Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2002 г. N 78-Г02-19 Суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что отказ гражданке Израиля в усыновлении ребенка по мотиву нестабильности военно-политической обстановки в указанном государстве и несоответствия интересам ребенка сделан по непроверенным обстоятельствам

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2002 г. N 78-Г02-19


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 30 мая 2002 года дело по заявлению гражданки Израиля А.Т. об установлении усыновления З.А.А., 04.07.2001 года рождения по кассационной жалобе на решение Санкт-Петербургского городского суда от 6 марта 2002 года, которым постановлено: гражданке Израиля А.Т. в удовлетворении заявления об установлении усыновления гражданина Российской Федерации З.А.А., 04.07.2001 года рождения, отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И.Е., объяснения заявителя А.Т. (переводчик Г.Ю.Ю.), представителя заявителя по доверенности адвоката Ч.С.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М.Г., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

гражданка Израиля А.Т. обратилась в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением об установлении усыновления гражданина Российской Федерации З.А.А., 04 июля 2001 года рождения, находящегося в доме ребенка N 12 Санкт-Петербурга.

В судебном заседании А.Т. пояснила что ранее, в июне 1998 года, она удочерила девочку из дома ребенка N 12 Санкт-Петербурга, процесс адаптации ребенка прошел успешно, и она хочет усыновить еще одного ребенка, так как это для нее очень важно, считает, что ее первому усыновленному ребенку обязательно нужен брат или сестра. У нее есть финансовые средства и физические силы, чтобы взять на воспитание еще одного ребенка. Просит разрешить ей усыновление З.А., лишенного попечения родителей, которому она станет хорошей матерью. Сведения о состоянии здоровья З.А. ей известны. Правовые последствия усыновления ей разъяснены.

Заявительница просила присвоить усыновляемому ею ребенку фамилию - А., имя - Й., без отчества, дату и место рождения ребенка не изменять. В актовой записи о рождении ребенка записать в качестве матери - А.Т., сведения об отце не указывать.

Представитель дома ребенка N 12 Санкт-Петербурга и представитель органа опеки и попечительства - совета муниципального образования N 49 не возражали против удовлетворения заявления А.Т. Представитель Комитета по труду и социальной защите населения Администрации Санкт-Петербурга пояснила, что кандидат в усыновители А.Т. соответствует всем требованиям, предъявляемым к усыновителям, поэтому у Комитета по труду и социальной защите населения не было оснований отказать ей в подборе ребенка для усыновления. Вместе с тем, с учетом эскалации палестино-израильского конфликта в настоящее время, Комитет по труду и социальной защите населения оставляет на усмотрение суда решение вопроса о том, подлежит ли удовлетворению заявление А.Т.

По делу постановлено указанное выше решение.

Заявительница обратилась с кассационной жалобой, в которой просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить ее заявление, указав, что суд не в полной мере исследовал вопрос о безопасности проживания в Израиле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 124 Семейного Кодекса Российской Федерации усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Из материалов дела видно, что З.А. по своему социальному статусу является ребенком, в отношении которого в соответствии с Семейным Кодексом Российской Федерации допускается усыновление, в том числе и иностранными гражданами.

Матерью ребенка, согласно записи акта о рождении является З.Е.В., рождения 30 июля 1962 года, сведения об отце ребенка не указаны (л.д. 105-107), которая являясь лицом, достигшим шестнадцатилетнего возраста, 6 июля 2001 года дала согласие на усыновление ребенка любой семьей, о чем имеется соответствующее письменное заявление, удостоверенное главным врачом родильного дома N 10, в котором находился ребенок (л.д. 108).

Главный врач дома ребенка N 12, являющегося в соответствии с ч. 4 ст. 35 Гражданского Кодекса Российской Федерации опекуном З.А., не возражает против его усыновления гражданкой Израиля А.Т., о чем имеется соответствующее письменное заявление (л.д. 109).

Суд установил, что передать З.А. на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам, независимо от их места жительства и гражданства, не представляется возможным.

Из документов, представленных суду органом опеки и попечительства - муниципальным советом муниципального округа N 49, видно, что у З.А. нет совершеннолетних родственников, кто мог бы взять этого ребенка на воспитание в семью. Его сестра, З.И.И., 9 мая 1984 года рождения, представила в суд заявление, из которого усматривается, что она не имеет намерения и возможности по достижении ею совершеннолетия взять мальчика на воспитание, так как сама находится на полном государственном обеспечении, (л.д. 115-118). На первичном учете в органе опеки и попечительства З.А. состоит 12.07.2001 года (л.д. 114).

Судом с достоверностью установлено, что А.Т. полностью соответствует требованиям, предъявляемым Семейным Кодексом Российской Федерации к усыновителям и полностью выполнила требования, предъявляемые к международному усыновлению законодательством Израиля - Законом об усыновлении детей, 1981.

Согласно представленным медицинским справкам А.Т. не страдает ни одним из заболеваний, входящих в Перечень заболеваний, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 1 мая 1996 года, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, (л.д. 18-25).

По результатам криминальной проверки А.Т. не совершала никаких противозаконных действий (л.д. 26-31), имеет постоянную работу, материально обеспечена, имеет право собственности на квартиру (л.д. 32-44).

А.Т. также дала письменное обязательство после переезда ребенка на постоянное место жительства в Израиль поставить его на учет в консульское учреждение Российской Федерации в Израиле, а также предоставлять возможность обследования условий жизни и воспитания ребенка (л.д. 73-84).

Израильской общественной некоммерческой организацией по международному усыновлению - ТАФ, имеющей разрешение Министра юстиции и Министра труда и благосостояния Израиля действовать в вопросах международного усыновления в Российской Федерации, 12 июня 2001 года А.Т. дано разрешение на усыновление ребенка из России, (л.д. 63-68, 80-85).

