Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. N 561-П07ПР Суд, передавая дело на новое кассационное рассмотрение, указал, что ходатайство осужденного об обеспечении его адвокатом для защиты интересов в суде удовлетворено не было, дело было рассмотрено без участия адвоката, что повлекло нарушение права осужденного на защиту и могло повлиять на вынесение по делу законного, обоснованного и справедливого решения

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. N 561-П07ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на кассационное определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 г.

По приговору Кемеровского областного суда от 15 июля 2002 г.

М.Г.С., родившийся 21 июня 1960 г. в пос. Яя Кемеровской области, ранее не судимый,

осужден: по п.п. "в, з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по п.п. "д, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; по ч. 3 ст. 213 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 г. приговор в части осуждения М.Г.С. по ч. 3 ст. 213 УК РФ отменен и уголовное дело производством прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. Из приговора исключено его осуждение по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступления, предусмотренных п.п. "в, з" ч. 2 ст. 126, п. "д" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 213, ч. 1 ст. 222 УК РФ, окончательно назначено М.Г.С. наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осуждены А.Д.С. и Ш., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорном представлении ставится вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение ввиду нарушения права М. на защиту.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З., поддержавшего надзорное представление, адвоката П.A.M., полагавшего судебные решения отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение, Президиума Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. признан виновным в следующих преступлениях, совершенных, как указано в приговоре, в поселке городского типа Яя Яйского района Кемеровской области при таких обстоятельствах.

В начале сентября 2000 г. Ш. заподозрил К. в изнасиловании своей сестры.

23 сентября 2000 г., около 23 часов, во дворе дома N 6 по ул. Ленина в пос. Яя Ш. встретил К. и на почве личных неприязненных отношений нанес ему не менее 5 ударов кулаками по голове, причинив физическую боль.

После нанесения К. побоев Ш. привел его на ул. Советскую и остановил проезжавший по дороге автомобиль марки "ВАЗ-21093" под управлением знакомого ему М. Ш. попросил М. отвезти их на ул. Садовую, д. 13 в пос. Яя, объяснив, что он намерен провести "опознание" К. как человека, изнасиловавшего его сестру. М. согласился и привез их по указанному адресу.

Ш. вызвал свою сестру на улицу, показал ей К. и спросил, этот ли парень изнасиловал ее. Сестра Ш. дала утвердительный ответ, но сказала, что она не хочет больше говорить об этом и ушла домой.

После этого Ш. потребовал от К. возместить его сестре моральный вред, причиненный, якобы, изнасилованием. Получив отказ, Ш. предложил М. увезти К. в село Азаново Ижморского района Кемеровской области, где находится ООО "СВ-Лес", заместителем директора которого является М., чтобы К. принудительно работал там под присмотром назначенного им человека на валке леса до тех пор, пока не отработает требуемого возмещения.

М. согласился и они вступили между собой в преступный сговор, направленный на похищение К. из корыстных побуждений.

Ш. взял К. за руку и, угрожая ему физической расправой, посадил его в автомобиль М. Последний повез К. в село Азаново.

В пути следования, стремясь подавить волю К. к сопротивлению, М. и Ш. поочередно нанесли К. не менее 5 ударов кулаками по лицу и голове.

Совместными действиями осужденные причинили К. в процессе похищения закрытую черепно-мозговую травму, чем применили насилие, опасное для здоровья.

По прибытии ночью 23 сентября 2000 г. в село Азаново М. и Ш. завели К. в помещение жилого дома и оставили под присмотром назначенного человека, а сами вернулись в пос. Яя.

25 сентября 2000 г. потерпевший убежал с места насильственного удержания, а 29 сентября 2000 г. обратился в органы милиции с заявлением о похищении его осужденными.

В ночь с 8 на 9 марта 2001 г. на дискотеке в помещении бывшего магазина "Детский мир" пос. Яя между двумя группами парней произошла драка, в которой участвовал Ш.

9 марта 2001 г., около 10 часов, в ходе совместного распития спиртных напитков в помещении магазина N 6, расположенного в пос. Яя, Ш., С. и О. рассказали о произошедшей накануне драке М., З., А., Т., З. Мед. предложил поехать к Мих. для выяснения обстоятельств драки, используя это как предлог для учинения хулиганства.

