Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 1-О08-24 Поскольку наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности и явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления, наличия на иждивении малолетнего ребенка и других смягчающих наказание обстоятельств, суд не нашел оснований для изменения приговора

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 1-О08-24


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 26 июня 2008 года кассационную жалобу адвоката П. на приговор Архангельского областного суда от 17 апреля 2008 года, которым

С., родившийся 14 апреля 1985 года в г. Санкт-Петербурге, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С. в пользу М.Н.Г. и Р.М.Ю. в счет компенсации морального вреда по 100 000 рублей и в доход федерального бюджета процессуальные издержки в размере 43 350 рублей.

С. признан виновным и осужден за убийство М. и Р., то есть умышленное причинение смерти двум лицам.

Преступление совершено 13 декабря 2007 года в селе Лешуконское Архангельской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора К., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе в защиту осужденного С. адвокат П. выражает несогласие с приговором в части квалификации действий своего подзащитного и назначенного ему наказания. Утверждает, что преступление С. совершил в состоянии "крайнего" душевного волнения вследствие противоправного и аморального поведения потерпевших, их издевательств над ним и угроз применения насилия в отношении него и членов его семьи. Считает, что при назначении наказания С. суд необоснованно не признал данные обстоятельства смягчающими наказание, а также не учел его состояние здоровья, положительные характеристики и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Кроме того, выражает несогласие с приговором в части взыскания с С. в пользу потерпевших компенсации морального вреда, считая размер этой компенсации слишком большим и несоответствующим фактическим обстоятельствам. Просит приговор в отношении С. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст. 107 ч. 2 УК РФ, смягчить назначенное наказание, применив ст. 73 УК РФ, и снизить размер взысканной с осужденного в пользу потерпевших компенсации морального вреда.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката П. государственный обвинитель Р.Н.В. и потерпевший Р.М.Ю. просят оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины С. в умышленном убийстве М. и Р. правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы адвоката П., приведенные в кассационной жалобе, о совершении С. убийства потерпевших в состоянии сильного душевного волнения, судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными и противоречащими материалам дела.

Суд правильно признал достоверными явку с повинной С., а также его показания, данные при его допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте, в которых он последовательно пояснял, что убийство потерпевших он совершил в ходе возникшей с ними ссоры из личных неприязненных отношений и при этом не заявлял о том, что удары потерпевшим он нанес, опасаясь применения насилия, после высказанных ими угроз ему и его семье.

Приведенные выше показания осужденного С. об обстоятельствах совершенного им преступления полностью согласуются с показаниями свидетелей Мяк., Б., Кок., Бур. и Сос., протоколами осмотра места происшествия и других следственных действий, выводами судебно-медицинских и криминалистических экспертиз о том, что обнаруженных у потерпевших телесных повреждений, от которых наступила их смерть, могли быть причинены при указанных осужденным С. обстоятельствах.

Согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, С. психическим расстройством не страдает и не страдал им во время совершения инкриминируемого ему деяния, а также не находился в состоянии аффекта, о чем свидетельствует отсутствие в его поведении трехфазной динамики, характерной для аффективной реакции.

Поскольку указанные выше и другие приведенные в приговоре доказательства получены с соблюдением требований УПК РФ, согласуются между собой, они обоснованно признаны судом соответствующими фактическим обстоятельствам, а показания С. в судебном заседании о совершении убийства потерпевших в связи с их угрозами применения насилия в отношении него и его семьи - недостоверными.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал правильную оценку и пришел к обоснованному выводу о том, что убийство потерпевших С. совершил умышленно, из личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры, и в состоянии физиологического аффекта при этом не находился.

Таким образом, действия осужденного С., вопреки доводам жалобы адвоката, правильно квалифицированы судом по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как умышленное причинение смерти двум лицам, оснований для переквалификации действий С. на ст. 107 ч. 2 УК РФ не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденного С. судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о его личности и выводов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в которых у суда не имелось, он обоснованно признан вменяемым.

Наказания осужденному С. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, его явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления, наличия на иждивении малолетнего ребенка и других смягчающие наказание обстоятельств.

Поскольку выводы органов предварительного следствия о наличии смягчающего наказание С. обстоятельства - аморальное поведение потерпевших не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, суд обоснованно не признал данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание.

Таким образом, оснований для признания назначенного осужденному С. наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения не имеется.

Гражданские иски потерпевших о компенсации морального вреда разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера причиненных им нравственных страданий, требований разумности и справедливости, а так же материального положения осужденного, поэтому оснований для изменения приговора в этой части, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе адвоката, судебная коллегия также не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Архангельского областного суда от 17 апреля 2008 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката П. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 1-О08-24


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.