Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 июля 2008 г. N 166-П08 Суд признал, что осужденные не могут нести ответственность за убийство двух человек, поскольку государственный обвинитель, выступая в прениях, заявил, что осужденные должны нести ответственность лишь за убийство и отказался от квалификации их действий как убийство двух лиц, в связи с этим суд не вправе был оставить без внимания отказ государственного обвинителя от ранее предъявленного подсудимым обвинения

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 июля 2008 г. N 166-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных З. и К. на приговор Ростовского областного суда от 6 июня 2000 г., по которому

З., родившийся 14 ноября 1976 г. в г. Таганроге Ростовской области, ранее не судимый,

осужден по п.п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К., родившийся 16 августа 1978 г. в г. Усть-Илимске Иркутской области, ранее не судимый,

осужден по п.п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать: в счет компенсации морального вреда с Ч., К., З., К., М. в пользу Г. по 20 000 рублей, с П. в пользу Г. - 10 000 рублей; в счет возмещения расходов на погребение и по оказанию юридической помощи с Ч., К., З., К., М., П. в солидарном порядке в пользу Г. - 195 686 рублей.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2000 г. приговор в отношении З. и К. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Батайского городского суда Ростовской области от 20 декабря 2007 года К. освобожден от наказания условно-досрочно на 2 года 5 месяцев 12 дней.

По делу осуждены также Ч., М., П., в отношении которых надзорное производство не возбуждено, а также К., в отношении которого судебные решения пересмотрены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 6 июля 2005 г.

Осужденные З. и К. в надзорных жалобах просят изменить судебные решения, исключить их осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего надзорные жалобы удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

З. и К. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

Вечером 21 февраля 1999 года братья Г. и Г. отдыхали в кафе "Викториус". Примерно в 3 часа ночи они стали собираться домой, и З. вызвал по сотовому телефону такси. Поскольку русской валюты у братьев Г. не было, З. предложил бармену И. произвести расчет стоимости заказа, составляющей около 100 рублей, имевшимися у него 100 долларами США. Охранник К. поднялся в кабинет администратора, где находился владелец кафе, и сообщил ему, что двое посетителей хотят расплатиться долларами. Владелец кафе запретил принимать доллары, опасаясь, что они могут оказаться фальшивыми. Узнав об этом, Г. попытался забрать у брата купюру, но случайно разорвал ее пополам. После этого братья Г. заявили, что они вообще не будут расплачиваться, мотивируя низким качеством продуктов и заниженным их количеством, и направились к выходу из кафе. И. попросила охранников задержать посетителей, которые хотели уйти, не рассчитавшись. Дорогу братьям Г. преградил охранник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, на котором была одета форменная милицейская одежда, и предложил им вернуться. Братья Г. стали пререкаться с ним.

К ним подошли и другие охранники - Ч., З., К., К., М. Братья Г. в процессе конфликта стали оскорблять как охранников, так и бармена с официантками, в том числе и нецензурно.

Владелец кафе, узнав от Ч. о том, что двое посетителей кафе не хотят платить, спустился к ним. В процессе конфликта он и братья Г. стали оскорблять и угрожать друг другу. Владелец кафе взял у Ч. стартовый револьвер и тут же выстрелил из него в лицо Г., а затем нанес З. удар рукой в живот и рукояткой пистолета по голове. К. ударил Г. ребром ладони по затылку и сбил с ног. Затем Ч. и К. вместе с двумя другими лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, стали избивать лежащего Г., нанося ему удары руками и ногами по туловищу и различным частям тела.

Одновременно с ними З., К., М. и иное лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, около входной двери кафе стали избивать Г. Вырвавшись от них, Г. выбежал из кафе и сел в автомашину такси, прибывшую по заказу. Заметив отсутствие Г., владелец кафе дал команду догнать и вернуть потерпевшего в кафе, имея умысел на убийство обоих братьев с целью сокрытия совершенного в отношении них насилия. Ч. совместно с П. и другим лицом во исполнение умысла владельца кафе выбежали вслед за Г., настигли его и, преодолевая его сопротивление, вытащили из автомашины. Они нанесли Ю. несколько ударов руками и ногами по туловищу, а затем силой привели его к входу в кафе "Викториус", где сбили с ног.

В это же время владелец кафе, К. и другое лицо вытащили находившегося в беспомощном состоянии Г. и бросили рядом с Г. около входа в кафе. Владелец кафе, Ч. и К. стали избивать руками и ногами Г., также приведя его в беспомощное состояние.

Реализуя свой умысел на убийство братьев Г., владелец кафе решил утопить их в реке Дон и дал указание тащить их к воде. Во исполнение умысла на убийство братьев Г., выполняя указание владельца кафе, Ч., К. и З., взяв Г., потащили его к р. Дон, где спустили на площадку для приема малых судов, положив лицом вниз. При этом Г. самостоятельно перевернулся на спину. Одновременно владелец кафе, К., М. и другое лицо отнесли к р. Дон более крупного и тяжелого М., которого положили на ступеньках спуска на указанную площадку. Г. попытался подняться, однако владелец кафе, К. и другое лицо вновь избили его руками и ногами, приведя в бессознательное состояние.

В ходе избиения Г. были причинены телесные повреждения, которые квалифицируются как повлекшие тяжкий вред здоровью и вред здоровью средней тяжести.

Г. были причинены телесные повреждения, которые квалифицируются как легкий вред здоровью.

Затем владелец кафе, имея умысел на убийство братьев Г., дал команду сбросить их в воду, температура которой была +1,7°С Во исполнение этого умысла одновременно владелец кафе, К., М. и другое лицо сбросили Г. в р. Дон с парапета, стенка которого уходила в воду отвесно вниз, с высоты одного метра. Г. сразу утонул. Ч. совместно с К. и З. сбросили с парапета в р. Дон Г., который, стремясь выжить, отплыл от парапета. Тогда, действуя согласованно, во исполнение указания владельца кафе Ч. принес и передал последнему 2 кирпича. Владелец кафе бросил их в Г., и тот скрылся под водой. Смерть обоих братьев Г. наступила от утопления в воде.

Осужденный З. в надзорной жалобе просит изменить судебные решения, исключить его осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание, указывает, что государственный обвинитель, выступая в прениях, отказался от обвинения по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, заявив, что он, З., должен нести ответственность лишь за убийство Г.; к моменту рассмотрения дела вступило в силу постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части 1 статьи 232 части 4 ст. 248 и части 1 статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород", в соответствии с которым суд не вправе был оставить без внимания отказ прокурора от обвинения.

Осужденный К. в надзорной жалобе просит судебные решения в части его осуждения за убийство Г. отменить, производство по делу прекратить, наказание по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ смягчить, указывает, что он участия в убийстве Г. не принимал, государственный обвинитель, выступая в прениях, заявил, что он, К., должен нести ответственность лишь за убийство Г., от квалификации его действий по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ прокурор отказался, в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. N 7-П суд не вправе был оставить без внимания отказ государственного обвинителя от обвинения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам осужденных, находит судебные решения подлежащими изменению на основании п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

Вывод суда о виновности З. и К. в убийстве Г. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, анализ и оценка которых подробно изложены в приговоре.

Действия осужденных по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем приговор и кассационное определение следует изменить, исключить осуждение З. и К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ по следующим основаниям.

Суд установил в приговоре, что З. и К. участвовали в убийстве Г. в составе группы лиц.

Судом не признано, что они совершали насильственные действия в отношении Г. с целью лишения его жизни.

Согласно приговору, убийство потерпевшего Г. совершили другие лица.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 7 л.д. 238), государственный обвинитель, выступая в прениях, заявил, что К. и З. должны нести ответственность лишь за убийство Г., и отказался от квалификации их действий по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ (как убийство двух лиц).

К моменту рассмотрения дела судами первой и кассационной инстанций вступило в силу постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросам Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород", которым действовавшая в период рассмотрения дела ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР как допускающая при отказе прокурора от обвинения осуществления судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения признана не соответствующей статьям 49 и 123 ч. З Конституции Российской Федерации.

Поскольку постановление Конституционного Суда Российской Федерации вступило в силу до постановления приговора по данному делу, суд не вправе был оставить без внимания отказ государственного обвинителя от ранее предъявленного подсудимым обвинения.

При таких обстоятельствах З. и К. не могут нести ответственность по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание З. и К. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, учитывая вышеизложенное, подлежит смягчению.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст.ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденных З. и К. удовлетворить.

2. Приговор Ростовского областного суда от 6 июня 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2000 г. в отношении З. и К. изменить, исключить их осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Смягчить наказание по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ:

З. до 13 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К. до 9 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Считать его условно-досрочно освобожденным на 2 года 2 месяца 12 дней.

В остальном судебные решения в отношении З. и К. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 июля 2008 г. N 166-П08


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.