Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 153-П08 Поскольку умыслом осужденного не охватывалось применение насилия к потерпевшему как средства завладения чужим имуществом, суд пришел к выводу о том, что действия осужденного следует переквалифицировать с разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору, на грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 153-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. на приговор Московского городского суда от 14 ноября 2007 г., по которому

М., родившийся 30 ноября 1976 года в г. Махачкале Республики Дагестан, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

М. оправдан по ч. 2 ст. 325 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2008 г. приговор оставлен без изменения.

По делу осужден А., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе М. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М.В.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. осужден за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.

9 мая 2007 г., после 22 часов, А. и М. в состоянии алкогольного опьянения с целью хищения чужого имущества пришли в квартиру по адресу: г. Москва, Балаклавский проспект, дом 26, корпус 2, кв. 84, в которой проживал Х.Х.П.

В это время в квартире находился брат Х.Х.П. - Х.Т.П., который впустил А. и М. в квартиру.

А. после совместного употребления спиртного с М., а затем и с Х.Т.П. в кухне квартиры, имея умысел на хищение имущества Х.Х.П., отсутствовавшего в квартире, действуя самостоятельно по своей инициативе, не предупреждая о своих намерениях М., но в присутствии него, в коридоре сзади схватил Х.Т.П. за ворот верхней одежды одной рукой, за подбородок - другой рукой и повалил его на пол. При этом потерпевший ударился головой и потерял сознание, поэтому не мог оказать сопротивление.

После этого А. во исполнение своего умысла на открытое хищение чужого имущества перенес Х.Т.П. из коридора в комнату, где нанес ему не менее 2 ударов ногой в область головы с целью облегчить совершение преступления.

Затем А. прошел в кухню, где находился М., вступил с ним в сговор на хищение чужого имущества и, действуя в соответствии с отведенными ролями, совместно с М. прошли в комнату, где А. в присутствии М. нанес Х.Т.П. не менее 2 ударов ногой в область головы для подавления его воли к сопротивлению.

После этого А. и М., действуя в соответствии с отведенными ролями, открыто, в присутствии Х.Т.П. сложили в сумки и рюкзак наиболее ценные, по их мнению, вещи на общую сумму не менее 210 тысяч 240 рублей.

А. также похитил паспорт гражданина на имя Х.Т.П.

Когда М. находился в кухне квартиры, А. обыскал карманы одежды потерпевшего, при этом обнаружил кухонный нож. Осознавая, что Х.Т.П. может сообщить о преступлении в правоохранительные органы, А., не посвящая в свои планы М., с целью сокрытия совершенного совместно с ним преступления, решил убить Х.Т.П.

С этой целью, воспользовавшись бессознательным состоянием потерпевшего, не способного из-за причиненных ему повреждений совершать активные действия и оказывать сопротивление, обнаруженным у него кухонным ножом нанес Х.Т.П. не менее 2 ударов в область груди слева, причинив телесные повреждения в виде проникающих колото-резаных ранений груди и живота.

Своими действиями А. причинил Х.Т.П. телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин головы, ушибленной раны лица, кровоизлияния в мягкие ткани головы, ссадин шеи справа, кровоподтеков и ссадин конечностей, не причинивших вреда здоровью, а также другие повреждения, в том числе повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы: перелома костей свода и основания черепа, ушибов лобных и правой височной долей, субарахноидального кровоизлияния в полушарии мозга, кровоизлияние в мягкие ткани затылочной области, которые являются опасными для жизни и расцениваются как тяжкий вред здоровью; резаной раны носа с повреждением хрящевой части справа, повлекшей легкий вред здоровью, проникающего колото-резаного ранения груди и живота с повреждением селезенки, левого купола диафрагмы, левого легкого, проникающего колото-резаного ранения живота с повреждением тонкой кишки, которые являются опасными для жизни, расцениваются как тяжкий вред здоровью и в совокупности составляют комбинированную травму, осложнившуюся кровопотерей и отеком-набуханием головного мозга, от которой через непродолжительное время наступила смерть потерпевшего.

