Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N 57-Г08-7 Суд признал недействующими отдельные положения Правил охоты на территории субъекта РФ, поскольку право устанавливать правила, сроки и перечни орудий и способы добывания объектов животного мира, разрешенных к применению, предоставлено только Правительству РФ

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N 57-Г08-7


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Л.А.В. о признании недействующими пунктов 22.4, 22.12 (в части запретов на установку и использование охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ, использование на охоте охотничьего огнестрельного оружия с емкостью магазина (барабана) от 6-ти до 10-ти патронов включительно), 22.17, 22.18, 22.26, 22.32, 22.49 Правил охоты на территории Белгородской области по кассационной жалобе Л.А.В. на решение Белгородского областного суда от 27 февраля 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.В.П., объяснения Л.А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации З.Э.С., полагавшей решение подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Л.А.В. обратился в суд с заявлением о признании недействующими в части пунктов 22.4 (запрет на использование боевого и спортивного оружия, а также охотничьего огнестрельного полуавтоматического оружия с нарезным стволом, изготовленного на базе боевого огнестрельного оружия), 22.12 (в части запретов на установку и использование охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ, использование на охоте охотничьего огнестрельного оружия с емкостью магазина (барабана) от 6-ти до 10-ти патронов включительно), 22.17 (применение на охоте на лося, оленя и взрослого дикого кабана охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом под патрон калибра 7,62х39 мм. и менее), 22.18 (ношение во время охоты и на пути следования на охоту и охотничьих угодий патронов к гладкоствольному оружию, снаряженных пулями и картечью диаметром 8 мм и более), 22.26 (стрельба по диким животным из гладкоствольного охотничьего оружия далее 35 метров, из охотничьего оружия с нарезным стволом - далее 300 метров), 22.32 (охота в ночное время суток), 22.49 (применение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом (кроме комбинированного) для охоты на пушных зверей и пернатую дичь) Правил охоты на территории Белгородской области.

Заявитель сослался на то, что он является охотником, имеет разрешения на использование имеющегося у него охотничьего оружия и оспариваемые им положения ограничивают реализацию его права на осуществление охоты на территории Белгородской области. Предусмотренные в Правилах охоты на территории Белгородской области ограничения и запреты не соответствуют федеральному законодательству, а именно: Федеральному закону "Об оружии" и Типовым правилам охоты в РСФСР, утв. Приказом Главохоты РСФСР от 04.01.1988 года N 1 "Об утверждении новых типовых правил охоты в РСФСР".

Решением Белгородского областного суда от 27 февраля 2008 года постановлено: заявление Л.А.В. о признании недействующими пунктов 22.4, 22.12 (в части запретов на: установку и использование охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ, использование на охоте охотничьего огнестрельного оружия с емкостью магазина (барабана) от 6-ти до 10-ти патронов включительно), 22.17, 22.18, 22.26, 22.32, 22.49 Правил охота на территории Белгородской области оставить без удовлетворения.

Л.А.В. подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое об удовлетворении заявленных требований. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, допустил существенные нарушения норм процессуального права, дал неправильную оценку доводам заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на положения ст.ст. 6, 6.1, 34, 41 ФЗ "О животном мире" и высказал суждение, что субъекты РФ вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты, регулирующие правила охоты на территории субъекта и вводить ограничения и запреты при ее осуществлении.

При этом суд указал, что необходимость введения ограничении на охоту на территории Белгородской области обусловлена объективными обстоятельствами: густонаселенностью области (58 чел на 1 кв. км), отсутствием на ее территории лесного массива (всего около 10 процентов).

Помимо этого необходимы специальные мероприятия по обеспечению безопасности третьих лиц, которые практически не осуществимы при проведении охоты с использованием полуавтоматического оружия, изготовленного на базе боевого огнестрельного оружия.

Необходимостью обеспечения безопасности третьих лиц также введены запреты на стрельбу по диким животным из гладкоствольного охотничьего оружия далее 35 метров, из охотничьего оружия с нарезным стволом далее 300 метров, применение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом (кроме комбинированного) для охоты на пушных зверей и пернатую дичь, охоту в ночное время суток.

Запрет охоты на лося, оленя и взрослого кабана из охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом под патрон калибра 7,62 х39 мм. и менее обусловлен тем, что указанный патрон по техническим характеристикам не в состоянии остановить и поразить взрослое животное.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о целесообразности принятия на уровне субъекта РФ мер по ограничению охоты на территории Белгородской области.

Подобный вывод суда основан на ошибочном толковании норм материального права.

Более того, проверяя полномочия вышеуказанного органа, суд не вправе был обсуждать вопрос о целесообразности принятия оспариваемого акта, тем самым, не учел разъяснений, содержащихся в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ N 48 от 29.11.2007 года "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части".

Правила охоты на территории Белгородской области утверждены Решением исполнительного комитета Белгородского областного Совета народных депутатов от 27.10.1988 года N 356 "О правилах охоты на территории Белгородской области", Постановлениями Главы администрации Белгородской области N 476 от 21.10.1997 года и N 151 от 07.03.2001 года , а также постановлением губернатора Белгородской области N 77 от 03.09.2003 года в указанные Правила вносились изменения.

Пункт 22.4 Правил предусматривает запрет на использование боевого и спортивного оружия, а также охотничьего огнестрельного полуавтоматического оружия с нарезным стволом, изготовленного на базе боевого огнестрельного оружия в качестве орудия и способа охоты на территории Белгородской области.

Соответствии со ст. 13 ФЗ "Об оружии" спортивное и охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие и охотничье пневматическое оружие имеют право приобретать граждане Российской Федерации, которые имеют охотничьи билеты или членские охотничьи билеты.

Согласно ст. 7 ФЗ "Об оружии" все производимое на территории РФ, ввозимое на территорию РФ, вывозимое с территории РФ оружие подлежит обязательной сертификации, "Сертификат соответствия является основанием для оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации".

Таким образом, Правила охоты в Белгородской области не могут вводить дополнительные ограничения на оборот охотничьего оружия, прошедшего обязательную сертификацию, независимо от его (оружия) первоначального назначения.

Ограничения на использование при охоте спортивного огнестрельного гладкоствольного оружия и охотничьего огнестрельного оружия, указанных в пункте конструкций, не соответствуют Типовым правилах охоты в РСФСР - в них нет подобных ограничений.

Из преамбулы Федерального закона "Об оружии" следует, что данный закон регулирует правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Российской Федерации, направлен на защиту жизни и здоровья граждан, собственности, обеспечение общественной безопасности, охрану природы и природных ресурсов.

Оборот оружия и основных частей огнестрельного оружия включает в себя производство оружия, торговлю оружием, продажу, передачу, приобретение, коллекционирование, экспонирование, учет, хранение, ношение, перевозку, транспортирование, а также его использование.

Нормы ст. 24 ч. 4 Федерального закона "Об оружии" не запрещают использование такого оружия, а лишь предусматривают необходимость принятия правил использования спортивного и охотничьего оружия, разрешенного к использованию в данном случае законом.

В связи с этим является несостоятельным вывод суда о том, что в ряду нормативных правовых актов, регулирующих отношения в области охоты и охотничьего хозяйства, ФЗ "О животом мире" является основополагающим.

Федеральный закон "О животном мире" - это специальный Закон об использовании и охране объектов животного мира для удовлетворения духовных и материальных потребностей граждан Российской Федерации.

В силу ч. 3 ст. 40 этого Закона соответствующие специально уполномоченные государственные органы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания лишь наделены полномочиями по принятию правил, сроков и перечней орудий и способов добывания объектов животного мира, разрешенных к применению, с последующим их утверждением Правительством Российской Федерации или органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации. При этом законодательством субъекта Российской Федерации, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, права пользователей животным миром могут быть расширены или ограничены (ч. 5 ст. 40). Однако такое ограничение не может противоречить Федеральному закону "Об оружии".

Пункт 22.12 Правил предусматривает запрет на установку на охотничьем оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и ночных прицелов, а также магазинов с емкостью патронов более 5 штук.

Пункт 22.32 Правил запрещает охоту в ночное время суток.

В соответствии с пунктом 3 статьи 6 ФЗ "Об оружии" порядок использования прицелов для охоты определяется Правительством РФ.

Следовательно, Правила охоты в Белгородской области не могут вводить дополнительные ограничения в части установки и использования охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ.

