Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 44-О08-29 Поскольку осужденный совершил убийство потерпевшей с особой жестокостью, общеопасным способом, при разбое, при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, его явку с повинной, оснований для смягчения наказания не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 44-О08-29


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Н.Н.Н. на приговор Пермского краевого суда от 6 марта 2008 года, по которому

Н.Н.Н., 11 февраля 1986 года рождения, уроженец п. Керчевский Чердынского района Пермской области, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "дез" УК РФ - на 14 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 8 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено о взыскании в счет возмещения материального ущерба в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...", мнение прокурора Г.А.Г., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия установила:

Н.Н.Н. осужден за разбойное нападение на потерпевшую Т.Г.Н. и ее убийство, сопряженное с разбоем, с особой жестокостью, совершенное общеопасным способом, а также за уничтожение имущества потерпевшей путем поджога.

Преступления совершены 18 сентября 2007 года в п. Керчевский Чердынского района Пермского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Н.Н.Н. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, считает, что приговор основан на предположениях, он нанес потерпевшей только 2 удара, но при этом денег не требовал, после нанесенных ударов она самостоятельно передвигалась, свидетель М. в суде заявила, что она практически не видит и не слышит, следовательно, она не могла, находясь в другой комнате, слышать разговор между ним и Т., утверждает, что заключение судебно-медицинской экспертизы является необъективным, а комплексная судебно-медицинская экспертиза не была назначена, указывает, что он поджег дом Т., но, испугавшись последствий, принял меры к тушению и ликвидировал пожар, в акте о пожаре в качестве причины пожара указано неосторожное обращение с огнем при курении в нетрезвом виде, его ходатайства о проведении пожарно-технической экспертизы следствием и судом не были удовлетворены.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель И.Р.Ш. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вина осужденного в содеянном материалами дела доказана.

На предварительном следствии Н. не отрицал, что вечером 18 сентября 2007 года он через окно, сорвав с помощью лома доски, проник в квартиру Т., где находились Т. и М., нанес Т. удары кулаком по лицу, поджег стену дома потерпевшей, однако утверждал, что дождался, когда огонь погаснет, и только тогда ушел.

В ходе проверки показаний на месте происшествия Н. указал, каким образом проник в квартиру Т., где нанес потерпевшей два удара кулаком в лицо, также показал, с какой стороны была входная дверь в квартиру потерпевшей, которую он облил бензином.

В суде осужденный по существу дал аналогичные показания, но заявил, что поджог дома совершил Х..

Доводы осужденного о том, что он не требовал у потерпевшей деньги, не поджигал дом потерпевшей, а также его доводы о том, что от его действий не могла наступить смерть потерпевшей, опровергаются показаниями свидетелей М.Л.М., Н., А.Л.А., Х.В.М., С. и Ч., потерпевших Т.С.Т., Ч.Л.М., выводами судебно-медицинской экспертизы.

Так, потерпевший Ч.Л.М. показал, что в тот вечер Н. пошел к Т. за деньгами и взял у него лом. Когда он заметил в доме Т. пожар, то видел убегавшего от квартиры Т. Н..

Свидетель М.Л.М. подтвердила, что Н. против воли Т. проник в дом через окно, требовал 500 рублей, избивал потерпевшую, с которой она находилась в одной комнате.

Не доверять показаниям свидетеля М.Л.М., как об этом ставит вопрос в жалобе осужденный, у суда оснований не имелось.

Потерпевшая Т.С.Т. и свидетель Н.Т.П. показали, что со слов М. им стало известно, что в дом Т. через окно проник Н., требовал у Т. деньги, избил ее.

Из показаний свидетеля Х.В.М. следует, что 18 сентября 2007 года в ходе совместного распития спиртного с Н.Н.Н. тот сказал ему, что убьет Т.Г. После этих слов Н. ушел в сторону дома Т.. Ночью Н. разбудил его, сказал, что избил Т., заявил, что сожжет дом Т., налил в бутылку бензин и ушел. Через полчаса Н. вернулся, сообщил ему о том, что он поджег дом Т.

Свидетель А.Л.А. показала, что Н. признался в том, что он поджег дом Т.

Из показаний свидетеля Ч.И.И. на предварительном следствии следует, что Н.Н.Н. рассказал ему о том, что избил Т.Г. По просьбе Н. он сходил в дом Т., в квартире увидел лежавшую на полу Т.Г., все лицо потерпевшей было в крови.

Из показаний на предварительном следствии свидетеля С.В.В. видно, что Н. через окно проник в квартиру Т., где избил Т.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Т.Г.Н. наступила в результате сжигания - термического воздействия, и в результате сочетанной травмы головы и тела с переломами костей черепа, ушибов груди и других внутренних органов. Комбинированная травма, как причина смерти, рассматривалась экспертами в совокупности.

Оценив исследованные доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что вина осужденного Н. в разбойном нападении на потерпевшую Т.Т.Н., в ее убийстве, а также в умышленном уничтожении имущества потерпевшей путем поджога материалами дела доказана.

Доводы осужденного Н. о том, что он не убивал Т., а нанес ей лишь несколько ударов по телу, а дом сжег другой человек, - эти доводы опровергаются его же показаниями на предварительном следствии, где он не отрицал нанесение Т. ударов и поджог им дома Т., указанными выше показаниями свидетеля М., пояснившей, что Н. наносил Т. множественные удары по голове и телу, и она, М., видя, что Т. потеряла сознание, просила Н. прекратить избиение потерпевшей. Когда она, М., ушла из дома, ей сообщили, что дом горит, и что спасти Т. невозможно.

Действия осужденного Н. правильно квалифицированы судом по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, ст. 105 ч. 2 п.п. "дез" УК РФ, ст. 167 ч. 2 УК РФ.

Оценивая действия осужденного, суд пришел к правильному выводу о том, что он совершил убийство потерпевшей с особой жестокостью, общеопасным способом, при разбое. Как установлено судом, в результате преступных действий Н. трехквартирный дом, где находилась квартира потерпевшей, полностью сгорел, собственникам квартир причинен значительный ущерб. Поджигая дом, где находилась избитая им Т., и, поджигая таким образом еще живую Т., Н. действовал с особой жестокостью и допускал, что в доме могли находиться другие лица, т.е. совершал убийство общеопасным способом.

При назначении осужденному наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, его явку с повинной.

Оснований для смягчения Н. наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Пермского краевого суда от 6 марта 2008 года в отношении Н.Н.Н. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Н.Н.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 44-О08-29


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.