Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 44-008-36 Суд, оставляя приговоры без изменения, а кассационные жалобы осужденных без удовлетворения, указал, что их вина в убийстве доказана, при назначении осужденным наказания были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль и данные о личности каждого осужденного, активное способствование ими раскрытию преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 44-008-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных К. и Кор. на приговор Пермского краевого суда от 4 марта 2008 года, по которому

К., родившийся 24 октября 1978 года в г. Березники Пермской области, не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кор., родившийся 20 июня 1961 года в п. Огурдино Усольского района Пермской области, ранее судимый 27 августа 2001 года по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п.п. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 12 апреля 2005 года условно-досрочно на 3 года, 8 месяцев и 6 дней,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание, не отбытое по приговору от 27 августа 2001 года, и окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К. и Кор. в пользу П.Г.И. в счет компенсации морального вреда по 166.006 рублей с каждого.

Постановлено также о взыскании процессуальных издержек.

По делу также осужден Б., приговор в отношении которого не обжалован. Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...", мнение прокурора Ш., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия установила:

К. и Кор. осуждены за убийство П.

Преступление совершено в пос. Орел Усольского района Пермского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный К. выражает несогласие с приговором, считает завышенной сумму, взысканную с него в счет компенсации морального вреда, просит учесть смягчающие наказание обстоятельства, в том числе противоправность поведения потерпевшего, снизить назначенное ему наказание;

осужденный Кор. просит разобраться в деле, снизить назначенное ему наказание, указывает, что его вина в убийстве не доказана, утверждает, что К. на следствии дал показания в результате применения к нему недозволенных методов.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Л. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

В суде К. и Кор. виновными себя признали полностью, от дачи показаний отказались.

Из показаний осужденных К., Кор. и Б. на предварительном следствии следует, что осенью 2007 года они проживали в пос. Орел совместно с П. в домике последнего. В конце октября 2007 года во время совместного употребления спиртных напитков П. их оскорбил, возникла ссора, и они решили его убить. Взяли веревку, накинули веревку на шею П., Б. держал его за ноги, а К. и Кор. затянули веревку на шее П. Труп потерпевшего закопали во дворе дома.

Из протоколов проверки показаний на месте следует, что К., Кор. и Б. каждый в отдельности рассказали и показали, как они совершили убийство и где закопали труп. В указанном ими месте был обнаружен труп П.

Показания на предварительном следствии осужденные давали в присутствии адвокатов, что исключало возможность применения к ним недозволенных методов, доводы жалобы осужденного Кор. в этой части Судебная коллегия находит несостоятельными.

Помимо признания самими осужденными своей вины, в том числе и Кор., их вина подтверждается другими исследованными судом доказательствами.

Так, потерпевшая П.Г.И. показала, что ее муж, П., с апреля 2006 года проживал в дачном домике в пос. Орел. С июня 2007 года в дачном доме вместе с мужем стал проживать К., а позднее стал проживать еще и Б. 4 ноября 2007 года она приехала навестить мужа, его дома не оказалось. К., Б. и не знакомый мужчина сообщили, что он уехал в город за запчастями для мотоцикла. 18 ноября 2007 года вместе с зятем Ц. вновь приехали в пос. Орел. К., Б. и незнакомый мужчина ремонтировали крышу дачного домика и сообщили, ее муж уехал в город и больше не появлялся. 23 ноября 2007 года она обратилась в милицию с заявлением о пропаже мужа. На следующий день зять Ц. и двоюродный брат вновь поехали в пос. Орел узнать о судьбе мужа. Из поселка вернулись в тот же день и сообщили, что К. сознался, что в конце октября 2007 года вместе с Б. и третьим мужчиной совершили убийство П., тело закопали во дворе дома. 26 ноября 2007 года приехали работники милиции и обнаружили захоронение в указанном месте.

Аналогичные показания дала свидетель П.Ю.В.

Свидетель Ц. показал, что с июня 2007 года знакомый его брата, К., проживал в дачном домике вместе с П. в пос. Орел. 4 ноября 2007 года Пр. поехала навестить мужа, на следующий день вернулась и сообщила, на даче мужа нет. Там находились К., Б. и не знакомый мужчина. 18 ноября 2007 года он вместе с Пр. поехал на дачу, К. вновь пояснил, что П. уехал в город и не возвращался. Когда он приехал на дачу следующий раз, К. сознался, что они выпивали и втроем задушили П., труп закопали во дворе дома. О данном преступлении, он сообщил в милицию.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в пос. Орел во дворе дома N 12 по ул. Горького обнаружено захоронение, из которого извлечен труп П. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего П. наступила от закрытой травмы шеи с развитием механической асфиксии в результате травматических воздействий на шею пострадавшего тупыми предметами, в том числе, возможно от сдавливания (удавления) мягкой петлей.

Оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о том, что вина осужденных К. и Кор. в убийство П. доказана.

Действия осужденных правильно квалифицированы судом по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При назначении осужденным К. и Кор. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль и данные о личности каждого осужденного, активное способствование ими раскрытию преступления, явку с повинной Кор., наличие у Кор. опасного рецидива преступлений, наказание назначил в соответствии с законом.

В то же время, суд обоснованно не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправность поведения потерпевшего, поскольку это не было установлено в судебном заседании, доводы жалобы осужденного К. в этой части несостоятельны.

Оснований для снижения наказания Судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск о взыскании в счет компенсации морального вреда разрешен судом в соответствии с законом, оснований для снижения размера взыскания, как об этом ставит в жалобе вопрос осужденный К., не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Пермского краевого суда от 4 марта 2008 года в отношении К. и Кор. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К. и Кор. без удовлетворения.




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 44-008-36


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение