Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 245-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корзинина Андрея Сивирьяновича на нарушение его конституционных прав статьями 37, 49, 92, 100, 108, 109 и 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также статьей 4 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления"

Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 245-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корзинина Андрея Сивирьяновича на нарушение его конституционных прав статьями 37, 49, 92, 100, 108, 109 и 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также статьей 4 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,

рассмотрев по требованию гражданина А.С. Корзинина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданин А.С. Корзинин в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 37 УПК Российской Федерации и статьи 4 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления", как не устанавливающих обязанность прокурора и руководителя места содержания под стражей проводить необходимую проверку по заявлению задержанного лица о ненадлежащем с ним обращении, статьи 49 "Защитник" УПК Российской Федерации, как не устанавливающей возможность допуска в качестве защитника на стадии предварительного расследования лица, не являющегося профессиональным адвокатом, а также статей 92, 100, 108, 109 и 255 того же Кодекса, регулирующих порядок задержания, заключения под стражу и продления срока содержания под стражей, как допускающих произвольное лишение свободы. По мнению заявителя, эти статьи не соответствуют статьям 22, 45, 46 и 49 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.С. Корзининым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Оспариваемой заявителем статьей 37 УПК Российской Федерации, а именно ее частью первой и пунктом 3 части второй, прямо предусмотрено полномочие прокурора требовать от органов дознания и следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. Статья 4 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", устанавливающая принципы содержания под стражей, не содержит положений, которые позволяли бы допускать нарушения, на которые указывает в своей жалобе заявитель. Кроме того, статьи 17 и 21 данного Федерального закона прямо предусматривают право подозреваемого и обвиняемого обращаться с жалобами, предложениями и заявлениями, в том числе по вопросам нарушения их законных прав и интересов, к прокурору, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, а также в адрес администрации.

Касаясь вопроса о допуске в качестве защитника на стадии предварительного расследования лица, не являющегося профессиональным адвокатом, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что Конституция Российской Федерации не содержит указания на критерии, соблюдение которых свидетельствовало бы о должном уровне квалификации лиц, обеспечивающих оказание гражданам юридической помощи, в связи с чем определение возможности допуска тех или иных лиц к оказанию такой помощи по уголовным делам в качестве защитников подозреваемых и обвиняемых, в том числе на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, относится к компетенции законодателя (Постановление от 28 января 1997 года N 2-П).

Не ограничивает права заявителя и статья 92 УПК Российской Федерации, поскольку устанавливает обязанность лица, составляющего протокол задержания, помимо даты составления самого протокола указать также дату, время и место, основания, мотивы, результаты личного обыска и другие обстоятельства задержания подозреваемого. В равной мере эта норма не лишает задержанное лицо права на обращение к адвокату (защитнику) за юридической помощью с момента фактического задержания или иного реального ограничения его прав (Постановление от 27 июня 2000 года N 11-П).

Обязанность суда, выносящего по ходатайству прокурора, следователя или дознавателя в порядке статей 100, 108, 109 и 255 УПК Российской Федерации решения об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, в том числе на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, дать оценку достаточности представленных сторонами материалов для принятия законного и обоснованного решения и определения того, какие именно данные, в том числе касающиеся характеристики личности обвиняемого, указывают на наличие предусмотренных законом оснований для заключения его под стражу и продления срока содержания под стражей, а также исчислить и указать конкретный срок содержания под стражей, неоднократно подтверждалась в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 13 июня 1996 года N 14-П и от 22 марта 2005 года N 4-П, определения от 4 декабря 2003 года N 417-О и от 12 июля 2005 года N 330-О).

Сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации в этих решениях правовые позиции в полной мере распространяются на отношения, регулируемые оспариваемыми заявителем нормами. Что же касается того, насколько законными и обоснованными были принятые по уголовному делу А.С. Корзинина судебные решения об избрании ему меры пресечения и продлении срока содержания его под стражей, то разрешение этого вопроса является прерогативой соответствующих судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корзинина Андрея Сивирьяновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов




Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 245-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корзинина Андрея Сивирьяновича на нарушение его конституционных прав статьями 37, 49, 92, 100, 108, 109 и 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также статьей 4 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления"


Текст Определения опубликован в дайджесте официальных материалов и публикаций периодической печати "Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии", 2008 г., N 14


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.