Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 сентября 2008 г. N 47-О08-50 Суд, оставляя приговор без изменения, а жалобу осужденного и защитников без удовлетворения, указал, что вина осужденного в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, доказана, наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести содеянного и данных о его личности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 сентября 2008 г. N 47-О08-50


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрев в судебном заседании 2 сентября 2008 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного К., адвокатов В. и Р. на приговор Оренбургского областного суда от 23 июня 2008 года, по которому К., 1 мая 1977 года рождения, уроженец с. Юлдыбаево Залаирского района Республики Башкортостан, ранее судимый:

- 23 ноября 1998 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы;

- 1 декабря 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы;

- 1 марта 2005 года по ст.ст. 158 ч. З; 158 ч. 2 п.п. "а, б, в"; 158 ч. 2 п.п. "а, б"; 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы; освобожденный из мест лишения свободы 23 марта 2007 года условно-досрочно на 2 года 1 месяц и 8 дней

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательное наказание К., путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 1 марта 2005 года, назначено в виде 8 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима, без штрафа. Срок наказания исчислен с 17 сентября 2007 года.

Э., 23 июня 1986 года рождения, уроженец с. Япрынцево Переволоцкого района Оренбургской области, ранее судимый:

- 18 октября 2004 года по ст. 150 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 15 апреля 2005 года по ст. 158 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 2 годам и 1 месяцу лишения свободы; освобождены из мест лишения свободы 14 мая 2007 года в связи с окончанием срока наказания

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа. Срок наказания исчислен с 17 сентября 2007 года.

Постановлением суда от 23 июня 2008 года уголовное дело, уголовное преследование в отношении К. и Э., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ прекращено на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 и ст. 27 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, мнение прокурора Ш.Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

К. и Э. совместно с лицом, находящимся в розыске, действуя группой лиц по предварительному сговору, совершили разбойное нападение на Ш., с незаконным проникновением в его жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено в ночь на 17 сентября 2007 года в пос. Переволоцкий Оренбургской области при обстоятельствах, которые были установлены в ходе судебного заседания и изложены в приговоре.

В своей кассационной жалобе осужденный К., оспаривая обоснованность приговора, ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на дополнительное расследование. По его мнению, совершенные им действия должны быть квалифицированы, как покушение на кражу, т.е. по ст.ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ, поскольку между соучастниками не существовало сговора о совместном совершении разбоя, сговора на причинение потерпевшему вреда здоровью.

Кроме того, в жалобе осужденным отмечается, что судом при назначении ему наказания не были учтены: его тяжелые хронические заболевания, положительные характеристики с места работы, его семейное положение.

Адвокат Р. в кассационной жалобе в интересах осужденного К. просит Судебную коллегию отменить приговор, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

По утверждениям адвоката, обвинительный приговор в отношении его подзащитного постановлен на основании противоречивых и непоследовательных показаний потерпевшего и показаний Э. на предварительном следствии, от которых тот в судебном заседании отказался.

Из показаний осужденных следует, что они договорились совершить из квартиры потерпевшего кражу, а совершение разбоя в их общие планы не входило. Обстоятельства, при которых потерпевший получил ножевое ранение, с достоверностью в суде установлены не были.

Адвокат В. в кассационной жалобе защиту интересов осужденного Э. ставит вопрос об изменении приговора, переквалификации действий его подзащитного со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3; и 111 ч. 1 УК РФ.

По утверждениям адвоката, характер имевшейся между соучастниками договоренности предполагал, что они, путем незаконного проникновения в квартиру потерпевшего совершат кражу. Договоренности о совместном совершении разбоя не существовало, не подтверждено это обвинение и в ходе судебного заседания.

Достоверных доказательств того, что кто-то из осужденных похитил ювелирное украшение из квартиры потерпевшего в судебном заседании не добыто. Ножевое ранение потерпевшему Ш. осужденный Э. нанес, не в связи с желанием завладеть его имуществом, а после возникшего между ними личного конфликта.

Государственный обвинитель К.Т.П. и потерпевший Ш. в своих возражениях на кассационные жалобы отмечают, что считают приговор суда законным и обоснованным, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы, приведенные в кассационных жалобах, являются необоснованными, оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

Виновность осужденных К. и Э. в совершении разбойного нападения при установленных приговором обстоятельствах полностью подтверждена доказательствами, которые были добыты в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре:

показаниями подсудимого К. о том, что он договорился с Э. и девушкой по имени "Ю." совершить кражу шкатулки с драгоценностями у потерпевшего Ш. Согласно их договора, "Ю." должна была напоить потерпевшего, а затем, когда тот уснет, впустить их с Э. в его квартиру. Все произошло не по плану, вопреки их договоренности, Э. ударил потерпевшего Ш. ножом. Он видел это окровавленный нож в руках Э. Вскоре их задержала милиция;

показаниями подсудимого Э. о том, что, договорившись совершить кражу из квартиры Ш., они с К. стали ждать, когда тот уснет. Через некоторое время он один подошел квартире потерпевшего и постучал в дверь. Дверь ему открыл Ш., между ними произошла ссора. Вытащив из своего кармана нож с деревянной ручкой, он ударил им потерпевшего в живот. К. и "Ю." в квартире Ш. он не видел. Нож он выдал работникам милиции;

показаниями потерпевшего Ш. о том, ночью к нему в квартиру пришла девушка по имени "Юля" и попросила ее покормить. В тот момент, когда он стал выпроваживать "Ю." из своего дома, в квартиру забежали двое парней: К. и Э. Э., приставив нож с деревянной ручкой к его горлу, стал требовать отдать "золото и бриллианты". Девушка "Ю." схватила его за левое плечо, а К. удерживал его за правое плечо, лишая возможности вырваться. Он пытался сопротивляться, и тогда девушка крикнула парням: "Кончайте его!". В этот же момент Э. ударил его ножом в живот. Ему удалось выбраться из дома, прибежать к соседям и вызвать милицию. После разбойного нападения из его дома пропала шкатулка с бусами из натурального жемчуга;

показаниями свидетеля У. о том, что его сосед - Ш. постучал к нему ночью в окно, попросил вызвать милицию и "скорую помощь". Со слов Ш. ему стало известно, что на него напали двое парней и одна девушка, угрожали ножом, требовали передать им драгоценности. В тот момент, когда один из парней и девушка его удерживали, не давая возможности сопротивляться, второй парень нанес ему удар ножом в живот. На вопрос, кто это сделал, Ш. ответил, что это были соседи из дома: "С." и "В.", а также девушка по имени "Ю.";

заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что потерпевшему Ш. причинено проникающее колото-резаное ранение брюшной полости с повреждением печени, осложнившееся местным гемоперитонеумом, которое повлекло тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни;

протоколами осмотров места происшествия: дома по улице А и расположенной в нем квартиры потерпевшего Ш., и двора дома по улице А, во время которого был обнаружен принадлежавший осужденному Э. нож с деревянной ручкой, на котором выявлены следы крови;

опознание подсудимым Э. указанного ножа, как орудия, которым он причинил ранение потерпевшему Ш.;

заключением криминалистической экспертизы, согласно которой, нож Э. холодным оружием не является, изготовлен заводским способом по типу ножей хозяйственно-бытового назначения;

заключением судебно-биологической экспертизы, установившей, что обнаруженная на ноже кровь могла произойти от потерпевшего Ш.;

заключением трассологической экспертизы, которой установлено, что повреждение на рубашке потерпевшего Ш. образовано твердым плоским предметом с острым концом и одной остро заточенной боковой стороной, оно могло быть образовано клинком ножа, изъятого с места происшествия;

справкой ювелирного магазина о стоимости похищенного у потерпевшего Ш. жемчужного ожерелья.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осужденных, были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованные в судебном заседании доказательства получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом права К. и Э., в том числе и право каждого из них на защиту от обвинения, на всех стадиях производства по настоящему делу были реально обеспечены.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда, о доказанности виновности осужденных, повлиять на правильность квалификации их действий, допущено не было.

Суд первой инстанции, после принятия отказа государственного обвинителя от обвинения в отношении К. и Э. по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, правильно квалифицировал их действия по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, как разбой, т.е. совершение нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия (ножа), с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Доводы кассационных жалоб, оспаривающих указанную квалификацию, судебной коллегией признаются необоснованными.

Приведенными в приговоре доказательствами убедительно подтверждается то, что К., Э. и третий соучастник преступления заранее договорились о совместном совершении хищения и распределили роли еще до начала преступных действий. Осужденные действовали целенаправленно и стремительно, следуя заранее принятому ими плану, а все их действия были взаимно обусловлены на достижение единого результата.

Использование Э. ножа при произнесении угроз, а затем нанесение им потерпевшему опасного ножевого ранения, в тот момент, когда другие соучастники удерживали потерпевшего, лишая его возможности сопротивляться, сразу после того, как один из соучастников подал команду: "Кончайте, его!", свидетельствует о том, все соучастники преступления действовали согласовано, в рамках предварительного сговора и являлись соисполнителями этого преступления.

Показаниями потерпевшего Ш., оснований не верить которым нет, объективность которых, к тому же, подтверждена и всеми иными добытыми по делу доказательствами, опровергаются доводы жалоб, оспаривающих хищение осужденными ювелирного украшения и его стоимость.

При назначении К. и Э. наказания, суд первой инстанции, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учитывал характер и общественную опасность содеянного, данные о личности каждого из виновных, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.

Судебная коллегия отмечает, что назначенное К. и Э. наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, а доводы их кассационных жалоб о необоснованной суровости наказания признаются необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 23 июня 2003 года в отношении К. и Э. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К., адвокатов Р., В. оставить без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 сентября 2008 г. N 47-О08-50


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение