Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 апреля 2008 г. N 65-П08ПР Поскольку признаки сбыта холодного оружия в содеянном осужденного отсутствуют, суд прекратил производство по делу в этой части ввиду отсутствия в действиях осужденного состава преступления, кроме того, поскольку суд допустил ухудшение положения осужденного, не учел, что преступления, за которые осужденный имел две предыдущие судимости, совершены им в возрасте до 18 лет, суд исключил указание о наличии в действиях осужденного рецидива преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 апреля 2008 г. N 65-П08ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. о пересмотре приговора Санкт-Петербургского городского суда от 12 марта 1999 года, по которому

М., 2 августа 1975 года рождения, уроженец г. Санкт-Петербурга, судимый: 13 февраля 1992 г. по ч. 4 ст. 89, ч. 3 ст. 89, ст. 15, ч. 3 ст. 89 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 24 декабря 1992 г. по ч. 2 ст. 144, ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, с применением ст. 41 УК РСФСР к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 12 ноября 1996 г., -

осужден: по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы, по п.п. "в, г" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ч. 4 ст. 222 УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года приговор в отношении М. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Новгородского районного суда Новгородской области от 4 февраля 2005 г. из приговора исключены квалифицирующие признаки разбоя - "неоднократно", "лицом, ранее два раза судимым за хищение", а также конфискация имущества.

Постановлено считать М. осужденным за разбой, совершенный в отношении К., по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) к 10 годам лишения свободы, за разбой и покушение на убийство Д. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 12 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по уголовным делам Новгородского областного суда 10 марта 2005 г. постановление судьи от 4 февраля 2005 г. оставлено без изменения.

Постановлением президиума Новгородского областного суда от 16 июля 2007 г. постановление от 4 февраля 2005 г. и кассационное определение от 10 марта 2005 г. изменены: действия М., связанные с разбойными нападениями на К. и Д., квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), по которой назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы, наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ смягчено до 19 лет 9 месяцев лишения свободы.

По делу также осуждены В., К. и П., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных решений в части осуждения М. по ч. 4 ст. 222 УК РФ, исключении из постановления президиума Новгородского областного суда указания о рецидиве преступлений и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорного представления, вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Г., поддержавшего надзорное представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил :

с учетом внесенных в приговор изменений М. признан виновным в том, что в январе 1998 года по месту своего жительства в г. Санкт-Петербурге незаконно сбыл В. нож, являющийся холодным оружием, который последний хранил до момента изъятия сотрудниками милиции 1 февраля 1998 г., а до этого использовал его при совершении преступлений.

Он же признан виновным в нападении, совершенном 31 января 1998 года совместно с К., П. и В. на К. в целях хищения его автомашины, в процессе которого В. и К. нанесли потерпевшему ножом поверхностные резаные раны нижней челюсти и шеи и похитили его автомашину стоимостью 33 000 рублей; в нападении на Д. 4 февраля 1998 года с целью завладения автомашиной, в ходе которого, желая причинить смерть потерпевшему, нанес ножом многочисленные колото-резаные и резаные ранения различных областей лица, головы, шеи, причинив тяжкий вред здоровью. Завладев автомашиной, М. переместил потерпевшего в подвал дома, полагая, что тот мертв, снял с его руки обручальное кольцо, а всего похитил имущество на общую сумму 31 800 рублей.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. поставлен вопрос об отмене приговора в части осуждения М. по ч. 4 ст. 222 УК РФ с прекращением дела в связи с тем, что передача ножа для заточки не образует сбыта холодного оружия, а также об исключении из постановления президиума Новгородского областного суда ошибочного указания о наличии в действиях М. рецидива преступлений и смягчении наказания, назначенного по совокупности преступлений.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в отношении М., находит надзорное представление об отмене приговора в части осуждения по ч. 4 ст. 222 УК РФ, а также ошибочном указании в постановлении президиума Новгородского областного суда от 16 июля 2007 г. о наличии в действиях М. рецидива преступления обоснованным.

