Постановление Президиума Московского городского суда от 3 октября 2008 г. по делу N 44у-494/08 Суд изменил приговор, квалифицировав действия осужденного как хищение путем присвоения чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения, в крупном размере, поскольку квалифицирующий признак "в особо крупном размере" в диспозиции статьи уголовного закона, действовавшей на момент совершения преступления, отсутствовал

Постановление Президиума Московского городского суда от 3 октября 2008 г. по делу N 44у-494/08


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов президиума Паршина А.И., Тарасова В.Ф., Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б. на приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 11 октября 2007 года, которым

Б., родившийся 17 апреля 1941 года в г. Москве, не судимый,

осужден:

- по ст. 160 ч. 4 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы без штрафа;

- по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 2 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Б. назначено 6 лет лишения свободы, без штрафа.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в течение 3 лет.

Приговором решена судьба вещественных доказательств по делу.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20 февраля 2008 года приговор изменен: из резолютивной части приговора исключено указание об оставлении без рассмотрения гражданского иска и разъяснении Б. права на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключены слова: "оглашенными и исследованными с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаниями свидетеля Д. о том, что а где они".

В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Б. указывает, что на момент его ухода из ООО "Жилищный центр Восточный" у фирмы был положительный баланс. На расчетном счету имелись денежные средства в размере более 624.202 рубля; часть денежных средств, вырученных от продажи коммунальных квартир, в размере 1.686.300 рублей были инвестированы в строительство жилого дома по адресу: г. Москва, ул. Белореченская, д. 34, кв. 1, а долг перед ООО "Жилищный центр Восточный" составлял 11.000.000 рублей (Решение Арбитражного суда г. Москвы в отношении ЗАО "Колор" было принято в пользу ООО "Жилищный центр Восточный"). Указанные денежные средства должны были быть направлены на погашение задолженности перед Управлением департамента жилищной политики и жилищного фонда Правительства г. Москвы. Таким образом, к хищению денежных средств от продажи коммунальных квартир он (Б.) не имеет никакого отношения. Кроме того, считает, что суд необоснованно квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 160 УК РФ, поскольку между ТОО "Жилищный центр Восточный" и Управлением департамента жилищной политики и жилищного фонда усматриваются гражданско-правовые отношения.

По ч. 3 ст. 159 УК РФ просит его оправдать за отсутствием события преступления, так как после высвобождения коммунальных квартир в распоряжение управления округа поступила дополнительная жилая площадь. На этом основании задолженность ТОО "Жилищный центр Восточный" перед Управлением муниципального жилья ВАО г. Москвы, по его мнению, должна была быть списана.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения осужденного Б., поддержавшего доводы надзорной жалобы, и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего судебные решения изменить: уменьшить общую сумму похищенного путем присвоения государственного имущества на 401.950 рублей и переквалифицировать действия осужденного со ст. 160 ч. 4 УК РФ (в ред. закона от 08.12.2003 г.) на ст. 160 ч. 3 п. "б" УК РФ с назначением наказания в прежних размерах, президиум установил:

По приговору суда Б. признан виновным в хищении вверенного ему чужого имущества путем присвоения, совершенным с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а также в мошенничестве, то есть приобретении права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенном лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Б., работая в должности генерального директора и одновременно являясь единственным участником ТОО "Жилищный центр Восточный", на основании распоряжения первого заместителя префекта Восточного административного округа г. Москвы N 1790-В-РЗП от 29 декабря 1997 года "О мерах по сокращению коммунального заселения на территории Восточного административного округа" наделялся полномочиями по реализации на коммерческой основе, на условиях, определяемых договорами поручения, заключенными с управлением муниципального жилья Восточного административного округа г. Москвы, коммунальных квартир, высвобожденных с его участием. Полученные от реализации жилой площади денежные средства, за исключением вознаграждения, Б., согласно п. 2 вышеуказанного распоряжения, обязан был направлять для приобретения жилья, необходимого для последующего расселения граждан, проживающих в коммунальных квартирах.

