Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2007 г. N 18-О07-57 "Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, должно обеспечиваться равными процессуальными правами с другими лицами, в отношении которых осуществляется уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый)" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2007 г. N 18-О07-57
"Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, должно обеспечиваться равными процессуальными правами с другими лицами, в отношении которых осуществляется уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый)"
(извлечение)


После окончания предварительного следствия прокурором направлено для рассмотрения в суд первой инстанции уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении П. , совершившего деяния, предусмотренные п. "в" ч. 4 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 167 УК РФ, и по обвинению Я. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 316, ч. 1 ст. 175, ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 167 УК РФ.

По приговору Краснодарского краевого суда от 6 сентября 2007 г. Я. осужден к лишению свободы по ст. 316 и по ч. 1 ст. 175 УК РФ. С применением ст. 73 УК РФ наказание назначено условно. По ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 167 УК РФ он оправдан за отсутствием в его деяниях состава преступления.

В отношении П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Я. признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений и заранее не обещанном приобретении заведомо добытого преступным путем имущества.

В кассационных жалобах потерпевшие Д-вы утверждали, что судом не установлены действительные обстоятельства убийства их сына, считали, что П. и Я. вместе совершили разбойное нападение и убийство их сына и уничтожили автомашину.

Адвокат, защищавший интересы П. , находящегося в экспертном учреждении на обследовании, просил приговор отменить, считая, что судом не установлено, какие именно преступления совершили П. и Я., что укрыл Я., в чем выразилось приобретение им имущества, добытого преступным путем, кем и как был лишен жизни потерпевший Д., какова категория тяжести преступных действий П. , так как приговор в отношении Я. предрешил совершение его подзащитным П. общественно опасных действий, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Государственный обвинитель просил кассационные жалобы потерпевших оставить без удовлетворения, а кассационную жалобу адвоката, действовавшего в интересах П. , не рассматривать, так как она подана неправомочным лицом, о нем не упомянуто в ч. 4 ст. 354 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 25 декабря 2007 г. отменила приговор как незаконный, необоснованный и несправедливый по следующим основаниям.

Постановлением судьи по итогам предварительного слушания уголовное дело по обвинению Я. и о применении принудительных мер медицинского характера в отношении П. было назначено для слушания в судебном заседании на 19 июля 2007 г., а в отношение П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением судьи от 6 августа 2007 г., вынесенным в судебном заседании в отсутствие П. и без выяснения возможности его участия в судебном заседании, ему назначена повторная стационарная комиссионная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

После назначения экспертизы рассмотрение дела продолжено без участия П. и без принятия решения о дальнейшей судьбе дела в отношении него. Постановлен незаконный обвинительный приговор в отношении Я., так как на этот момент не были установлены совершенные П. противоправные действия, не выяснено, при каких обстоятельствах и кем был лишен жизни потерпевший Д., кто поджег его автомобиль, и другие обстоятельства.

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 июня 2000 г. N 11-П, при обеспечении процессуальных гарантий лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства, необходимо исходить не только из формального наделения их соответствующими процессуальными правами, но и, прежде всего, из их фактического процессуального положения.

Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, так же как подозреваемый и обвиняемый по уголовному делу, по существу, уличается в совершении деяния, запрещенного уголовным законом.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 ноября 2007 г. N 13-П признал, что лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, должны обеспечиваться процессуальные права, равные с правами других лиц (подозреваемый, обвиняемый), в отношении которых осуществляется уголовное преследование, хотя это лицо и не привлекается к уголовной ответственности. До получения результатов судебно-психиатрической экспертизы лицо, в отношении которого она проводилась, по своему статусу являлось обвиняемым или подозреваемым и, таким образом, уже обладало соответствующими процессуальными правами (ст.ст. 46, 47 УПК РФ).

В Постановлении указано, что такой вывод следует из положений, содержащихся в п. 3 ч. 2 ст. 29, п. 16 ч. 4 ст. 47, п. 4 ч. 3 ст. 49, п. 3 ст. 196 и ст. 203 УПК РФ.

Присутствие в судебном заседании лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, является необходимым условием для того, чтобы судья мог принять справедливое решение.

Рассмотрение дела судами первой и кассационной инстанций в отсутствие этого лица, вопреки его желанию присутствовать, допустимо лишь при наличии особых обстоятельств, например, если имеются какие-либо признаки агрессивного поведения или если физическое и психическое состояние не позволяют ему предстать перед судом.

Следовательно, до решения вопроса в отношении П. можно только предполагать, что Я. укрывал преступления, предусмотренные п. "в" ч. 4 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, участвовал или не участвовал в уничтожении имущества.

Как считает Судебная коллегия, кассационная жалоба защитника, представлявшего до самого окончания судебного заседания интересы П., подлежит рассмотрению.

Судья, оставляя своим постановлением от 16 августа 2007 г. ходатайство защитника о приостановлении производства по уголовному делу без удовлетворения, руководствовался ст. 256 УПК РФ.

Однако указанное постановление вынесено с нарушением требований ч. 3 ст. 253 УПК РФ, предусматривающей приостановление производства в случае психического расстройства или иной тяжелой болезни, исключающей возможность явки подсудимого. Если раздельное судебное разбирательство препятствует рассмотрению уголовного дела, то все производство по нему приостанавливается.

В кассационных жалобах потерпевших и адвоката П. обоснованно поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Я. как незаконного, необоснованного и несправедливого, ущемляющего интересы потерпевших и предрешающего, какими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации предусматриваются действия П.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2007 г. N 18-О07-57 "Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, должно обеспечиваться равными процессуальными правами с другими лицами, в отношении которых осуществляется уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый)" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, август 2008 г., N 8


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.