Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 158-П08 Производство по делу в части осуждения за разбой прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, поскольку не установлено, что осужденный действовал с целью завладения деньгами либо другим имуществом, сам по себе факт завладения другими лицами деньгами при отсутствии на то предварительного сговора с осужденным и без его участия не может служить основанием для его признания соучастником данного преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 158-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката П.Д.Н. о пересмотре приговора Оренбургского областного суда от 7 мая 2003 г., по которому

Е., родившийся 16 марта 1976 года в пос. Затобольск Кустанайского района Кустанайской области, несудимый,

осужден по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Е. оправдан по ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 3 ст. 126, ч. 4 ст. 222 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, по ч. 2 ст. 167 УК РФ - в связи с непричастностью к совершению преступления.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2003 г. приговор оставлен без изменения.

По делу осуждены У., П.Д.А., М.Е.В., К.А.Г., К.Н.А., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе адвокат П.Д.Н. просит о пересмотре судебных решений в отношении Е.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М.В.В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Е. осужден за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, а также за покушение на хищение наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Вечером 13 июня 2002 г. У., П., М., К., К. и другие лица, в отношении которых дело выделено в отдельное производство в связи с розыском, на автомашине "УАЗ" следовали в сторону аэропорта г. Орска Оренбургской области.

Не доезжая аэропорта, увидели двигавшуюся навстречу автомашину "КАМАЗ" с прицепом, в которой находились трое Р., перевозивших репчатый лук.

На предложение лица, находящегося в розыске, подсудимые согласились остановить "КАМАЗ" и с применением оружия и других предметов, используемых в качестве оружия, совершить нападение с целью завладения наркотиками и деньгами.

У. и П. находились в камуфляжной форме. У. стал махать водителю автомашины "КАМАЗ", чтобы он остановился. Своей автомашиной они прижали "КАМАЗ" к обочине, и тот остановился. Из автомашины вышли все подсудимые и другие лица для демонстрации силы и устрашения.

У., представившись сотрудником ОМОНа, заставил потерпевших выйти из автомашины "КАМАЗ". Применяя к Р. насилие, избивая их металлическими предметами по голове, подсудимые и другие лица посадили потерпевших в свою автомашину и повезли в лесополосу. По пути к ним подъехали на автомашине "ВАЗ-2105" Е. и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском. Они одобрили действия подсудимых и присоединились к совершению преступлений.

В лесополосе Е., У., П., М. и другие лица избивали потерпевших руками, ногами и металлическими предметами, требуя от них выдачи наркотиков. При этом угрожали им применением оружия - охотничьего ружья, которое имелось у лица, находящегося в розыске. Неустановленные лица причинили ножом потерпевшим резаные раны. К. и К. охраняли Р., чтобы те не сбежали.

По указанию одного лица У., П. и М. вернулись на трассу и пригнали "КАМАЗ" с прицепом в лесополосу. Здесь же У. и П., обыскивая "КАМАЗ", в интересах всех подсудимых завладели документами и деньгами Р.У.К. в сумме 5 000 рублей.

В результате примененного насилия потерпевшим Р. были причинены легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

В надзорной жалобе адвокат П.Д.Н. просит исключить осуждение Е. по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ либо переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 161 УК РФ и снизить срок наказания.

В обоснование указывает, что в момент причинения вреда здоровью, убийства потерпевших и завладения имуществом Е. находился в другом месте, вывод суда о его участии в разбое противоречит материалам дела и закону, в приговоре не указано, где, когда и о чем он договаривался, а также какова была его роль в преступлении, квалификация содеянного им не мотивирована.

Фактически, как утверждается в жалобе, Е. по просьбе Е.В. помогал лишь разгружать лук из автомашины "КАМАЗ", при этом из разговоров понял, что ищут какие-то предметы. О том, что ищут наркотики, он не знал. Распоряжаясь чужим имуществом, осознавал, что действует против воли законных владельцев, однако цели присвоения не имел, насилие не применял.

Е. не предъявлялось обвинение по ч. 4 ст. 222 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, поэтому указание об этом в приговоре противоречит требованиям ст. 252 УПК РФ.