Б. в соответствии с распоряжениями первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 288 ж от 11 февраля 1998 года и N 873 ж от 9 апреля 1998 года высвободил четырехкомнатную коммунальную квартиру N 30, расположенную в корпусе N 1 дома N 14 по Окружному проезду г. Москвы, путем отселения проживавшей там Ш. в квартиру N 78, расположенную в корпусе N 2 дома N 18 по 1-ой Владимирской улице г. Москвы, предоставленную в долг Московским государственным коммерческим агентством (далее МГКА) "Мосжилсервис" ТОО "Жилищный центр Восточный". 27 марта 1998 года Б. заключил с управлением муниципального жилья Восточного административного округа Правительства г. Москвы (далее УМЖ ВАО г. Москвы) договор поручения К-1-ВАО-98, согласно которому, обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную четырехкомнатную квартиру, по цене не ниже стоимости, определенной городской комиссией по приватизации и управлению жилищным фондом г. Москвы. После чего, используя предоставленные УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 10 апреля 1998 года, в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал К., К., К., К., четырехкомнатную квартиру N 30, расположенную в корпусе N 1 дома N 14 по Окружному проезду г. Москвы, получив от продажи 408.000 рублей, из которых: 43.723 рублей 61 копейка составляет вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 118.201 рубль 66 копеек были направлены на погашение задолженности перед МГКА "Мосжилсервис" за квартиру, предоставленную Ш., а 246.074 рублей 73 копейки должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 246.074 рублей 73 копейки.

Далее, стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжениями первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1550 ж от 15 июня 1998 года и N 1729 ж от 2 июля 1998 года трехкомнатную квартиру N 8, расположенную в доме N 7 по улице Красный Казанец г. Москвы, путем отселения проживавшего там П. в однокомнатную квартиру N 275, расположенную в доме N 6 по улице Старый Гай г. Москвы, полученную в долг от УМЖ ВАО г. Москвы ТОО "Жилищный центр Восточный". 18 августа 1998 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной Бюро технической инвентаризации (далее БТИ) г. Москвы. После чего, используя предоставленные УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 15 декабря 1998 года, в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал Щ. и Щ. трехкомнатную квартиру N 8, расположенную доме N 7 по улице Красный Казанец г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 828.520 рублей, из которых: 89.471 рубль 44 копейки составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", а 739.048 рублей 56 копеек должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 739.048 рублей 56 копеек.

Стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1959 ж от 24 июля 1998 года четырехкомнатную коммунальную квартиру N 1, расположенную в корпусе N 1 дома N 48 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, путем отселения проживавшей там В. в приобретенную однокомнатную квартиру N 77, расположенную в корпусе N 1 дома N 17/1 по Мастеровой улице г. Москвы. 18 августа 1998 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную четырехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные УМЖ ВАО г. Москвы ему полномочия по распоряжению жилой площадью, 23 декабря 1998 года, в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал Б. четырехкомнатную квартиру N 1, расположенную в корпусе N 1 дома N 48 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 1. 409.040 рублей, из которых: 179.673 рубля 74 копейки составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 107.648 рублей 30 копеек были использованы на приобретение квартиры, предоставленной В., а 1. 121.717 рублей 96 копеек должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 1. 121.717 рублей 96 копеек.

Далее, стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 2976 ж от 29 ноября 1998 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 40, расположенную в доме N 17 по проспекту Буденного г. Москвы, путем отселения проживавших там П., П. в однокомнатную квартиру N 2, расположенную в доме N 6 по Зверинецкой улице г. Москвы, предоставленную в долг УМЖ ВАО г. Москвы ТОО "Жилищный центр Восточный". 30 октября 1998 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 25 декабря 1998 года, в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал Г. трехкомнатную квартиру N 40, расположенную доме N 17 по проспекту Буденного г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 803.620 рублей, из которых: 104.297 рублей 68 копеек составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", а 699.322 рубля 32 копейки должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 699.322 рубля 32 копейки.

Стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 399 ж от 11 февраля 1999 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 24, расположенную в доме N 18 по 3-й Владимирской улице г. Москвы, путем отселения проживавших там У. и У. в двухкомнатную квартиру N 80, расположенную в корпусе N 3 дома N 15 по улице Молостовых г. Москвы, освобожденную в результате приобретения для Н. квартиры N 8 в корпусе N 1 дома N 8 по улице Коренной г. Москвы. 30 июня 1999 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные ему УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 24 сентября 1999 года он реализовал З. трехкомнатную квартиру N 24, расположенную в доме N 18 по 3-й Владимирской улице г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 1. 088.330 рублей, из которых: 125.796 рублей 81 копейка составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 542.400 рублей были использованы на приобретение квартиры, предоставленной Н., а 420.133 рубля 19 копеек должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 420.133 рубля 19 копеек.

Далее, стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1456 ж от 2 июня 1999 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 57, расположенную в доме N 66/1 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, путем отселения проживавших там Д., Д. и Т. в двухкомнатную квартиру N 59 в корпусе N 1 дома N 4 по улице Новогиреевской г. Москвы, освобожденную в результате приобретения для К. квартиры N 79 в доме N 45 по Новокосинской улице г. Москвы. 06 сентября 1999 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения N 6\у-99, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные ему УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 11 ноября 1999 года он реализовал Д., Д., Д. и Д. трехкомнатную квартиру N 57, расположенную в доме N 66/1 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 1. 288.000 рублей, из которых: 167.371 рубль 09 копеек составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 543.400 рублей были использованы на приобретение квартиры, предоставленной К., а 577.228 рублей 91 копейка должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 577.228 рублей 91 копейка.

Далее, стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1455 ж от 2 июня 1999 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 179, расположенную в доме N 14/9 по улице Снайперской г. Москвы, путем отселения проживавшего там С. в приобретенную однокомнатную квартиру N 64 в корпусе N 3 дома N 3 по улице Плеханова г. Москвы. 9 августа 1999 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные ему УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 1 марта 2000 года реализовал Д., Д. и Д. трехкомнатную квартиру N 179, расположенную в доме N 14/9 по улице Снайперская г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 828.530 рублей, из которых: 80.258 рублей 29 копеек составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 428.050 рублей были использованы на приобретение квартиры, предоставленной С., а 320.221 рубль 71 копейка должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 320.221 рублей 71 копейка.

Стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1598 ж от 7 июля 1999 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 25, расположенную в корпусе N 1 дома N 9 по Федеративному проспекту г. Москвы, путем отселения проживавших там Д. и Д. в приобретенную двухкомнатную квартиру N 44 в доме N 18 по улице Верхние поля г. Москвы, а также отселения К. в приобретенную для того квартиру N 118, расположенную в доме 20 по улице Цимлянской г. Москвы. 28 ноября 2000 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные ему УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 8 февраля 2001 года реализовал М. трехкомнатную квартиру N 25, расположенную в корпусе N 1 дома N 9 по Федеративному проспекту г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 1. 338.090 рублей, из которых: 158.920 рублей 44 копейки составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 594.331 рубль были использованы на приобретение квартир, предоставленных К. и Д., а 584.838 рублей 56 копеек должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 584.838 рублей 56 копеек.

Далее, стремясь реализовать преступные намерения и получить в свое распоряжение денежные средства, принадлежащие Правительству г. Москвы, Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1721 ж от 21 июля 1999 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 79, расположенную в корпусе N 1 дома N 22 по улице Плеханова г. Москвы, путем отселения проживавшей там М. в приобретенную однокомнатную квартиру N 56 в корпусе N 3 дома N 22 по Перервинскому бульвару г. Москвы. 16 июля 2000 года Б. заключил с УМЖ ВАО г. Москвы договор поручения без номера, согласно которому обязался реализовать на коммерческой основе вышеуказанную трехкомнатную квартиру по цене не ниже стоимости, установленной БТИ г. Москвы. После чего, используя предоставленные ему УМЖ ВАО г. Москвы полномочия по распоряжению жилой площадью, 8 февраля 2001 года реализовал Ж. трехкомнатную квартиру N 79, расположенную в корпусе N 1 дома N 22 по улице Плеханова г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 744.900 рублей, из которых: 79.468 рублей 23 копейки составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", 211.824 рубля 70 копеек были использованы на приобретение квартиры, предоставленной М., а 453. 607 рублей 07 копеек должны были оставаться в ТОО Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Осуществляя свои преступные намерения, направленные на присвоение вверенных ему денежных средств, Б. получил возможность незаконного изъятия и распоряжения по своему усмотрению вверенных ему УМЖ ВАО г. Москвы денежных средств в размере 453.607 рублей 07 копеек.

В период с 1998 по 2001 г.г. он (Б.) реализовал 9 (девять) квартир на общую сумму 8.737. 030 рублей, из которых: 2.427. 654 рубля затратил на приобретение жилья, необходимого для расселения проживавших в коммунальных квартирах граждан, 1.028. 981 рубль 33 копейки получил в качестве вознаграждения ТОО (ООО) "Жилищный центр Восточный", 118.201 рубль 66 копеек направил для погашения задолженности перед МГКА "Мосжилсервис".