С этой целью Мед., Ш., З. и А. приехали к его дому N 42 по ул. Заводской в пос. Яя. Когда Мих. вышел во двор, Мед., Ш., А. и З. стали бить Мих. из хулиганских побуждений, причинив легкий вред здоровью.

В тот же день Мих., его брат М., Кон., Р.Д., Р.М., Г., С., А., Куд., П. собрались на перекрестке улиц Советской и Анжерской в пос. Яя. Мих. рассказал им о случившемся, и они решили встретиться с компанией Мед. и Шан., чтобы поговорить об обстоятельствах драки на дискотеке и избиения Мих. во дворе его дома. Узнав от Г. что Мед. со своими приятелями находится в пивном баре "Провинция", все пошли туда.

В это время присутствовавшим в баре "Провинция" лицам кто-то сообщил, что к бару идет группа молодых парней во главе с Мих. Мед., Арыш., С., Ш., З., Т., Мял., Д., Абр. и другие лица вышли на улицу и встали на крыльце бара.

Мед., имеющий право на хранение, ношение трех гладкоствольных охотничьих ружей, открыл багажник своего автомобиля и извлек оттуда данные ружья, которые передал Арыш. и С. Однако последний положил его на землю, отказавшись от совершения преступления.

Когда группа Мих. подошла к пивному бару "Провинция", Мед. спросил Мих. о том, стрелять или будут разговаривать. Мих. ответил ему, что будут разговаривать, и в сопровождении брата Мих. и К. приблизился к крыльцу бара, А. направил ружье в грудь М.А., угрожая ему убийством, а Мед. направил ствол ружья на М.Д.

М.А., находясь в состоянии необходимой обороны, подбежал к А., вырвал ружье, ударил его прикладом по плечу. В это время Мед. с целью убийства, проявляя особую жестокость, в присутствии родного брата потерпевшего произвел выстрел в грудь М.А. и лишил его жизни.

В надзорном представлении ставится вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение ввиду нарушения права Мед. на защиту.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает надзорное представление подлежащим удовлетворению.

Как усматривается из материалов уголовного дела, осужденным Мед., содержащимся под стражей, было заявлено ходатайство об участии защитника при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев 24 апреля 2003 года данное ходатайство, в его удовлетворении отказала, сославшись на то, что законом не предусмотрено обеспечение участия защитника по назначению при рассмотрении дела в суде второй инстанции.

Однако данное утверждение Судебной коллегии не основано на требованиях закона.

Согласно ст. 48 Конституции Российской Федерации, каждому гражданину гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Часть 3 ст. 51 УПК РФ содержит норму, позволяющую обеспечить гарантированное Конституцией РФ право на защиту в тех случаях, когда лицо не имеет возможности заключить соглашение с определенным адвокатом.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту при производстве по уголовному делу закреплено в ст. 16 УПК РФ в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства, в силу чего положения данной статьи распространяются на все стадии уголовного процесса.

По смыслу ст. 16 УПК РФ, а также ст. 50 УПК РФ (регламентирующей порядок реализации права на защиту) приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляется по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Иное толкование ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может повлечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Осужденный ходатайствовал об обеспечении его адвокатом для защиты интересов в суде кассационной инстанции, однако это ходатайство не было удовлетворено, и дело было рассмотрено без участия адвоката.

Это повлекло нарушение права Мед. на защиту и могло повлиять на вынесение по делу законного, обоснованного и справедливого решения.

Также подлежит отмене и определение Судебной коллегии от 24 апреля 2003 г. об отказе в удовлетворении ходатайства Мед. о назначении ему адвоката в суде кассационной инстанции.

В то же время Президиум считает необходимым оставить без изменения кассационное определение в части, касающейся отмены кассационной инстанцией приговора по ч. 3 ст. 213 УК РФ за отсутствием в действиях Мед. состава преступления, а также об исключении его осуждения по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с положениями, изложенными в ст. 405 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 ч. 1 п. 5 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 г. в части, касающейся осуждения М.Г.С. по п.п. "в, з" ч. 2 ст. 126, п. "д" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 213, ч. 1 ст. 222 УК РФ, и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года об отказе в удовлетворении ходатайства М.Г.С. о назначении ему адвоката в суде кассационной инстанции отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

В остальном кассационное определение в отношении М.Г.С. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. N 561-П07ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение