Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 апреля 2008 г. N 23-П08 Суд частично удовлетворил жалобу осужденного и изменил приговор, исключив из него наказание за незаконное хранение боеприпасов, указав, что в приговоре не содержится описания состава данного преступления и на осужденного не может быть возложена ответственность за его совершение

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 апреля 2008 г. N 23-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 июня 2000 г., по которому

П., родившийся 23 декабря 1972 г. в г. Якутске, ранее судимый 15 апреля 1996 г. по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 108, ч. 3 ст. 224 УК РСФСР по совокупности преступлений на 5 лет лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 29 апреля 1999 г.,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года; по ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

П. по ч. 2 ст. 209 УК РФ оправдан.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2001 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 10 марта 2004 г., вынесенным в порядке ст. 397 УПК РФ, П. постановлено считать осужденным по ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 27 мая 2004 г. постановление оставлено без изменения.

По делу осужден также А., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Осужденный П. в надзорной жалобе просит изменить судебные решения, исключить его осуждение по ч. 1 ст. 222 УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ, смягчить наказание.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего надзорную жалобу осужденного удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

С августа 1999 г. директор ЧП "Стандарт" Я. стал создавать преступную группу с целью причинения смерти Кож., с которым у него сложились неприязненные отношения.

В преступную группу были вовлечены сначала П., который согласился совершить убийство Кож. за 50000 рублей, затем А., который, в свою очередь, согласился совершить убийство Кож. за 10000 рублей.

Для исполнения намеченной цели П. получил от Я. аванс в сумме 30000 рублей и поставил в известность Я., что в убийстве Кож. будет участвовать А.

Совместно с А. на своем автомобиле несколько раз приезжали к дому, где проживал Кож. Они вместе изучали пути передвижения Кож., время приезда его домой и в течении двух недель следили за ним, выжидая подходящий момент для исполнения намеченного умысла на убийство.

Для причинения смерти А. потребовал пистолет и после встречи с ним Я. организовал незаконное приобретение П. и А. огнестрельного оружия, пистолета "Марголин" калибра 5,6 мм с патронами, который был приобретен ими у неустановленного лица за 8000 рублей.

20 октября 1999 г., около 16 часов, П. на автомашине подвез А. к дому Кож. и отъехал на определенное расстояние, стал ждать исполнения преступления, т.е. выстрелов А. из пистолета в Кож.

А. зашел в подъезд дома и стал ожидать Кож.

После того как Кож. приехал к дому и зашел в подъезд, А. произвел в него четыре выстрела из пистолета "Марголин" и, убедившись, что все пули попали в цель, вышел из подъезда и сел в ожидавшую автомашину П., после чего снял свою одежду, и они все вместе быстро скрылись с места происшествия.

По заранее обговоренному плану одежду и пистолет А. оставил в машине П., сам доехал до улицы в Сайсарах, затем поехал до места пребывания.

Одежду А. выбросил в мусорный бак, пистолет увез с собой и спрятал.

Выстрелами из пистолета Кож. были причинены три огнестрельных ранения.

Кож. был доставлен в больницу, где ему была оказана медицинская помощь, и по не зависящим от П. и А. причинам потерпевший остался жив.

Осужденный П. в надзорной жалобе просит изменить судебные решения, исключить его осуждение по ч. 1 ст. 222 УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ, указывает, что в основу его обвинения в покушении на убийство Кож. положены его показания и показания осужденного А. на предварительном следствии, полученные в результате недозволенных методов воздействия, которые не подтверждены другими доказательствами, его показания в суде необоснованно отвергнуты, отмечает, что он добровольно выдал пистолет и патроны, поэтому подлежит освобождению от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.

Виновность осужденного П. в совершении покушения на убийство Кож. установлена доказательствами, исследованными в судебном заседании, анализ и оценка которых подробно изложены в приговоре.

Так, из показаний осужденного П., данных во время расследования дела, следует, что Я. в апреле 1999 г. предложил за деньги совершить убийство Кож., после того как он согласился, Я. передал ему 30000 рублей, он рассказал об этом А., тот согласился совершить убийство за 10000 рублей. После этого они стали следить за Кож., он приобрел пистолет. В день совершения преступления он привез А. к дому Кож., А. зашел в подъезд, через некоторое время вернулся, сказал, что стрелял в Кож. четыре раза (т. 2 л.д. 109-112).