Таким образом, он (Б.), использовав возможность законного изъятия, путем присвоения похитил вверенные ему денежные средства в сумме 5.162.193 рубля 01 копейку (что является особо крупным размером), распорядившись ими по своему усмотрению.

Он же (Б.) в период с 1998-2001 г.г., работая в должности генерального директора и одновременно являясь единственным участником ТОО "Жилищный центр Восточный", используя сложившиеся доверительные отношения с начальником УМЖ ВАО г. Москвы В., ввел последнего в заблуждение относительно своих намерений при получении в долг жилой площади: возвратить в конце 1998 года равноценную квартиру. Полностью доверяя Б., В. распоряжениями N 98.53.00098 от 21 апреля 1998 года и N 98.53.00151 от 9 июня 1998 года передал в долг ТОО "Жилищный центр Восточный" принадлежащие Правительству г. Москвы однокомнатную квартиру N 275 общей площадью 32, 7 кв.м., расположенную в корпусе N 1 дома N 6 по улице Старый Гай г. Москвы стоимостью 180.660 рублей и квартиру N 2, общей площадью 41 кв.м., в доме N 6 по улице Зверинецкая г. Москвы стоимостью 221.290 рублей. Имея умысел на хищение вверенных денежных средств, полученных от реализации высвобожденных в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта Восточного административного округа г. Москвы N 1790-В-РЗП от 29 декабря 1997 года "О мерах по сокращению коммунального заселения на территории Восточного административного округа" квартир коммунального заселения, преследуя корыстную цель избежать собственных затрат, он (Б.), реализовав свои полномочия, полученные в долг вышеуказанные две квартиры, использовал для выполнения обязательств по расселению П. из трехкомнатной квартиры N 8, расположенной в доме N 7 по улице Красный Казанец г. Москвы и П., П. из трехкомнатной квартиры N 40, расположенной в доме N 17 по проспекту Буденного г. Москвы. Заведомо не имея намерений производить расчет с УМЖ ВАО г. Москвы и возвращать жилую площадь общей стоимостью 401.950 рублей, он (Б.) с целью сокрытия содеянного на протяжении периода 1998-2001 г.г. уклонялся от своих обязательств по возвращению задолженности, после чего, реализовав доли в уставном капитале ООО "Жилищный центр Восточный", снял с себя полномочия генерального директора общества. В результате указанных действий он (Б.), путем обмана и злоупотребления доверием, приобрел право на чужое имущество стоимостью 401.950 рублей, что является крупным размером.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного Б., президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с хищением Б. чужого имущества путем присвоения и мошенничества, обоснованно постановив в отношении него обвинительный приговор.

Вывод суда о виновности Б. в совершенных преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на показаниях представителя потерпевшей стороны - Ч., свидетелей Ц., Г., Ф., Б., Б., В., К., К., Б., Б., М., Г., Г., А., Ф., С., Т., Ч., Д., П. и других материалах дела.

Суд объективно, полно и всесторонне исследовал собранные по делу доказательства и правильно пришел к выводу о виновности Б. в мошенничестве и присвоении вверенного ему чужого имущества.

Из показаний свидетеля Ц. видно, что Б. собирался сам погасить долг перед Управлением муниципального жилья ВАО г. Москвы, но для этого, по его словам, ему нужны время и помощь. Несмотря на то, что Б. был ответственен за расходование префектурных денег ни ему (Ц.), ни Б., он денег не передавал. Денежные средства, которые остались на расчетном счете, по целевому назначению "не лежали". Договорные отношения с Префектурой и Управлением муниципального жилья ВАО г. Москвы не были проведены по бухгалтерии, поэтому ООО "Жилищный центр Восточный" имело текущие расходы, а расчетные счета, как и при Б., после его ухода использовались для деятельности общества без ограничений.

Свидетель Г. показала, что денежные средства от продажи квартир частично поступали в кассу ООО (ТОО) "Жилищный центр Восточный". Квартиры, получаемые для расселения и коммерческой продажи от Управления муниципального жилья ВАО г. Москвы, по балансам ООО (ТОО) "Жилищный центр Восточный" не значились. Документы в бухгалтерию Б. не представлял, поэтому его действия исключали возможность проводки в бухгалтерских документах коммунальных квартир, полученных ООО (ТОО) "Жилищный центр Восточный" для коммерческой реализации. В ходе аудиторской проверки, проведенной в отношении ТОО "Жилищный центр Восточный" ей стало известно о том, что часть денежных средств, полученных от продажи коммунальных квартир ни к ней, ни к Г. для оприходования не поступали. ООО (ТОО) "Жилищный центр Восточный" не имело отдельного расчетного счета, где аккумулировались бы денежные средства, полученные от продажи коммунальных квартир. Если на счете к моменту ухода Б. и оставались деньги, то эти деньги были не обязательно от расселения коммунальных квартир, так как деньги на счет попадали и от выкупа гражданами комнат, от аренды квартир. Денежные средства с расчетных счетов снимались по указанию Б., использовались для различных нужд общества. Б. не передавал имущество по акту новому генеральному директору Б.