По смыслу уголовного закона под незаконным сбытом оружия следует понимать их безвозвратное (в отличие от незаконной передачи) отчуждение в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной), то есть продажу, дарение, обмен и т.п.

Как указано в приговоре, М. незаконно сбыл В. нож, признанный холодным оружием, в связи с чем суд квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 222 УК РФ.

В качестве доказательств суд сослался на показания В. в судебном заседании о том, что указанный нож ему передал для заточки М., показания В. на предварительном следствии, в которых он указывал, что М. и П. предложили совершить разбойное нападение на водителя автомашины и взять для этого нож, который ему незадолго до этого передал М., показания М. в суде, в которых он подтвердил, что передал В. для заточки охотничий нож, который тот стал носить с собой.

Квалифицируя действия осужденного как незаконный сбыт холодного оружия, суд в приговоре не привел анализа доказательствам в целях юридической оценки содеянного по ч. 4 ст. 222 УК РФ.

Из показаний осужденного В. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, видно, что перед нападением на водителя М. предложил взять с собой нож, который он ему давал для заточки.

Выводы суда о том, что М. сбыл нож В., то есть совершил его отчуждение, является предположением, поскольку они не подтверждены доказательствами, приведенными в приговоре, и, напротив, опровергаются показаниями осужденных о передаче ножа В. лишь для заточки.

В соответствии с ч. 4 ст. 222 УК РФ уголовную ответственность влечет только сбыт газового и холодного оружия. Ответственность за передачу холодного оружия (без его отчуждения) уголовный закон не предусматривает.

Поскольку признаки сбыта холодного оружия в содеянном М. отсутствуют, судебные решения в части его осуждения по ч. 4 ст. 222 УК РФ подлежат отмене с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в его действиях состава преступления.

Кроме того, из описательно-мотивировочной части постановления президиума Новгородского областного суда подлежит исключению ошибочное указание со ссылкой на ч. 1 ст. 18 УК РФ о наличии в действиях М. рецидива преступления в связи с тем, что суд в приговоре этого обстоятельства не установил.

Однако президиум в нарушение требований ст. 405 УПК РФ допустил ухудшение положения осужденного, а также не учел, что преступления, за которые М. имел две предыдущие судимости, совершены им в возрасте до 18 лет, о чем указано в приговоре.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п.п. 2, 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил :

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. удовлетворить.

2. Приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 марта 1999 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года, постановление судьи Новгородского районного суда Новгородской области от 4 февраля 2005 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда от 10 марта 2005 года, постановление президиума Новгородского областного суда от 16 июля 2007 года в отношении М. в части осуждения по ч. 4 ст. 222 УК РФ отменить и производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ" имеется в виду "п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ"


Исключить из постановления президиума Новгородского областного суда от 16 июля 2007 года указание о ссылке на ч. 1 ст. 18 УК РФ о наличии в действиях М. рецидива преступления.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), окончательно назначить М. 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении М. оставить без изменения.


Президиум ВС РФ пришел к выводу о необходимости исключения из обвинительного приговора указания на осуждение лица по ч. 4 ст. 222 УК РФ (незаконный сбыт холодного оружия).

По материалам дела осужденный передал другому лицу холодное оружие (охотничий нож) для заточки.

Как пояснил Президиум, по смыслу уголовного закона под незаконным сбытом оружия следует понимать его безвозвратное (в отличие от незаконной передачи) отчуждение в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной), т.е. продажу, дарение, обмен и т.п. В соответствии с ч. 4 ст. 222 УК РФ уголовную ответственность влечет только сбыт холодного оружия. Ответственность за передачу холодного оружия (без его отчуждения) уголовный закон не предусматривает.

Таким образом временная передача холодного оружия другому лицу не образует состава преступления.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 апреля 2008 г. N 65-П08ПР


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.