Затем А. прошел в кухню к М. и сообщил последнему о необходимости транспортировки похищенного имущества. В соответствии с отведенными ролями А. совместно с М. вынесли из квартиры похищенное имущество, потом снова вернулись на место происшествия, где А. в присутствии М. завернул Х.Т.П., подававшего признаки жизни, в одеяло темного цвета, чтобы исключить быстрое обнаружение тела родственниками и правоохранительными органами.

Завладев имуществом и получив реальную возможность распоряжаться им, А. и М. с места происшествия скрылись.

В надзорной жалобе М. просит переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 161 УК РФ и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ. В обоснование указывает, что выводы суда не соответствуют установленным в суде обстоятельствам, он не знал о намерениях А. и не видел его действий в отношении потерпевшего, помог лишь выносить имущество, суд не учел его раскаяние, положительные характеристики, активное способствование раскрытию преступления, а также наличие тяжелого заболевания.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

По смыслу закона действия виновного квалифицируются как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, когда в нем совместно участвовали лица, заранее договорившиеся завладеть чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По настоящему делу судом не установлено, что М. имел договоренность о хищении чужого имущества путем разбойного нападения на Х.Т.П.

Суд констатировал, что А. по своей инициативе, не предупреждая о своих намерениях М., применил насилие к Х.Т.П. сначала в коридоре квартиры, затем в комнате, где нанес ему не менее 2 ударов ногой в область головы.

Последующие насильственные действия А. в отношении потерпевшего, как видно из приговора, были совершены им также вне пределов сговора с М.

Формальное указание в приговоре о распределении ролей между А. и М., а также утверждение о том, что М. "присутствовал" при применении насилия А., при отсутствии на то предварительного сговора не могут служить основанием для признания его соучастником разбоя.

Как утверждал М. в своих показаниях, в том числе на предварительном следствии, он не договаривался о применении насилия к Х.Т.П. Когда зашел в комнату, потерпевший лежал на полу, его голова была в крови, однако был жив. Согласившись с предложением А. совершить хищение, он помог собрать наиболее ценные вещи, затем несколько раз выносил их из квартиры.

Из показаний А., на которые сослался суд в приговоре, следует, что он не согласовывал с М. свои действия, связанные с применением насилия. Оставив Х.Т.П. в комнате, он прошел в кухню, где находился М., и предложил ему вынести из квартиры ценные вещи, затем снова пошел в комнату. М. пошел вместе с ним. Зайдя в комнату, он подошел к лежавшему на полу Х.Т.П. и нанес ему еще 2 удара ногой по голове. После этого они с М. стали искать в квартире ценные вещи и деньги.

Таким образом, надлежит признать, что умыслом М. не охватывалось применение насилия к Х.Т.П. как средства завладения чужим имуществом. Сам он не применял насилие к потерпевшему.

При таких обстоятельствах действия М. следует переквалифицировать с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, предусматривающей ответственность за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

Наказание ему следует назначить с учетом требований ст. 60 УК РФ и указанных в приговоре обстоятельств. Оснований для применения ст.ст. 62, 64 УК РФ не имеется.

Подтверждение М. своего участия в преступлении, вопреки доводу жалобы, не может рассматриваться как активное способствование раскрытию преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М. удовлетворить частично.

2. Приговор Московского городского суда от 14 ноября 2007 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2008 г. в отношении М. изменить: переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части судебные решения в отношении М. оставить без изменения.

Президиум ВС РФ признал ошибочными выводы судов о наличии признаков соучастия в разбое.

Как пояснил Президиум, по смыслу закона действия виновного квалифицируются как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, когда в нем совместно участвовали лица, заранее договорившиеся завладеть чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

В рассматриваемом случае осужденный имел договоренность о хищении чужого имущества путем разбойного нападения на потерпевшего. Насильственные действия в отношении потерпевшего были совершены другим лицом вне пределов сговора с осужденным. Формальное указание в приговоре о распределении ролей между преступниками, а также утверждение о том, что осужденный "присутствовал" при применении насилия к потерпевшему при отсутствии на то предварительного сговора не могут служить основанием для признания его соучастником разбоя.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 153-П08


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.