По полученным в долг ТОО "Жилищный центр Восточный" двум квартирам (N 275 в корп. 1 д. 6 по ул. Старый Гай и N 2 в д. 6 по ул. Зверинецкая г. Москвы), Г. пояснила, что о данных квартирах ей ничего неизвестно, поскольку они никогда не числились ни на балансе Общества, ни в задолженности ТОО "Жилищный центр Восточный". О получении их в долг от УМЖ ВАО г. Москвы ей тоже ничего неизвестно.

Свидетель В. показал, что Б. он знает давно, у него с ним были рабочие, деловые отношения, он доверял Б. как сотруднику, специалисту. Б., занимая должность генерального директора ТОО "Жилищный центр Восточный", являлся инициатором издания распоряжения первого заместителя префекта ВАО г. Москвы А. по расселению коммунального жилья на территории округа. Б. сам предложил ему (В.) и заместителю префекта схему расселения коммунального жилья на территории округа, и они с этой схемой согласились.

Примерно в 2000-2001 году для проверки деятельности ТОО "Жилищный центр Восточный" была направлена экономист управления М. Она пояснила, что Б. ей было отказано в предоставлении необходимых для проверки документов. После этого была проведена аудиторская проверка, по результатам которой был сделан вывод о нецелесообразности продолжения работы ТОО "Жилищный центр Восточный", стало ясно, что генеральный директор Б. не выполняет возложенных на него обязательств.

На совместных совещаниях Б. пояснял, что денежные средства, вырученные от продажи коммунальных квартир, были использованы для нужд общества: выплаты заработной платы сотрудникам, внесения платы за аренду помещения.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что полученные от реализации трех однокомнатных квартир NN 66, 70, 74, находящихся по адресу: г. Москва, ул. Белореченская, д. 34, корпус 1, денежные средства не были использованы для погашения задолженности перед управлением муниципального жилья ВАО г. Москвы, так как с согласия Ц. и Б. их планировалось использовать в судебных инстанциях для получения 12 млн. рублей с ЗАО "Колор".

Показания допрошенных в судебном заседании свидетелей последовательны, непротиворечивы, согласуются с другими материалами дела, в частности, с заключениями экспертов N 12/3-2434 от 30 сентября 2004 года, N 12/3-7603 от 29 декабря 2004 года, N 12/3-26 от 14 марта 2005 года, N 3258 от 21 июня 2005 года.

Суд правильно квалифицировал действия Б. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку после реализации квартир по проспекту Буденного и улице Красный Казанец г. Москвы расчета с УМЖ ВАО г. Москвы за полученные в долг квартиры или возвращения равноценной жилой площади произведено не было. Данный факт нашел свое подтверждение в письме управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в ВАО N 53-09-1714/5 от 12 июня 2005 года.

Таким образом, доводы, приведенные в надзорной жалобе, несостоятельны, поскольку опровергаются доказательствами, объективно, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании.

Вместе с тем судом установлено, что Б. высвободил в соответствии с распоряжениями первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 1550 ж от 15 июня 1998 года и N 1729 ж от 2 июля 1998 года трехкомнатную квартиру N 8, расположенную в доме N 7 по улице Красный Казанец г. Москвы, путем отселения проживавшего там П. в однокомнатную квартиру N 275, расположенную в доме N 6 по улице Старый Гай г. Москвы, полученную в долг от УМЖ ВАО г. Москвы ТОО "Жилищный центр Восточный". После чего в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал Щ и Щ. трехкомнатную квартиру N 8, расположенную доме N 7 по улице Красный Казанец г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 828.520 рублей, из которых: 89.471 рубль 44 копейки копейка составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", а 739.048 рублей 56 копейки должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Б., использовав возможность незаконного изъятия путем присвоения, похитил вверенные ему денежные средства в размере 739.048 рублей 56 копеек, распорядившись ими по своему усмотрению.

