбой несовершеннолетнего внука, поэтому согласия органа опеки и попечительства при заключении сделки 6 августа 1997 г. не требовалось. Как следует из материалов дела несовершеннолетний внук Блинковой являлся членом семьи собственника, проживал и продолжает проживать в спорной квартире со своей матерью, что не оспаривается сторонами (л.д. 46, 59 обор.). При расторжении договора судьба членов семьи собственника судом не решалась.

Доказательств непроживания в квартире N 3 несовершеннолетнего ответчиком не представлено. Данный вопрос судом не проверялся. Имеющиеся в деле ксерокопии квитанций об оплате за квартиру (л.д. 38, 39) не могут служить доказательством непроживания в спорной квартире, т.к. они не заверены надлежащим образом.

Кроме того, истицей заявлены требования о признании регистрации права собственности на спорные квартиры за Б. недействительной, однако центр регистрации недвижимости не привлечен к участию в деле.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные постановления не могут быть признаны законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия определила:

решение Левобережного суда г. Липецка от 02.11.99 г. и постановление президиума Липецкого облсуда от 28.09.2000 г. отменить и дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2002 г. N 77-В02пр-9


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.