При назначении наказания не учтены смягчающие обстоятельства, не применены положения ст. 67 УК РФ. В приговоре указано, что в прошлом Е. привлекался к уголовной ответственности и находился в федеральном розыске, что не соответствует действительности. В период отбывания наказания Е. встал на путь исправления, он заслуживает снисхождения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Е. в покушении на хищение наркотических средств соответствует материалам дела и основан в приговоре на правильной оценке имеющихся доказательств, а также конкретно совершенных им действий.

Что касается его осуждения за разбой по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, то с этим решением суда согласиться нельзя.

По смыслу закона, если лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, то должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Как видно из приговора, другие лица, в том числе осужденные по делу, вступили в сговор, во исполнение которого принудили Р. остановиться и выйти из автомашины "КАМАЗ", а также осуществили нападение на потерпевших с целью завладения наркотиками и деньгами в отсутствие Е.

Е. же "присоединился" к совершению преступления через некоторое время, когда Р. были доставлены в лесополосу, где совместно с другими лицами он применял насилие к потерпевшим, требуя от них наркотики.

Однако судом не установлено, что Е. действовал с целью завладения деньгами либо другим имуществом. Более того, в приговоре не указано при описании преступного деяния, признанного доказанным, и не приведено данных о том, что в присутствии Е. кто-либо требовал у Р. деньги.

Не содержат таких сведений и показания потерпевшего Р.У.К., признанные достоверными, из которых следует, что напавшие избивали их, требуя отдать наркотики.

Признавая Е. виновным по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд исходил лишь из того, что У. и П., обыскивая автомашину "КАМАЗ", завладели деньгами Р.У.К. в сумме 5 000 рублей "в интересах всех подсудимых".

Однако данный вывод противоречит материалам дела, в которых не содержится каких-либо данных об осведомленности Е. относительно указанных действий У. и П. Не приведено таких данных и в приговоре.

Сам по себе факт завладения другими лицами деньгами Р.У.К., хотя и, как указано в приговоре, "в интересах всех подсудимых", но при отсутствии на то предварительного сговора с Е. и без его участия, не может служить основанием для его признания соучастником данного преступления.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Е. по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с этим, следует исключить назначение наказания Е. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений. Кроме того, подлежит исключению из приговора указание о том, что Е. "в прошлом привлекался к уголовной ответственности и находился в федеральном розыске".

Назначенное Е. наказание по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, а также его личности. Оснований для смягчения наказания за это преступление не имеется.

Довод о том, что Е. не предъявлялось обвинение по ч. 4 ст. 222 УК РФ противоречит материалам дела, в частности обвинительному заключению. Однако в приговоре ошибочно указано о том, что Е. подлежит оправданию по п. "а" ч. 3 ст. 126 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, по которым обвинение ему по данному делу не предъявлялось, в связи с чем эти указания подлежат исключению.

Кроме того, проверяя производство по делу в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, необходимо исключить назначение Е. по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката П.Д.Н. удовлетворить частично.

2. Приговор Оренбургского областного суда от 7 мая 2003 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2003 г. в отношении Е. в части его осуждения по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления; исключить назначение ему наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, а также исключить назначение по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества; исключить указания об оправдании по п. "а" ч. 3 ст. 126, ч. 2 ст. 167 УК РФ и о том, что в прошлом он привлекался к уголовной ответственности и находился в федеральном розыске.

Эти же судебные решения в части осуждения Е. по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.

Президиум ВС РФ указал судам на ошибочность квалификации деяния одного из осужденных как разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Как пояснил Президиум, по смыслу закона, если лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, то должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

По материалам дела осужденный "присоединился" к совершению преступления через некоторое время после начала совершения разбоя другими лицами. Сам по себе факт завладения другими осужденными деньгами потерпевших, хотя и, как указано в приговоре, "в интересах всех подсудимых", но при отсутствии на то предварительного сговора с указанным осужденным и без его участия, не может служить основанием для его признания соучастником данного преступления.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 июня 2008 г. N 158-П08


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.