Также Б. высвободил в соответствии с распоряжением первого заместителя префекта ВАО г. Москвы N 2976 ж от 29 ноября 1998 года трехкомнатную коммунальную квартиру N 40, расположенную в доме N 17 по проспекту Буденного г. Москвы, путем отселения проживавших там П. и П. в однокомнатную квартиру N 2, расположенную в доме N 6 по Зверинецкой улице г. Москвы, предоставленную в долг УМЖ ВАО г. Москвы ТОО "Жилищный центр Восточный", после чего в соответствии с договором купли-продажи без номера реализовал Г. трехкомнатную квартиру N 40, расположенную доме N 17 по проспекту Буденного г. Москвы, получив от продажи денежные средства в размере 803.620 рублей, из которых: 104.297 рублей 68 копеек составило вознаграждение ТОО "Жилищный центр Восточный", а 699.322 рубля 32 копейки должны были оставаться в ТОО "Жилищный центр Восточный" для приобретения жилой площади, необходимой для последующего расселения коммунальных квартир. Б., использовав возможность незаконного изъятия путем присвоения, похитил вверенные ему денежные средства в размере 699.322 рублей 32 копейки, распорядившись ими по своему усмотрению.

Отсюда видно, что в суммы присвоенного Б. чужого имущества по указанным эпизодам (739 048 рублей 56 копеек и 699 322 рубля 32 копейки соответственно) вошла также стоимость полученных им в долг от УМЖ ВАО г. Москвы двух однокомнатных квартир в размере 401 950 рублей, которые ни в натуре, ни в денежном эквиваленте кредитору возвращены не были.

Поскольку этим же приговором Б. признан виновным в хищении чужого имущества путем мошенничества на сумму 401. 950 рублей, что соответствует стоимости вышеуказанных двух квартир, то получается, что суд дважды учел одну и ту же сумму похищенного как в составе присвоения, так и в составе мошенничества.

В связи с этим, принимая во внимание, что указанные средства фактически похищены путем обмана и злоупотребления доверием, президиум считает необходимым уменьшить суммы похищенного по второму и четвертому эпизодам присвоения (исходя из порядка расположения этих эпизодов в описательной части приговора) с 739.048 рублей 56 копеек до 558.388 рублей 56 копеек и с 699.322 рублей 32 копеек до 478.032 рублей 32 копеек, то есть в общей сложности на 401. 950 рублей, что соответствует стоимости полученных виновным в долг двух однокомнатных квартир.

Кроме того, суд признал Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 160 ч. 4 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), то есть в хищении путем присвоения чужого имущества, вверенного виновному, совершенном с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, хотя последний квалифицирующий признак (в особо крупном размере) в диспозиции ст. 160 УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года), действовавшей на момент совершения преступления (с 1998 по 2001 г.г.), отсутствовал.

При таких обстоятельствах, учитывая, что по общему правилу преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния (ч. 1 ст. 9 УК РФ), а применение более позднего закона в данном случае противоречит положениям ст. 10 УК РФ, президиум считает необходимым переквалифицировать действия Б. со ст. 160 ч. 4 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на ст. 160 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года) как хищение путем присвоения чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения и в крупном размере.

Поскольку при рассмотрении дела судами 1-ой и 2-ой инстанций допущено неправильное применение уголовного закона, то в соответствии со ст.ст. 409, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ имеются достаточные основания для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания Б. президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновного, состояния его здоровья и других обстоятельств дела, на которые указывается в приговоре суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Б. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 11 октября 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20 февраля 2008 года в отношении Б. изменить:

- уменьшить общую сумму похищенных путем присвоения государственных денежных средств на 401.950 рублей, т.е. с 5.162.193 рублей 01 копейки до 4.760.243 рублей 01 копейки;

- переквалифицировать действия Б. со ст. 160 ч. 4 УК РФ (в ред. закона от 08.12.2003 г.) на ст. 160 ч. 3 п. "б" УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.), по которой назначить 5 лет лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. закона от 08.12.2003 г.) и 160 ч. 3 п. "б" УК РФ (в ред. закона от 13.06.96 г.), путем частичного сложения наказаний назначить окончательно 6 лет лишения свободы без штрафа;

- в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком продолжительностью 3 года.

В остальном приговор и кассационное определение по делу оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына


Постановление Президиума Московского городского суда от 3 октября 2008 г. по делу N 44у-494/08


Текст постановления размещен на сайте Московского городского Суда в Internet (www.mos-gorsud.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.