Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 110-П08 Суд указал, что судебные решения в части осуждения за умышленное уничтожение путем поджога чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, подлежат отмене, а производство по делу в этой части - прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 110-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б. о пересмотре приговора Белгородского областного суда от 28 апреля 2006 г., по которому

Б., родившийся 27 июля 1987 года в п. Ровеньки Белгородской области, судимый:

1) 17 марта 2004 г. по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

2) 28 апреля 2004 г. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

3) 11 ноября 2004 г. по ст. 133, ч. 1 ст. 163 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы в воспитательной колонии, -

осужден по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 г.) с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 8 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2006 г. приговор в отношении Б. оставлен без изменения.

По делу осужден С., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Б. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Б. осужден за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище; за убийство М., заведомо находившейся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление; за умышленное уничтожение путем поджога чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.

Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

23 ноября 2002 г., около 2-х часов ночи, несовершеннолетние Б. и С. в состоянии алкогольного опьянения возвращались по улице Докучаева домой из Дома культуры, при этом договорились о тайном хищении козы у М. С целью реализации умысла они путем свободного доступа проникли на территорию домовладения престарелой М., 1919 года рождения, по адресу: п. Ровеньки, ул. Докучаева, д. 37 и, действуя совместно и согласованно, стали отвязывать козу. В это время из дома вышла М., которая стала кричать на С. и Б. с целью предотвратить хищение.

Б. с целью хищения имущества напал на М. и нанес ей в область лица и груди не менее 5 ударов кулаками. В результате избиения М. потеряла сознание. С. в это время находился рядом и наблюдал за действиями Б., согласившись с его намерениями совершить разбойное нападение. После этого Б. и присоединившийся С. затащили волоком М. в дом и таким образом проникли в жилище, где стали искать деньги и имущество, представляющее какую-либо ценность. Когда М. пришла в сознание, Б. стал требовать у нее деньги. Получив отказ, Б. нанес ей не менее 3 ударов кулаками и ногами в область головы и туловища, отчего потерпевшая вновь потеряла сознание.

В это время С., осознавая, что Б. с целью завладения имуществом применил к потерпевшей насилие, опасное для здоровья, продолжал искать в доме деньги и ценное имущество. Не обнаружив этого, С. скрылся.

В результате действий Б. и С. потерпевшей М. были причинены телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью в виде раны в области левой скуловой кости, перелома левой скуловой кости, раны в области нижнего века левого глаза, а также не причинившие вреда здоровью кровоподтеки вокруг левого глаза и на нижнем веке правого глаза, рану на нижней губе и т.п.

Затем у Б., который остался один в доме, возник умысел на убийство М., чтобы скрыть преступление. С этой целью, осознавая, что М. в силу престарелого возраста и бессознательного состояния от полученных повреждений находится в беспомощном состоянии, не может оказать ему активное сопротивление либо покинуть дом, Б. поджег вещи на веранде дома, после чего закрыл входную дверь дома и скрылся с места происшествия.

Вследствие поджога произошло возгорание всего жилого дома. От действия огня потерпевшей М. были причинены телесные повреждения в виде термических ожогов 3-4 степени, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью. Смерть потерпевшей М. наступила от отравления окисью углерода.

Б. также осознавал, что совершает действия, направленные на уничтожение чужого имущества. В результате пожара был уничтожен жилой дом стоимостью 36.336 рублей.

В надзорной жалобе осужденный Б. указывает, что его действия в части разбоя следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ); в связи с изданием акта амнистии он подлежал освобождению от наказания по ч. 2 ст. 167 УК РФ; по этим же основаниям суд не должен был применять при назначении наказания ст. 70 УК РФ. Просит смягчить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе и проверив производство по делу в отношении осужденного Б. в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Б. в совершении указанных преступлений подтвержден приведенными в приговоре доказательствами и в жалобе не оспаривается.

Довод Б. о переквалификации разбоя на ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) противоречит установленным в суде обстоятельствам, из которых следует, что он совершил нападение в целях хищения чужого имущества с незаконным проникновением в жилище потерпевшей. Поэтому его действия в этой части обоснованно квалифицированы по п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 г.).

Несостоятельным является также довод Б. о применении Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин", действие которого в данном случае на него не распространяется.

Вместе с тем Б. не мог быть привлечен к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 167 УК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Согласно п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 6 лет после совершения преступления средней тяжести.

В силу ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные статьями 78 и 83 Уголовного кодекса, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 167 УК РФ, относится к категории преступлений средней тяжести.

Как видно из материалов дела, данное преступление Б. совершил 23 ноября 2002 г. в несовершеннолетнем возрасте. К моменту возбуждения уголовного дела 11 декабря 2005 г. и, соответственно, привлечения Б. 14 марта 2006 г. в качестве обвиняемого по ч. 2 ст. 167 УК РФ прошло более трех лет.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения Б. по ч. 2 ст. 167 УК РФ подлежат отмене, а производство по делу в этой части - прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

С учетом уменьшения объема обвинения ему следует назначить на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений более мягкое наказание. В то же время оснований для смягчения наказания с применением ст. 64 УК РФ не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Б. удовлетворить частично.

2. Приговор Белгородского областного суда от 28 апреля 2006 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2006 г. в отношении Б. в части его осуждения по ч. 2 ст. 167 УК РФ отменить и производство по делу прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 162 и п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить Б. 7 лет 9 месяцев лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 11 ноября 2004 г., назначить 8 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части судебные решения в отношении Б. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 110-П08


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.