Согласно пункту 1 статьи 6 ФЗ "Об оружии" на территории РФ в качестве гражданского оружия запрещен оборот огнестрельного длинноствольного оружия с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов. Правила охоты в Белгородской области в противоречии названной норме незаконно ограничивают применение на охоте охотничьего огнестрельного оружия с емкостью магазина (барабана) от 6-ти до 10-ти патронов включительно.

Правила охоты в Белгородской области не могут вводить дополнительные ограничения в части использования ночных охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ к применению на охоте, что подразумевает охоту в ночное время.

Более того, данное ограничение также не соответствует Типовым правилам охоты в РСФСР, что означает его неправомерность.

Пункт 22.17 Правил содержит запрет на применение на охоте на лося, оленя и взрослого дикого кабана охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом под патронов калибра 7,62х39 мм. и менее.

Пункт 22.18 правил содержит запрет на ношение во время охоты и на пути следования на охоту и охотничьих угодий патронов к гладкоствольному оружию, снаряженных пулями и картечью диаметром 8 мм и более, за исключением охоты на диких копытных животных.

Пункт 22.26 Правил запрещает стрельбу по диким животным из гладкоствольного охотничьего оружия далее 35 метров, из охотничьего оружия с нарезным стволом - далее 300 метров.

Пункт 22.49 Правил запрещает применение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом (кроме комбинированного) для охоты на пушных зверей и пернатую дичь.

Ограничения, предусмотренные п.п. 22.17, 22.18, 22.26, 22.49, противоречат Правилам охоты в РСФСР, которые не устанавливают подобных ограничений.

Приказом Минсельхоза РФ от 12.08.2004 г. N 468 был отменен Приказ Минсельхозпрода РФ от 10.07.1995 г. N 34, которым предусматривалась возможность установления дополнительных ограничений на использование на охоте отдельных видов оружия, боеприпасов, иных орудий охоты и способов добычи охотничьих животных, что означает неправомерность ограничений имеющихся в Правилах охоты в Белгородской области при отсутствии подобных ограничений в ФЗ "Об оружии", Типовых правилах охоты в РСФСР с момента издания Приказа Минсельхоза РФ от 12.08.2004 г. N 468 даже при условии согласования этих ограничений с Минсельхозпродом РФ.

Кроме того, суд неправильно применил нормы Федерального закона "О животном мире" от 24.04.1995 г. N 52-ФЗ.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона "О животном мире" полномочия Российской Федерации в области охраны и использования животного мира, переданные для осуществления органам государственной власти субъекта Российской Федерации" определены как введение на территории субъекта Российской Федерации ограничений и запретов на использование объектов животного мира в целях их охраны и воспроизводства только по согласованию с федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими функции по контролю и надзору в сфере охраны, использования и воспроизводства объектов животного мира и среды их обитания.

Данных, свидетельствующих о наличии указанных согласований Россельхознадзора, не имеется.

Боле того, согласно ч. 3 ст. 40 Федерального закона "О животном мире" правила, сроки и перечни орудий и способов добывания объектов животного мира, разрешенных к применению, разрабатываются соответствующими специально уполномоченными государственными органами Российской Федерации по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания и утверждаются Правительством Российской Федерации.

Таким образом, с января 2008 года только Правительству РФ предоставлено право устанавливать правила, сроки и перечни орудий и способы добывания объектов животного мира, разрешенных к применению, субъекты РФ такими полномочиями не наделены. В связи с этим ссылку суда на положения статей 6, 41 ФЗ "О животном мире" нельзя признать правильной, так как не были учтены положения ч. 3 ст. 40 и абз. 5 ст. 6 ФЗ "О животном мире".

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене, а с учетом того, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, то имеются основания, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Белгородского областного суда от 27 февраля 2008 года отменить.

Принять новое решение, которым признать пункты 22.4, 22.12 (в части запретов на установку и использование охотничьих прицелов, разрешенных Правительством РФ, использование на охоте охотничьего огнестрельного оружия с емкостью магазина (барабана) от 6-ти до 10-ти патронов включительно), 22.17, 22.18, 22.26, 22.32, 22.49 Правил охоты на территории Белгородской области недействующими с момента вступления настоящего решения в законную силу.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N 57-Г08-7


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.