Постановление Президиума Московского городского суда от 14 февраля 2008 г. N 44г-39 В удовлетворении надзорной жалобы по делу о восстановлении на работе, взыскании заработной платы отказано, поскольку суд пришел к выводу об отсутствии со стороны работодателя при увольнении заявителя нарушений порядка увольнения

Постановление Президиума Московского городского суда от 14 февраля 2008 г. N 44г-39


Президиум Московского городского суда в составе:

Председателя Президиума Егоровой О.А.

и членов Президиума Паршина А.И., Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Тарасова В.Ф., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А.

рассмотрел в заседании по докладу судьи Московского городского суда Курциньш С.Э. истребованное по надзорной жалобе представителя С. П. гражданское дело по иску С. к Федеральному агентству по образованию о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, установил:

С. обратился в суд с иском к Федеральному агентству по образованию о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, указывая, что между ним, назначенным на должность ректора государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Московский государственный университет сервиса", и Министерством образования Российской Федерации был заключен трудовой договор с 20 августа 2003 года по 20 августа 2004 года. Приказом Министра образования Российской Федерации N 03-119 от 25 ноября 2003 г. С. утвержден в указанной должности с заключением контракта сроком на пять лет.

Приказом руководителя Федерального агентства по образованию Российской Федерации N 12-02-02\185 от 20 декабря 2005 г. он был освобожден от должности ректора на основании п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации.

Считая свое увольнение незаконным, просил суд восстановить его на работе в прежней должности и взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула.

Решением Симоновского районного суда г. Москвы от 8 июня 2006 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суд от 24 августа 2006 года в удовлетворении исковых требований С. отказано.

В надзорной жалобе представитель С. П., считая состоявшиеся по делу судебные постановления неправильными, просит их отменить.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 20 сентября 2007 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 17 декабря 2007 г. дело передано для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав в интересах С. адвоката П., представителей Федерального агентства по образованию Российской Федерации Ч. и адвоката У., заключение прокурора Р., полагавшего жалобу удовлетворению не подлежащей, Президиум Московского городского суда находит доводы, изложенные в надзорной жалобе необоснованными, а решение Симоновского районного суда г. Москвы от 8 июня 2006 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 августа 2006 г. подлежащими оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Как усматривается из материалов гражданского дела, судами первой и второй инстанций при рассмотрении дела не было допущено существенных нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы повлечь отмену судебных актов в порядке надзора.

Судом было установлено, что между С., назначенным на должность ректора государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Московский государственный университет сервиса", и Министерством образования Российской Федерации был заключен трудовой договор с 20 августа 2003 г. по 20 августа 2004 г. Приказом Министра образования Российской Федерации N 03-119 от 25 ноября 2003 г. С. утвержден в указанной должности сроком на пять лет.

Приказом руководителя Федерального агентства по образованию Российской Федерации N 12-02-02\185 от 20 декабря 2005 г. он был уволен от ответчика по основаниям, установленным п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации, с выплатой компенсации в размере трех месячных заработных плат за счет средств ВУЗа.

В соответствии с пунктом 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор с руководителем организации, помимо оснований, предусмотренных Трудовым кодексом и другими федеральными законами, может быть расторгнут в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал на то, что увольнение С. в соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации было произведено в связи с принятием уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора, с выплатой компенсации в размере трех месячных заработных плат за счет средств ВУЗа.

В надзорной жалобе истец указывает, что при принятии решения об отказе в иске суд не принял во внимание Постановление от 15.03.2005 N 3-П Конституционного Суда РФ, разъяснившего, что законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям представления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации. В обоснование надзорной жалобы представитель истца также сослался на положения ч. 3 ст. 17 и 19 Конституции РФ, устанавливающие запрет на дискриминацию при осуществлении прав и свобод, включая запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Президиум Московского городского суда приходит к выводу, что данные доводы не могут повлечь за собой отмену состоявшихся судебных решений.

В п. 4.1 Постановления от 15.03.2005 N 3-П Конституционный Суд РФ "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан" указал, что федеральный законодатель, не возлагая на собственника, в исключение из общих правил расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, обязанность указывать мотивы увольнения руководителя организации по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности, поскольку исходит из того, что увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя, - в отличие от расторжения трудового договора с руководителем, организации по основаниям, связанным с совершением им виновных действий (бездействием). Увольнение за совершение виновных действий (бездействие) не может осуществлять без указания конкретных фактов, свидетельствующих о неправомерном поведении руководителя, его вине, без соблюдения установленного законом порядка применения данной меры ответственности, что в случае возникновения спора подлежит судебной проверке. Иное вступало бы в противоречие с вытекающими из статей 1, 19 и 55 Конституции Российской Федерации общими принципами юридической ответственности в правовом государстве.

