Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 518-П07 Изменяя приговор, суд указал, что осужденный причинил потерпевшей легкий вред, повлекший расстройство здоровья, и его действия следует квалифицировать как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 518-П07


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Б. на приговор Брянского областного суда от 22 ноября 2006 г., по которому Б., родившийся 1 января 1980 г. в селе Кузьмичи Ершичского района Смоленской области, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 30000 руб.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2007 г. приговор оставлен без изменения.

По делу также осужден О., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный Б. просит приговор отменить, ссылаясь на необоснованность осуждения за разбой. При этом указывает, что приговор постановлен на его и О. первоначальных признательных показаниях, добытых на предварительном следствии под физическим и психологическим давлением со стороны работников милиции, которым суд не дал объективной оценки и проигнорировал тот факт, что он еще на следствии, а затем и в суде отказался от своих показаний. Разбой он не совершал, а при причинении О. телесных повреждений потерпевшей не присутствовал. Допрошенные по делу свидетели его оговорили.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего надзорные жалобы осужденного оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

согласно приговору, Б. признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с использованием в качестве оружия молотка и с причинением потерпевшей тяжкого вреда здоровью.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

28 ноября 2005 г., примерно в 20 час, осужденные в процессе совместного распития спиртных напитков по предложению О. договорились о совершении нападения на кого-либо из граждан с целью завладения денежными средствами, мобильным телефоном или другим имуществом, представляющим ценность. При совершении нападения они договорились применить насилие для подавления сопротивления потерпевшего и использовать с той же целью молоток в случае, если потерпевший будет кричать. Для этого О. взял с собой молоток, о наличии и предназначении которого Б. было известно.

29 ноября 2005 г., в период времени между 3 и 5 часами, проходя мимо дома N 1, расположенного по улице Дзержинского Фокинского района города Брянска, О. и Б. увидели Л., в руках которой был пакет. Осужденные договорились совершить на неё нападение, предполагая, что у потерпевшей есть мобильный телефон и деньги. Перед началом нападения они распределили роли в совершении преступления: Б. должен был сбить потерпевшую с ног, обыскать её одежду в поисках имущества, а О. в случае, если Л. окажет им сопротивление или закричит, должен был молотком нанести удары, приведя тем самым последнюю в бессознательное состояние.

После этого они напали на Л., применив к ней насилие, опасное дли# жизни и здоровья, и предмет, используемый в качестве оружия, - молоток.

Так, Б., подбежав сзади к Л., толкнул её в спину, в результате чего она упала на землю и стала кричать, удерживая пакет. О., понимая, что на крики потерпевшей могут прибежать люди, умышленно, с целью приведения её в бессознательное состояние, используя молоток в качестве оружия, нанёс им Л. один удар по голове. Однако после этого удара она не потеряла сознание и продолжала кричать.

Далее О., действуя умышленно, с целью убийства Л. и облегчения хищения имущества, не ставя в известность Б. о своих намерениях, понимая общественно опасный характер своих действий, сознавая, что они неизбежно приведут к наступлению опасных последствий в виде смерти потерпевшей, и желая их наступления, используя молоток в качестве оружия, нанёс им не менее шести ударов в правую и левую теменную области, в центральные части лобной и затылочной области и в левую височную область головы потерпевшей.

В результате указанных действий О. Л. была причинена открытая черепно-мозговая травма, характеризующаяся множественными ушибленными ранами и кровоизлияниями в области головы.

Открытая черепно-мозговая травма повлекла тяжкий вред здоровью и в посттравматическом периоде осложнилась развитием отека головного мозга, который явился непосредственной причиной смерти Л. 29 ноября 2005 г. в больнице.

Между причинением открытой черепно-мозговой травмы и причиной наступления смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

В результате преступных действий Б. Л. были причинены кровоподтёки в области тыльной поверхности левой кисти и в области наружной части средней трети левого предплечья, ссадина в области тыльной поверхности правой кисти в проекции пястной кости второго пальца, то есть телесные повреждения, которые по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок не более 3-х недель, относятся к телесным повреждениям, повлекшим лёгкий вред здоровью.

Не похитив имущества потерпевшей вследствие отсутствия такового, подсудимые скрылись с места происшествия.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный Б. просит приговор отменить, ссылаясь на необоснованность осуждения за разбой. При этом указывает, что приговор постановлен на его и О. первоначальных признательных показаниях, добытых на предварительном следствии под физическим и психологическим давлением со стороны работников милиции, которым суд не дал объективной оценки и проигнорировал тот факт, что он еще на следствии, а затем и в суде отказался от своих показаний. Разбой он не совершал, а при причинении О. телесных повреждений потерпевшей не присутствовал. Допрошенные по делу свидетели его оговорили.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Виновность Б. в разбойном нападении полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых приведен в приговоре.

Так, в ходе предварительного следствия осужденный О. утверждал, что он предложил Б. напасть на кого-либо на улице и отобрать мобильный телефон, чтобы потом продать и вырученные деньги разделить между собой. В случае, если потерпевший будет кричать, он предложил использовать молоток, которым можно будет нанести удары. Б. на его предложение согласился. Проходя мимо дома N 1 по ул. Дзержинского гор. Брянска, они увидели женщину, в руках которой был пакет. На неё Б. предложил совершить нападение. Они договорились, что Б. собьёт женщину с ног и осмотрит карманы, а он, в том случае, если женщина будет кричать, ударит её молотком, чтобы она потеряла сознание. Они подбежали к женщине, Б. сзади толкнул её обеими руками в спину, отчего женщина упала на землю и стала кричать. Он, испугавшись, что на крики прибегут люди, нанёс потерпевшей один удар молотком по голове, но она продолжала кричать. Тогда он ещё раз ударил по голове молотком, желая, чтобы женщина потеряла сознание. После второго удара она перестала кричать, потеряв сознание. Испугавшись содеянного, они убежали с места происшествия, но вскоре были задержаны сотрудниками милиции.

