Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. N 498-П07 Суд надзорной инстанции, передавая дело на новое кассационное рассмотрение, указал, что судебное решение в отношении осужденного вынесено с нарушением его права на защиту, и это обстоятельство могло повлиять на принятие кассационной инстанцией правильного решения

Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2008 г. N 498-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Х.А.Б. на приговор Верховного Суда Республики Адыгея от 14 декабря 2000 г., по которому

Х.А.Б., родившийся 20 февраля 1970 года в ауле Пчегатлукай Теучежского района Республики Адыгея, судимый:

1) 11 сентября 1997 г. (с учетом изменений) по ч. 1 ст. 209, п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) к 12 годам лишения свободы;

2) 29 апреля 1998 г. по ч. 2 ст. 325, ч. 3 ст. 327 УК РФ, ч. 1 ст. 196 УК РСФСР к 1 году лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 40 УК РСФСР к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

3) 10 июня 1998 г. (с учетом изменений) по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 40 УК РСФСР к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества; определением Ленинского районного суда г. Краснодара от 4 сентября 1998 г. в порядке ст.ст. 367-369 УПК РСФСР по приговорам от 29 апреля 1998 г. и от 10 июня 1998 г.

Х.А.Б. назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, -

осужден: по п. "а" ч. 2 ст. 313 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 317 УК РФ к пожизненному лишению свободы, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, остальной части наказания - в исправительной колонии особого режима.

Х.А.Б. оправдан по ч. 3 ст. 35, ч. 1 ст. 228 УК РФ за недоказанностью вины.

Постановлено взыскать с Х.А.Б. в солидарном порядке в пользу потерпевшего С.Н.И. 100 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 октября 2001 г. приговор оставлен без изменения.

По делу осужден Б.А.Ш., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Х.А.Б. просит отменить судебные решения в отношении него и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., осужденного Х.А.Б. и в его защиту адвоката О., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Х. осужден за побег из места лишения свободы; за незаконные приобретение, хранение, ношение, перевозку и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой; за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности; за угрозу применения насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей; за хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Х. и Б. отбывали наказание в виде лишения свободы в учреждении УО-68/9, находящемся в г. Ходыженске Апшеронского района Краснодарского края. В июле 1999 г. они, а также лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, вступили в сговор о совершении побега, после чего договорились с сотрудниками исправительного учреждения В., Э. и жителем г. Ходыженска К.К.М. о содействии с их стороны.

В ночь на 27 июля 1999 г. Х., Б. и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, действуя в соответствии с разработанным планом, при активном пособничестве В., Э. и К.К.М. самовольно покинули территорию исправительного учреждения УО-68/9, после чего Х. и Б. до 22 апреля 2000 г. совместно скрывались в различных местах на территории Республики Адыгея и Краснодарского края.

В августе 1999 г. Х. и Б. объединились в устойчивую организованную группу для незаконного приобретения оружия. На территории Республики Адыгея в не установленном следствием месте и у неустановленных лиц совместно приобрели переделанный пистолет "ИЖ-79 (6П42)", пистолет-пулемет "ПГ-97 (ПГ-98"), относящиеся к огнестрельному оружию, 26 патронов к ним калибра 9 мм и 2 боевых ручных гранаты "РГД-5" со взрывателями, относящиеся к боеприпасам осколочного действия. Указанное огнестрельное оружие и боеприпасы Х. и Б. незаконно хранили в г. Краснодаре по адресу: проезд Болотникова, 5, кв. 8, а также носили их при себе, перевозили в автомашинах, а 22 апреля 2000 г. до момента задержания передали пистолет "ИЖ-79 (6П42)", 13 патронов калибра 9 мм и 1 гранату "РГД-5" со взрывателем неустановленным лицам.

27 августа 1999 г. Х. и Б. разъезжали на автомашине "ВАЗ-21099" под управлением Х.Р.К. (брата осужденного) по территории Тахтамукайского района Республики Адыгея. При этом оба имели при себе огнестрельное оружие: Х. - пистолет-пулемет "ПГ-97 (ПГ-98)", а Б. - пистолет "ИЖ-79 (6П42)".

В п. Энем они посадили в автомашину знакомых девушек Е.С.А. и Х.С.Т., после чего по дороге Новороссийск-Краснодар поехали в сторону п. Яблоновского.