В п. 3 названного постановления Конституционный Суд РФ также указывал, что в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации Конституция Российской Федерации закрепляет свободу экономической деятельности, поддержку конкуренции, признание и защиту равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности (статья 8).

Это предполагает наделение собственника имущества организации конкретными правомочиями, позволяющими ему в целях достижения максимальной эффективности экономической деятельности и рационального использования имущества как самостоятельно, под свою ответственность назначать (выбирать) руководителя, которому доверяется управление созданной организацией, принадлежащим собственнику имуществом, обеспечение его целостности и сохранности, так и прекращать трудовой договор с ним.

Конституционным Судом РФ сделан вывод, о том, что взаимосвязанные нормативные положения пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", допускающие возможность расторжения трудового договора с руководителем организации по решению собственника без указания мотивов принятия такого решения, не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что расторжение трудового договора с руководителем организации в указанном случае не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты ему справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, т.е. по соглашению сторон, а в случае спора - решением суда.

Поскольку Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что положения пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ Конституции Российской Федерации не противоречат, то суд обосновано пришел к выводу, что ответчик был вправе уволить по названному основанию С. занимавшего должность руководителя государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Московский государственный университет сервиса".

В соответствии с принципом диспозитивности гражданского процесса, в том числе закрепленном в положениях ст. ст. 35, 38, 131 ГПК РФ, истец определяет обстоятельства на которых он основывает свои требования. В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

При рассмотрении настоящего дела ни С. ни его представитель не ссылались на то, что работодателем в отношении истца была допущена дискриминация по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Более того, указания на какую-либо из форм дискриминации отсутствуют и в надзорной жалобе.

С. не был лишен и судебной защиты, на что обратил внимание Конституционный Суд РФ в своем постановлении. Исковое заявление С. было принято к производству Симоновского районного суда г. Москвы, доводы, с которыми истец связывал наличие своего права, были проверены судом. В последующем он воспользовался правом обжалования судебного акта в кассационном порядке и в порядке надзора.

Не может служить основанием к удовлетворению надзорной жалобы и довод представителя С. о том, что увольнение истца произведено в период его нетрудоспособности.

При рассмотрении дела установлено, что в день увольнения истца от ответчика - 20 декабря 2005 г., истец имел листок нетрудоспособности, согласно которому он был освобожден от работы с 20.12.2005 г.

Отказывая С. в иске суд указал в решении на то, что несмотря на то, что истец 20 декабря 2005 года и находился на больничном, однако не поставил работодателя в известность о получении листка нетрудоспособности с названной даты, тем самым злоупотребил своим правом, не допускающим сокрытие работником временной нетрудоспособности на время увольнения с работы. Такой вывод основан на собранных и исследованных в судебном заседании доказательствах, а именно в указанный день истец, несмотря на наличие листка нетрудоспособности, провел заседание ректората, подписывал приказы о приеме и увольнении работников, после заседания ректората выходил на связь с руководителем ФАО.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии со стороны работодателя нарушений при увольнении С. нарушения порядка увольнения, поскольку в известность о наличии листка нетрудоспособности истец его не ставил.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, выборного коллегиального органа профсоюзной организации структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Таким образом, при рассмотрении настоящего спора судом не было допущено нарушений при применении норм трудового права.

Доводы надзорной жалобы представителя С. П. по существу сводятся к иной оценке доказательств, которым судом первой инстанции дана правовая оценка.

Исходя из пределов рассмотрения дела в порядке надзора, полномочий суда, оснований к отмене судебных решений, определенных в ст. 387 ГПК РФ, приведенные в надзорной жалобе доводы не могут служить основанием для отмены состоявшихся судебных актов, в связи с чем оснований к отмене решения Симоновского районного суда г. Москвы от 8.06.2006 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.08.2006 г. не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум Московского городского суда постановил:

решение Симоновского районного суда г. Москвы от 8.06.2006 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24.08.2006 г. оставить без изменения, надзорную жалобу представителя С. П. - без удовлетворения.


Председатель Президиума
Московского городского суда

О.А. Егорова.


Постановление Президиума Московского городского суда от 14 февраля 2008 г. N 44г-39


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.