Из показаний осужденного Б., данных в процессе расследования, усматривается, что О. предложил ему ограбить какую-нибудь девушку, похитить мобильный телефон и деньги. О. сказал, что если девушка будет сопротивляться, у него (О.) "есть некая вещь, с помощью которой он её успокоит". Он согласился на это предложение. Они стали выпивать, и он увидел у О. молоток. На его вопрос, для чего нужен молоток, О. ответил, что ударит этим молотком потерпевшую по голове. Они пошли по улицам в поисках девушки, которую можно было ограбить. Проходя мимо дома N 1 по ул. Дзержинского гор. Брянска, они увидели женщину, на которую Оглоблин предложил совершить нападение. Они договорились, что он выхватит из её рук сумку, а если потерпевшая начнет кричать и сопротивляться, то О. пообещал "сам всё уладить". Он подбежал к женщине, вырвал сумку у неё из рук и стал убегать; она стала кричать. Примерно через 10 минут к нему присоединился О., который сказал, что ударил несколько раз женщину по голове, чтобы та не кричала. Осмотрев содержимое похищенной сумки, они не обнаружили там ни денег, ни мобильного телефона (том 1 л.д. 81-83, 112-113).

Данные показания судом признаны достоверными и им дана соответствующая оценка в приговоре.

Судом также проверялось заявление осужденного Б. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и обоснованно отвергнуто с приведением в приговоре мотивов такого решения.

Суд также проверял версию осужденных о том, что О. убил Л., но не при разбое, но признал ее необоснованной, изложив в приговоре свои доводы по этому заявлению.

Свидетели К. и Ж. показали, что они патрулировали улицы Фокинского района с целью предотвращения грабежей и разбоев. Примерно в 5 часов по рации поступило сообщение об обнаружении женщины с телесными повреждениями возле дома N 1 по ул. Дзержинского, и они были ориентированы на задержание лиц, совершивших данное преступление. Недалеко от места происшествия они встретили двух молодых людей, обсуждавших между собой что-то, - О. и Б., личности которых были установлены позднее. Они остановили их, осветили фонарём и обнаружили в кармане у О. молоток с пятнами вещества бурого цвета. На вопрос, кто ударил женщину, О. ответил, что ударил тот, у кого молоток.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 26.12.2005 г., на трупе Л. обнаружены телесные повреждения, характеризующие открытую черепно-мозговую травму: множественные ушибленные раны головы, кровоизлияния в мягких тканях центральной части лобной области, правой теменной области, левой височно-теменной области, центральной части затылочной области, фрагментарный перелом левых височных и теменной костей.

Все телесные повреждения были причинены в короткий промежуток времени, одно за другим.

Открытая черепно-мозговая травма в посттравматическом периоде осложнилась развитием отёка головного мозга, который явился непосредственной причиной смерти.

Открытая черепно-мозговая травма обычно у живых лиц по признаку опасного для жизни вреда здоровью относится к телесным повреждениям, повлекшим тяжкий вред здоровью. Между её причинением и наступлением смерти имеется прямая причинная связь.

При экспертном осмотре трупа также установлены кровоподтёки в области тыльной поверхности левой кисти и в области наружной части средней трети левого предплечья, ссадина в области тыльной поверхности правой кисти в проекции пястной кости второго пальца, которые могли быть причинены в результате воздействий твёрдых тупых предметов (предмета), что могло иметь место как при непосредственных ударах, так и при падении. Данные телесные повреждения, которые по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок не более 3-х недель относятся к телесным повреждениям, повлекшим лёгкий вред здоровью.

Вместе с тем, проверив материалы дела в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым внести в приговор изменения в части, касающейся правовой оценки содеянного Б.

В обоснование своего вывода о виновности Б. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ суд сослался в приговоре на то, что умыслом Б. охватывалось применение молотка в случае, если потерпевшая окажет сопротивление или закричит.

Как усматривается из материалов дела, каких-либо телесных повреждений от первоначального удара молотком, нанесенного О. потерпевшей в сговоре с Б., судом не установлено.

Все повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью Л. и повлекшие ее смерть, причинены одним О. при эксцессе исполнителя, о чем указано в приговоре суда.

Что касается Б., то суд указал в описательно-мотивировочной части приговора о причинении им повреждений на руках, повлекших за собой легкий вред с кратковременным расстройством здоровья.

Поскольку тяжкий вред здоровью потерпевшей причинен О. при эксцессе исполнителя, а Б. причинил Л. легкий вред, повлекший расстройство здоровья, то он должен отвечать за фактически содеянное и его действия следует переквалифицировать с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Наказание осужденному следует назначить в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ.

Руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденного Б. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Брянского областного суда от 22 ноября 2006 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2007 г. в отношении Б. изменить, переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 20000 руб.

В остальном судебные решения оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2008 г. N 518-П07


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.