Осужденный А. пояснил на предварительном следствии, что от П. он узнал, что Я. за большие деньги предлагает совершить убийство Кож., он согласился исполнить этот заказ, они следили некоторое время за Кож., затем был приобретен пистолет; 20 октября 1999 г. они на автомобиле П. приехали к дому Кож., он с пистолетом зашел в подъезд, после того как туда зашел Кож., он выстрелил в него несколько раз, вышел из подъезда, и на автомобиле под управлением П. они с места происшествия уехали (т. 2 л.д. 46-47, 59-61).

Показания осужденных П. и А. на предварительном следствии обоснованно признаны допустимыми и достоверными доказательствами, они согласуются между собой и подтверждаются другими имеющимися в материалах дела данными: показаниями потерпевшего Кож., свидетелей З., Зах., Кожев., Пер., Г., Пр., данными протокола осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных Кож. телесных повреждений, протоколом выемки у П. пистолета, заключением судебно-баллистической экспертизы.

Как видно из материалов дела, допрашивались П. и А. на предварительном следствии с соблюдением норм действовавшего в тот период уголовно-процессуального закона, давали показания об обстоятельствах совершенного преступления, в том числе с участием адвокатов.

Доводы надзорной жалобы о том, что осужденные П. и А. давали показания в результате недозволенных мер воздействия являются несостоятельными, обоснованно они были отвергнуты и судом первой инстанции.

Правовая оценка действий П. по ч. 3 ст. 30, п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной.

Судом обоснованно признано, что осужденные действовали в составе организованной группы, по найму.

Вместе с тем из осуждения по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует исключить квалифицирующий признак "из корыстных побуждений" как излишне вмененный, поскольку покушение на убийство признано совершенным по найму.

Судебные решения в части осуждения П. по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежат отмене, производство по делу - прекращению.

Приговором суда П. признан виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия - пистолета "Марголина", с применением которого было совершено покушение на убийство и патронов к нему калибра 5,6 мм.

Из материалов дела следует, что П. во время допроса в качестве подозреваемого пояснил, что пистолет, из которого были произведены выстрелы в Кож., он спрятал под навес сарая по адресу: г. Якутск, ул. Ильменская, д. 38.

После этого следователем было вынесено постановление о производстве выемки пистолета в месте, указанном П. (т. 2 л.д. 16).

Из протокола выемки от 13 января 2000 г. следует, что П. добровольно выдал пистолет, два магазина и четыре патрона (т. 2 л.д. 17).

О том, что П. добровольно выдал пистолет марки "Марголин", указано и в приговоре суда.

Таким образом, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что П. добровольно выдал пистолет "Марголина" и боеприпасы к нему, патроны калибра 5,6 мм.

Суд, квалифицируя действия П., указал в приговоре, что он хранил также и "патрон от ПМ" в своей квартире.

Однако при описании преступных деяний, признанных доказанными, в нарушение положений ст. 307 УПК РФ в приговоре не отражено, где, когда, при каких обстоятельствах П. хранил "патрон от ПМ" и что это за патрон.

При таких обстоятельствах, когда в приговоре не содержится описания состава преступления, на осужденного не может быть возложена ответственность за хранение "патрона от ПМ".

Кроме того, из судебных решений следует исключить указание на фамилию Я.

В соответствии с положениями ст. 254 УПК РСФСР, действовавшей в период рассмотрения дела, разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду.

В приговоре суд в нарушение этого требования закона указал, что в преступлениях, наряду с П. и А. участвовал Я.

Между тем из материалов дела следует, что в отношении Я. в связи с его розыском уголовное дело было выделено в отдельное производство и на день вынесения приговора в отношении А. и П. он не был признан виновным в совершении преступлений (т. 2 л.д. 226).

Что касается наказания по ч. 3 ст. 30, п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то оно назначено П. в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности, данных о его личности.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст.ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного П. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 июня 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2001 г., постановление судьи Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 10 марта 2004 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 27 мая 2004 г. в отношении П. в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить, производство по делу прекратить;

эти же судебные решения изменить, из осуждения по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключить квалифицирующий признак "из корыстных побуждений";

исключить указание на фамилию Я.

Судебные решения в части осуждения П. по ч. 3 ст. 30, п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 апреля 2008 г. N 23-П08


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.