Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 31-Д06-5 Поскольку существенные обстоятельства судом фактически не исследовались и в приговоре не получили надлежащей оценки, дело по обвинению в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшей и смерти потерпевшей, направлено на новое рассмотрение

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 31-Д06-5


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 мая 2006 года надзорную жалобу осужденного С. на приговор Порецкого районного суда Чувашской Республики от 11 июня 2004 года.

С., 28 мая 1959 года рождения, уроженец г. Сибай Башкирской АССР, несудимый, -

осужден:

по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы;

по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено 3 года лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на один год.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание в части лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 29 июля 2004 года приговор в отношении С. изменен, осуждение по ст. 264 ч. 1 УК РФ исключено, постановлено С. считать осужденным по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 1 год. На основании ст. 73 УК РФ лишение свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о нарушении С. правил эксплуатации транспортных средств.

Постановлением судьи Конаковского городского суда Тверской области от 30 декабря 2004 года условное осуждение С. по приговору от 11 июня 2004 года отменено, судимость с него снята, он освобожден от дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами.

Постановлением Президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 9 сентября 2005 года приговор и кассационное определение в отношении С. оставлены без изменения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 января 2006 года С. отказано в удовлетворении надзорной жалобы.

Заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации 28 марта 2006 года указанное постановление отменено, возбуждено надзорное производство.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., выступление осужденного С., мнение прокурора Л., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем "Вольво", что повлекло причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшей В и смерти потерпевшей А.

Как пришел к выводу суд, преступление совершено 18 февраля 2004 года на автодороге Чебоксары - Сурское в районе с. Напольное Порецкого района Чувашской Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе С. просит приговор и последующие судебные решения отменить, полагая, что его вина по настоящему делу не установлена. Дорожно-транспортное происшествие произошло по вине самих потерпевших, которые грубо нарушили Правила дорожного движения.

Самсонов считает, что потерпевшие должны были руководствоваться требованиями п.п. 1.3, 1.5, 4.3, 4.5, 4.6 Правил дорожного движения (не соблюдали требования Правил в данной конкретной ситуации; своими действиями создали опасность движению; переходили проезжую часть в неустановленном месте; вышли на проезжую часть дороги, не оценив расстояния до приближающегося транспортного средства; не остановились на линии разделяющей транспортные потоки с целью пропустить двигавшийся автомобиль).

Осужденный ссылается на то, что увидел потерпевших на расстоянии 3-4 метра от автомобиля и не имел технической возможности предотвратить наезд на пешеходов, что подтверждено и заключением экспертизы.

Потерпевшая А. в возражениях полагает доводы осужденного о своей невиновности несостоятельными поскольку С. автобус видел, но ничего не предпринял. А. ссылается на то, что осужденный не предпринял каких-либо мер для возмещения морального вреда, оплачивать который отказывается.

Потерпевшая считает, что осужденный заслуживает более строгого наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе и в возражениях на жалобу, судебная коллегия полагает, что приговор и последующие судебные решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

При постановлении приговора должны получить оценку все представленные суду доказательства.

Согласно ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должны быть изложены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, мотивы, по которым судом отвергнуты другие доказательства.

Указанные требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего дела выполнены не в полной мере.

Ряд существенных обстоятельств, имеющих важное значение для постановления законного и обоснованного решения надлежащим образом не исследованы и необходимой оценки в приговоре не получили.

В частности, суд пришел к выводу, что 18 февраля 2004 года около 6 часов 10 минут С., управляя автомашиной "Вольво", не учитывая п. 1.3 Правил дорожного движения, обязывающий участников дорожного движения знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, п. 1.5 ПДД, предписывающей участникам дорожного движения действовать таким образом, чтобы не создавать опасности и не причинять вреда, нарушил п. 10.1 ПДД, обязывающий вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая особенности, состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, видимость в направлении движения, а при возникновении опасности для движения принять все возможные меры для снижения скорости в темное время суток.

Заметив автобус, высаживающий пассажиров, при ограничении видимости в направлении движения облаком выхлопных газов, продолжил движение с прежней скоростью, совершив наезд на потерпевших.

В результате В. была причинена закрытая черепно-мозговая травма в виде ушиба головного мозга тяжелой степени, переломы 5-9 ребер справа с правосторонним пневмогемотораксом - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Потерпевшей А. были причинены закрыта тупая травма черепа, грудной клетки, открытый оскольчатый перелом костей таза, с повреждением наружной бедренной вены, множественные двухсторонние переломы ребер с повреждением пристеночной плевры, поперечный перелом грудины, переломы лонных и седалищных костей, множественные кровоизлияния с последующим развитием массово-наружного кровотечения, что привело к смерти потерпевшей.

С. в судебном заседании свою вину не признал, утверждая, что заметив автобусную остановку, он сбросил газ, двигался накатом, увидел автобус, стоящий на обочине, двигатель его работал, были видны клубы пара.

К этому времени скорость "Вольво" была около 70 км/час.

Когда до автобуса оставалось около 15 метров, он начал движение, облако пара закрыло полотно дороги, С. нажал на тормоз, пытаясь притормозить машину.

Внезапно в дыму, в 3-4 метрах от себя осужденный увидел двух девушек, которые переходили дорогу.

Одна из них, увидев машину, рванулась вперед, а вторая дернула руку на себя.

Получилось, что девушки расходились в разные стороны. Он, не зная, куда свернуть, не сумел избежать наезда.

Как следует из приговора, суд, признавая С. в нарушении п. 10.1 Правил дорожного движения, в приговоре указал, что при указанных обстоятельствах имея большой опыт работы на большегрузных автомобилях, видя на обочине пассажирский автобус, он должен был предвидеть, что условиях ограниченной видимости на его полосе движения могут возникнуть препятствия или появиться пешеходы и осужденный может попасть в ситуацию, когда времени на остановку автомашины в случае обнаружения опасности не хватит.

Вместе с тем, указанные выводы судом сделаны без надлежащего учета положений уголовного закона, предусматривающего ответственность за нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

По смыслу ст. 264 УК РФ, ответственность лица, нарушившего при управлении транспортом правила дорожного движения может иметь место лишь тогда, когда между допущенным нарушением и наступившими последствиями имеется причинная связь.

Как следует из материалов дела, С. двигался по своей полосе движения, не имеющей каких-либо препятствий.

Из приговора не вытекает, что до наезда на потерпевших осужденным был нарушен скоростной режим.

Как утверждает С., когда он приближался к автобусу, скорость его автомашины была около 70 км/час.

Судом не установлено, нарушил ли С. на данном участке скоростные ограничения, предписанные дорожными знаками.

В обвинительном заключении и в приговоре не приведено сведений о разрешенной скорости на указанном участке автомагистрали.

Таким образом, указанные существенные обстоятельства судом фактически не исследовались и в приговоре не получили надлежащей оценки.

Ссылаясь на нарушения С. положений п. 10.1 Правил дорожного движения и полагая, что осужденный обязан был предвидеть, что в данных дорожных условиях он может попасть в ситуацию, когда время на остановку автомашины не хватит, суд не учел, что в соответствии с п. 1.3 Правил дорожного движения все участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования правил, сигналов светофоров, знаков и разметки.

Суд констатировал в приговоре, что действиями потерпевших были нарушены п.п. 1.3, 1.5, 4.3 Правил дорожного движения, которые предполагают, что участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования правил и должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда; пешеходы должны пересекать проезжую часть по пешеходным переходам, а в их отсутствие по линии тротуаров или обочин; при отсутствии в зоне видимости перехода или перекрестка, разрешается переходить дорогу под прямым углом к краю проезжей части на участках без разделительной полосы, там где она хорошо просматривается в обе стороны.

Суд пришел к выводу, что нарушения Правил дорожного движения потерпевшими способствовали возникновению изложенной ситуации.

По мнению суда, когда потерпевшие обнаружили приближающееся транспортное средство, они внезапно остановились на дороге из-за несогласованности действий, в связи с чем осужденный не смог принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки автомобиля (л.д. 185).

Установив изложенные обстоятельства, суд не дал им какой-либо оценки, не учел, что, как следует из заключения автотехнической экспертизы, с момента начала движения пешеходов по пути до наезда, водитель автомобиля "Вольво" не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешеходов применением экстренного торможения, так как в этой момент максимальное удаление автомобиля от места наезда было меньше его остановочного пути.

В ходе расследования и в судебном заседании С. показывал, что потерпевших он увидел за 3-4 метра до места наезда.

Эти доводы осужденного не опровергнуты. Каких-либо данных, свидетельствующих о необоснованности этих утверждений в приговоре не приведено.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения следует, что С. не видел переходящих дорогу девушек до момента наезда (л.д. 84, 113-114).

Этот вывод вытекает и из описательной части приговора (л.д. 180).

Вместе с тем, в последующем в приговоре утверждается, что осужденный "видел переходящих дорогу девушек, однако надеялся, что они успеют перейти дорогу и не тормозил машину" (л.д. 185).

Таким образом, в нарушение положений ст. 252 УПК РФ суд существенно вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив тем самым положение С.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ, в связи с указанными нарушениями закона при рассмотрении дела приговор и последующие судебные решения нельзя признать законными и обоснованными, они подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела суду необходимо принять все предусмотренные законом меры к всестороннему исследованию доказательств, обеспечению состязательности процесса и равноправия сторон, на основании анализа всех обстоятельств дела решить вопрос о степени вины С.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного С. удовлетворить.

Приговор Порецкого районного суда Чувашской Республики от 11 июня 2004 года, определение судебной коллегии по уголовным делу Верховного Суда Чувашской Республики от 29 июля 2004 года, постановление президиума Верховного суда Чувашской Республики от 9 сентября 2005 года в отношении С. отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 31-Д06-5


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение