Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 88-О08-8 Поскольку участие лица в покушении на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, а также в убийстве потерпевшей с целью скрыть данное преступление не доказано, оснований для отмены приговора в части оправдания лица не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 88-О08-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора, кассационным жалобам потерпевшего А.М.И., осужденного П.А.А. и адвоката Ю.И.А. на приговор Томского областного суда от 24 января 2008 года, которым

П.А.А., родившийся 11 февраля 1988 года в г. Томске, несудимый, - осужден к лишению свободы по: ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РСФСР на два года; ст. 158 ч. 3 УК РФ на два года шесть месяцев.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РСФСР" имеется в виду "ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ"


По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ П.А.А. назначено три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с исчислением начала срока наказания с 22 июня 2005 года.

Т.В.В., родившийся 16 апреля 1982 года в г. Томске, несудимый, - по ст.ст. 105 ч. 2 п. "к", 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", выслушав осужденного П.А.А., подтвердившего доводы своей и своего адвоката кассационных жалоб, прокурора Ф.Е.С. поддержавшей кассационное представление, адвоката С.Т.С., просившей его отклонить, судебная коллегия установила:

П.А.А. признан виновным в совершении кражи и покушения на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище. Т.В.В. по обвинению в покушении на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, а также убийства А.Г.Б. с целью скрыть данное преступление, оправдан за непричастностью к совершению преступлений.

Преступления П.А.А. совершены 21 июня 2005 года в г. Томске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный П.А.А. виновным себя признал, а оправданный Т.В.В. - не признал.

В кассационных жалобах осужденный П.А.А. и адвокат Ю.И.А. просят приговор изменить, снизить назначенное П.А.А. наказание до пределов фактически отбытого, указывая на то, что преступления им совершены в несовершеннолетнем возрасте, в содеянном он раскаялся, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, характеризуется положительно, ранее не судим.

В возражениях на эти кассационные жалобы государственный обвинитель К.Е.Г. просит их отклонить.

В кассационной жалобе потерпевший А.М.И. просит приговор отменить, указывая на то, что Т.В.В. необоснованно оправдан, а из обвинения П.А.А. необоснованно исключен признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Считает доказанной виновность Т.В.В. в совершении убийства потерпевшей и покушения на кражу. Об этом подробные показания дал осужденный П.А.А., Т. же свои показания часто менял. Суд необоснованно не принял во внимание заключения экспертов о наличии на обуви Т. крови потерпевшей.

В кассационном представлении прокурор К.Е.Г. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что выводы суда о непричастности Т.В.В. к совершению преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Его виновность подтверждена показаниями П.А.А. о том, что убийство совершил именно Т. Суд не указал, на чем основаны его сомнения в правдивости этих показаний, а причины возможного оговора судом не установлены. В то же время Т. относительно времени приезда его в институт давал противоречивые показания. Из его показаний в ходе предварительного следствия, а также из показаний свидетелей Х., С. и Б., видно, что он приехал в институт около 11 часов, следовательно, мог до этого совершить преступление, поскольку смерть потерпевшей наступила в начале 11-го часа утра. Суд не указал в приговоре, на каком основании он отверг заключение генотипической экспертизы о наличии на обуви Т. крови потерпевшей А. При проведении первичной экспертизы экспертом К. крови на обуви Т. действительно не было обнаружено. Однако обувь была осмотрена лишь визуально, были сделаны произвольные смывы. В то же время при проведении дополнительной экспертизы обувь осматривалась более тщательно, и в ее складках, в малодоступных местах была обнаружена кровь, экспертом М. была применена другая методика. Суд не мотивировал в приговоре, почему он отверг заключение этого эксперта. Судом не обсуждался вопрос о причастности Т. к покушению на кражу, необоснованно отвергнуты показания свидетеля П.А.В., в то же время суд сослался на распечатку телефонных разговоров Б., хотя в судебном заседании ее не исследовал.

В возражениях на кассационное представление оправданный Т.В.В. и адвокат С.Т.С. просят оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность П.А.А. в совершении кражи и покушения на кражу чужого имущества подтверждена исследованными судом доказательствами, и участниками процесса не оспаривается. Его действия судом квалифицированы правильно.

Наказание П.А.А. назначено в соответствии с законом, соразмерное характеру и степени общественной опасности совершенных им преступлений, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела и оснований для его снижения не имеется.

Проверив материалы дела, касающиеся оправдания Т.В.В., судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Т.В.В. обвинялся в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

21 июня 2005 года, в утреннее время, воспользовавшись тем, что проживающая в квартире N 57 по ул. Иркутский тракт, 114 А.Б.Г. вышла на улицу, Т.В.В. вступил в сговор с П.А.А. на совершение кражи, совместно с ним проник в указанную квартиру, где занялся поисками ценного имущества. П.А.А. похитил 4 аудиокассеты стоимостью 25 рублей каждая, положив их карман одежды, а также вынес из комнаты в коридор квартиры и приготовил к хищению электрическую дрель стоимостью 900 рублей, положив ее на тумбочку в прихожей. Однако хищение им не удалось довести до конца, так как в квартиру вернулась А.Б.Г. и, увидев Т.В.В. с П.А.А., попыталась по телефону вызвать милицию.

Т.В.В. с целью сокрытия совершаемого преступления, умышленно, желая причинить смерть А.Б.Г., нанес ей удар электрической дрелью по голове. От нанесенного удара А.Б.Г. упала на пол, а Т.В.В. нанес ей еще не менее 15 ударов дрелью по голове, причинив телесные повреждения, повлекшие за собой смерть потерпевшей на месте совершения преступления. П.А.А. и Т.В.В. вынуждено отказались от хищения дрели, ставшей орудием преступления.

В соответствии со ст.ст. 379, 380 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, когда выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Изложенные в кассационном представлении прокурора и кассационной жалобе потерпевшего А.М.И. доводы об ошибочности выводов суда о непричастности Т.В.В. к совершению данных преступлений не могут быть признаны состоятельными.

В подтверждение виновности Т.В.В. сторона обвинения представила показания осужденного по данному делу П.А.А., показания его бабушки - свидетеля П.А.В., заключения повторной биологической, а также двух генотипических экспертиз о том, что на ботинках Т.В.В. обнаружена кровь, с большой степенью вероятности принадлежащая потерпевшей. Кроме того, сторона обвинения ссылается на отсутствие у Т.В.В. алиби.

Суд обоснованно подверг критической оценке показаниям осужденного П.А.А. и его бабушки - свидетеля П.А.В. о том, что она видела Т.В.В. утром 21 июня 2005 года у своего дома, поскольку они оба заинтересованы в исходе дела. Кроме того, о встрече с Т.В.В. П.А.В. дала показания не на первоначальных допросах, а лишь в конце предварительного следствия.

Наличие крови на туфлях Т.В.В. было выявлено экспертом ЭКУ УВД М.В.А. только при проведении повторной биологической экспертизы. Именно изъятые при этом объекты были использованы при проведении генотипических экспертиз.

Из показаний эксперта К.О.Г. и свидетеля Т.В.А., проводивших первоначальную биологическую экспертизу вещественных доказательств, следует, что туфли Т.В.В. были ими осмотрены в ультрафиолетовых лучах, а затем были сделаны смывы с носка, боковых частей, с внутренней поверхности туфлей, с рантов, с подошвы. Крови на туфлях обнаружено не было.

Эксперт К.О.Г. пояснила, что она видела следы крови на этих же туфлях, при повторной экспертизе, в проведении которой она участия не принимала, и ей показалось, что эта кровь была свежая.

Из показаний, данных в судебном заседании экспертом М.В.А. видно, что к нему в лабораторию ЭКЦ при УВД Томской области следователь принес ботинки, которые уже были исследованы экспертами бюро судебно-медицинской экспертизы, и попросил их осмотреть на предмет обнаружения крови предварительно, до назначения экспертизы. Следователь сказал, что на ботинке имеется кровь, а по результатам экспертизы крови не оказалось. При следователе он осветил ботинки галогеновой лампой и обнаружил несколько наслоений вещества бурого цвета. Они обвели эти следы мелом, чтобы их осмотрели эксперты-биологи. Но те сказали, что экспертиза уже ими проведена, и больше они делать ничего не будут. После этого следователь вынес постановление о назначении повторной комиссионной биологической экспертизы. В ходе ее проведения в присутствии биологов БСМЭ им (М.В.А.) были изъяты пробы этих следов, похожих на кровь. По результатам проведенных исследований выявилось, что эта кровь может принадлежать потерпевшей (т. 4, л.д. 75-76).

Из заключения повторной биологической экспертизы и показаний эксперта М.В.А. видно, что кровь им была обнаружена визуально не только на скрытых участках туфлей, а и на их внешней поверхности и подошве, то есть на тех же участках, которые были исследованы экспертом К.О.Г. и специалистом Т.

Как видно из материалов дела, первичная биологическая экспертиза была проведена в период с 15 по 20 октября 2005 года (т. 1, л.д. 70-76), а повторная - в период с 4 по 11 ноября 2005 года (т. 1, л.д. 79-83).

В материалах дела нет документальных данных о том, в каких условиях после проведения первичной биологической экспертизы хранились туфли Т.В.В. и другие вещественные доказательства, в том числе, дрель, брюки и футболка П.А.А., женский головной платок, на которых кровь была обнаружена при проведении обоих экспертиз, как они были упакованы.

При наличии указанных противоречий, а также факта непроцессуального перемещения следователем туфлей Т.В.В. из одного экспертного учреждения в другое, заключения генотипических экспертиз не могут являться бесспорным доказательством причастности Т.В.В. к совершению убийства.

В соответствии с заключениями судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевшей А.Б.Г. наступила не ранее 10 часов 20 минут 21 июня 2005 года.

Как правильно указано в приговоре суда, противоречия в показаниях Т.В.В. о времени появления его в институте и отсутствие у него достоверно подтвержденного алиби в период времени с 10 часов до 11 часов 16 минут 21 июня 2005 года, не могут с бесспорностью свидетельствовать о его причастности к краже из квартиры А.Б.Г. и ее убийству.

При таких обстоятельствах Т.В.В. по предъявленному ему обвинению оправдан обоснованно.

В кассационном представлении прокурора и кассационной жалобе потерпевшего А.М.И. не приведено данных, которые могли бы послужить основанием для отмены приговора в части оправдания Т.В.В., поэтому они подлежат отклонению.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 3 ст. 306 УПК РФ в случае вынесения оправдательного приговора, по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а также в иных случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, суд решает вопрос о направлении руководителю следственного органа или начальнику органа дознания уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

По смыслу закона, с учетом этих правил определяется и судьба вещественных доказательств, в том числе, орудий преступлений и предметов, несущих на себе следы преступлений.

По данному делу лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого за убийство потерпевшей А.Б.Г., не установлено, а вещественные доказательства постановлено уничтожить, либо вернуть их владельцам. Между тем, эти вещественные доказательства могут быть использованы при установлении виновных лиц в совершении данного преступления.

Поэтому судебная коллегия считает необходимым приговор в части определения судьбы вещественных доказательств отменить с направлением дела в этой части, а также для решения вопроса о направлении руководителю следственного органа уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого для рассмотрения в порядке, предусмотренном ст.ст. 397, 399 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Томского областного суда от 24 января 2008 года в отношении П.А.А. и Т.В.В. в части определения судьбы вещественных доказательств отменить с направлением дела в этой части, а также для решения вопроса о направлении руководителю следственного органа уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, для рассмотрения в порядке, предусмотренном ст.ст. 397, 399 УПК РФ.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшего А.М.И., осужденного П.А.А. и адвоката Ю.И.А., кассационное представление прокурора К.Е.Г. - без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ пришла к выводу о необходимости частичного изменения оправдательного приговора, пояснив следующее.

В соответствии с УПК РФ в случае вынесения оправдательного приговора в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, а также в иных случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, суд решает вопрос о направлении уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Как указала Коллегия, по смыслу закона с учетом этих правил должна определяться и судьба вещественных доказательств, в том числе, орудий преступлений и предметов, несущих на себе следы преступлений. Между тем в рассматриваемом случае суд не решил вопрос о направлении дела для производства предварительного расследования, а вещественные доказательства постановил уничтожить, либо вернуть их владельцам, несмотря на то, что эти доказательства могут быть использованы при установлении виновных лиц в совершении данного преступления.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 88-О08-8


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.