Эта же общественная некоммерческая организация по международному усыновлению - ТАФ взяла обязательство осуществлять контроль за условиями жизни и воспитания усыновляемого ребенка и за постановкой его на учет в консульском учреждении Российской Федерации в установленном порядке (л.д. 86-91). В материалах дела имеются документы, подтверждающие права усыновляемого ребенка на въезд на территорию Израиля для постоянного проживания после проведения усыновления судом Российской Федерации (л.д. 94-97).

Из заключения Совета муниципального образования N 49 Санкт-Петербурга, органа опеки и попечительства следует, что усыновление З.А. гражданкой Израиля А.Т. отвечает интересам ребенка, (л.д. 114).

Вместе с тем суд не нашел возможным согласиться с выводом органа опеки и попечительства о том, что настоящее усыновление отвечает интересам малолетнего З.А., поскольку в этом заключении не была учтена военно-политическая обстановка в Израиле.

Для решения вопроса о том, отвечает ли интересам З.А. усыновление его в Израиль, находящийся в условиях арабо-израильского конфликта, судом был исследован вопрос о военно-политической обстановке на территории данного государств в настоящее время.

Решением Межведомственной комиссии по вопросам усыновления (удочерения) иностранными гражданами детей, являющихся гражданами Российской Федерации (протокол N 7 от 04.09.2001 года), данный список был утвержден в качестве перечня стран и регионов, не рекомендованных для размещения детей, граждан Российской Федерации, в семьи граждан, проживающих на территории данных государств. В соответствии с указанным выше Списком, к регионам, не рекомендованным для размещения детей, являющихся российскими гражданами, отнесен Восточный Иерусалим, территория Палестинской автономии (л.д. 121-121-об).

Ранее на запрос суда Министерством иностранных дел Российской Федерации были представлены разъяснения, датированные 3 октября 2001 года.

Министерством иностранных дел РФ указывалось, что несмотря на палестино-израильское противостояние социально-экономическая обстановка в Израиле характеризуется известным уровнем стабильности. Отлаженная работа органов безопасности, относительно высокий уровень доходов основной части населения, разветвленная система социальных льгот и гарантий создают условия для достойного существования израильтян. Происходящие в Израиле события не создают каких-либо существенных затруднений выполнению возложенных на Посольство России в Тель-Авиве функций, в том числе связанных с правовой защитой проживающих в Израиле российских граждан.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд указал, что вместе с тем, в этом же сообщении указывалось, что последний год израильские граждане живут в условиях вооруженной конфронтации с палестинцами, в результате чего с обеих сторон, особенно среди палестинцев, имеются многочисленные жертвы. Палестино-израильское противостояние довольно негативно влияет на морально-психологический климат в стране (л.д. 119-120) и сослался на то, что официальным представителем МИД России А.В.Я. неоднократно делались заявления в связи с эскалацией палестино-израильской конфронтации (л.д. 135-142).

Так в заявлении от 23 января 2002 года указывалось, что палестино-израильская конфронтация уже вышла на беспрецедентно высокий уровень, причем, если не будут приняты срочные меры по снижению напряженности, ситуация может стать необратимой (л.д. 141).

В заявлении от 20 февраля 2002 года отмечалось, что, несмотря на предпринимаемые международные усилия по преодолению палестино-израильской конфронтации, добиться перелома к лучшему не удается. Более того, насилие приобретает новые, все более опасные формы. Палестинцы осуществляют подрыв танков, нападения на израильские КПП, запуски ракет из зоны контроля Палестинской национальной администрации. Израиль отвечает авиаударами и ракетными обстрелами, в том числе и по району расположения резиденции законного главы ПНА Я.А. Список жертв и пострадавших с обеих сторон неуклонно пополняется, растет материальный ущерб (л.д. 137).

Как следует из заявления официального представителя МИД России А.В.Я., 4 марта 2002 года, в Москве с крайней тревогой и глубокой озабоченностью воспринимают происходящую в последние дни эскалацию палестино-израильской конфронтации. В результате акций палестинских экстремистов и действий израильской армии имеются десятки убитых и раненых с обеих сторон. По существу, ситуация переходит в качественно новую фазу бесконтрольного насилия с непредсказуемыми последствиями (л.д. 135).

Между тем, как видно из дела, эти заявления делались официальным представителем МИД России в связи с конкретными действиями Палестины и Израиля, но из указанных заявлений не усматривается, что военные действия ведутся в Израиле, поэтому вывод о том, что ситуация в данном регионе не отвечает интересам ребенка сделан по непроверенным обстоятельствам. Все указанные заявления сделаны с января по март 2002 года. Ответ Комитета по международным делам Государственной Думы РФ от 20 мая 2002 года подтверждает, что ограничений для поездок в Израиль Российских граждан не имеется.

Суд указал в решении, что Межведомственная комиссия по вопросам усыновления (удочерения) иностранными гражданами детей, являющихся гражданами Российской Федерации (протокол N 7 от 04.09.2001 года), к регионам, не рекомендованным для размещения детей, являющихся российскими гражданами, отнесла Восточный Иерусалим, территорию Палестинской автономии, но не всю территорию государства Израиль. Однако Межведомственная комиссия по вопросам усыновления, утверждая данный Список в сентябре 2001 года, по мнению суда, не могла прогнозировать дальнейшее обострение ситуации в указанном регионе, имеющее место на день разрешения заявления А.Т.

Поскольку вопрос о возможности передать ребенка на усыновление гражданке Израиля на день рассмотрения данного спора не был выяснен, суду следовало уточнить мнение комиссии на день рассмотрения дела судом, поскольку от этих данных зависит дальнейшая судьба ребенка.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 6 марта 2002 года отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2002 г. N 78-Г02-19


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.