После 18 часов 27 августа 1999 г. по радиосвязи из Тахтамукайского РОВД всем нарядам ГИБДД, несшим службу в районе, была передана ориентировка о задержании и досмотре автомашины "ВАЗ-21099" белого цвета, г/н М 711 ТЕ. Около 19 часов сотрудники милиции С.О.Н., Х.М.З. и Б.А.Л., двигаясь на служебной автомашине из п. Энем в сторону п. Яблоновского, заметили указанную в ориентировке автомашину с затонированными стеклами.

По требованию сотрудника ГИБДД С.О.Н. водитель Х.Р.К. остановил автомашину "ВАЗ-21099" на обочине около дорожного указателя. Служебная автомашина сотрудников ГИБДД была оставлена позади на той же обочине. Когда Б.А.Л. стал проверять документы у водителя Х.Р.К., С.О.Н. и Х.М.З. предложили пассажирам выйти для досмотра.

Х. и Б. с целью избежания задержания, осознавая, что посягают на жизнь сотрудников милиции, применили в отношении них огнестрельное оружие: Х. - пистолет-пулемет "ПГ-97 (ПГ-98)", а Б. - пистолет "ИЖ-79 (6П42)".

Совместными действиями и выстрелами они причинили лейтенанту милиции Б.А.Л. сквозное огнестрельное пулевое непроникающее ранение мягких тканей брюшной стенки слева, касательное огнестрельное пулевое ранение мягких тканей брюшной стенки слева, касательное огнестрельное пулевое ранение верхней трети правого предплечья, относящиеся к легкому вреду здоровью, и сквозное огнестрельное пулевое проникающее ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением сердечной сорочки, сердца и нижней доли левого легкого, от которого потерпевший скончался.

Старшему лейтенанту милиции С.О.Н. были причинены слепое огнестрельное пулевое ранение в области верхневнутреннего квадрата правой ягодицы, относящееся к легкому вреду здоровью, и сквозное огнестрельное пулевое ранение задней диафрагмы грудной клетки слева с повреждением левого купола диафрагмы грудного отдела аорты и правого легкого, от которого он скончался.

Старшему лейтенанту милиции Х.М.З. было причинено сквозное огнестрельное пулевое ранение челюстно-лицевой области с повреждением твердого неба, гайморовой пазухи слева, 6 зуба слева и паратонзиллярного пространства слева, повлекшее вред здоровью средней тяжести по признаку длительного его расстройства.

29 августа 1999 г. Х. и Б. находились в квартире по адресу: г. Краснодар, проезд Болотникова, 5, кв. 6. Б. имел при себе пистолет "ИЖ-79 (6П42)", снаряженный патронами и готовый к стрельбе, а Х. был вооружен ручной гранатой "РГД-5". Около 13 часов в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по факту гибели сотрудников ГИБДД МВД Республики Адыгея и розыску Х. и Б. в указанную квартиру зашли начальник отдела по борьбе с преступлениями против личности УУР МВД Республики Адыгея подполковник милиции К.В.В. и начальник криминальной милиции Тахтамукайского РОВД майор милиции Н., которые, представившись сотрудниками милиции, потребовали поднять руки за головы, после чего предприняли попытку самостоятельно задержать Х. и Б.

Х. и Б., осознавая, что перед ними сотрудники милиции, и желая воспрепятствовать их законной деятельности по охране общественного порядка и общественной безопасности, действуя группой лиц, оба высказали сотрудникам милиции угрозу убийством путем немедленного применения оружия. При этом Х. демонстрировал ручную осколочную гранату "РГД-5", из взрывателя которой извлек кольцо с предохранительной чекой, а Б. одновременно с ним направил заряженный пистолет "ИЖ-79 (6П42)" дульным срезом в область грудной клетки К.В.В., держа его на прицеле и требуя от обоих сложить оружие.

Кроме того, Б. посягнул на жизнь сотрудника милиции Н., выстрелив в него из пистолета "ИЖ-79 (6П42)" и причинив касательное проникающее сквозное пулевое огнестрельное ранение передней брюшной стенки, повлекшее вред здоровью средней тяжести по признаку длительного его расстройства. Затем Н. выбежал из квартиры и вызвал на помощь наряд милиции.

29 августа 1999 г. в указанной квартире Б. и Х., действуя группой лиц, угрожая насилием, опасным для жизни и здоровья, с применением имевшегося у них пистолета "ИЖ-79 (6П42)" и ручной осколочной гранаты "РГД-5" завладели табельным оружием сотрудников милиции К.В.В. и Н. (пистолетом ПМ N ЛК 4239, 1992 года выпуска, пистолетом ПСМ N ГБ 2400, 1991 года выпуска, и боеприпасами к ним - 16 патронами калибра 9 мм, 8 патронами калибра 5,45 мм). С этим оружием Б. и Х. скрылись.

Похищенное оружие с боеприпасами в период с 29 августа 1999 г. по 22 апреля 2000 г. Б. и Х., находясь в розыске, в составе организованной группы незаконно носили при себе, перевозили в транспортных средствах, хранили в квартире N 22 дома N 6 по ул. Гагарина в п. Первомайском Горяче-Ключевского района Краснодарского края. После 29 августа 1999 г. они у неустановленных лиц приняли на хранение автомат Калашникова АКМ N КН 4531 и автомат Калашникова АК-74 ФФ 8896, а также 8 пистолетных патронов калибра 9 мм, 3 пистолетных патрона калибра 5,45 мм, 93 автоматных патрона калибра 7,62 мм, 217 автоматных патронов калибра 5,45 мм, 31 винтовочный патрон калибра 7,62 мм, 2 боевые гранаты "РГД-5", 1 гранату "РГ-42", 1 гранату "Ф-1", которые хранили в той же квартире и при себе.

В надзорной жалобе Х. указывает, что приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку данное дело могло быть рассмотрено только судом с участием присяжных заседателей, после вынесения приговора он и его защитник в нарушение ст. 327 УПК РСФСР не были извещены о поданной адвокатом З. кассационной жалобе, в которой затрагивались его интересы, так как в ней утверждалось о его причастности к преступлению, предусмотренному ст. 317 УК РФ, что он всегда отрицал, в том числе в суде первой инстанции.

Кроме того, он был лишен возможности участвовать в рассмотрении дела в кассационном порядке, при этом также не было обеспечено участие защитника. В приговоре не приведены основания назначения ему пожизненного лишения свободы.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу осужденного Х. подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 327 УПК РСФСР, о принесении протеста или подаче жалобы суд первой инстанции извещает осужденного, оправданного и других участников процесса, интересов которых касается жалоба или протест.

Осужденный, оправданный и другие участники процесса вправе знакомиться с поступившими в суд протестами и жалобами и подать на них свои возражения.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 10 декабря 1998 г. по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР и от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, а также в определении от 17 октября 2001 г. по жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Ч. частью второй статьи 336 УПК РСФСР сформулировал правовые позиции, в соответствии с которыми каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и каждый осужденный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом.

Осуществление названных прав предполагает необходимость обеспечения каждому осужденному при пересмотре его дела в вышестоящем суде возможности знать о поступивших жалобах и протестах, заявлять ходатайства и отводы, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения, если таковые представлены, а также быть извещенным о времени и месте судебного заседания.

Как видно из материалов дела, осужденные Х. и Б., а также их защитники подали на приговор кассационные жалобы, при этом Х., оспаривая обоснованность осуждения, в том числе по ст. 317 УК РФ, утверждал, что 27 августа 1999 г., когда было совершено посягательство на жизнь сотрудников милиции Б.А.Л., С.О.Н. и Х.М.З., он не мог участвовать в данном преступлении, поскольку в это время находился в другом месте.

В то же время адвокат З. в кассационной жалобе в защиту Б., осужденного также по ст. 317 УК РФ, ссылался на то, что данное преступление совершил Х. и его действия должны рассматриваться как эксцесс исполнителя.

Несмотря на то, что жалоба адвоката З. затрагивала интересы осужденного Х., ни он сам, ни его защитник - адвокат Б.Г.А. не были извещены о поступлении в суд этой жалобы, а также не были ознакомлены с нею, вследствие чего были лишены возможности подать возражения на жалобу.

Кроме того, осужденный Х. не был извещен о дне рассмотрения его дела в кассационном порядке, что явилось препятствием для осуществления им права участвовать в судебном заседании при рассмотрении дела лично либо поручить осуществление своей защиты избранному им адвокату, а также ходатайствовать о назначении ему защитника, представить дополнительные документы, изложить позицию в свою защиту по рассмотренным судом вопросам.

Поскольку определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 октября 2001 г. в отношении Х. вынесено с нарушением его права на защиту, и это обстоятельство могло повлиять на принятие кассационной инстанцией правильного решения, его нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем данное определение подлежит отмене, а уголовное дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

В связи с этим, Президиум не имеет процессуальных оснований высказывать суждения по другим доводам надзорной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 5 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Х.А.Б. удовлетворить частично.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 октября 2001 г. в отношении Х.А.Б. отменить и уголовное дело в отношении него передать на новое кассационное рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2008 г. N 498-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.