Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 445-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Никитенко Алексея Николаевича, Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение конституционных прав и свобод частью четвертой статьи 141 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 445-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Никитенко Алексея Николаевича, Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение конституционных прав и свобод частью четвертой статьи 141 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию граждан А.Н. Никитенко, И.В. Плотникова и М.А. Хырхырьяна вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Н. Никитенко, а также адвокаты, осуществлявшие его защиту в Ростовском областном суде, - граждане И.В. Плотников и М.А. Хырхырьян в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривают конституционность части четвертой статьи 141 УПК Российской Федерации, согласно которой устное сообщение о преступлении, сделанное в ходе судебного разбирательства, заносится в протокол судебного заседания.

Как утверждают заявители, названная норма, не обязывая суд принимать какие-либо меры по сделанному в ходе судебного разбирательства сообщению о преступлении, позволяет ему не направлять такое сообщение органам уголовного преследования (как это имело место в уголовном деле А.Н. Никитенко), что противоречит статьям 2, 17, 18, 21, 33, 52 и 55 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителями материалы, не находит оснований для принятия их жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, в силу принципа состязательности сторон, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и предполагающего разграничение в уголовном судопроизводстве функций осуществления правосудия, обвинения и защиты, на суд как орган правосудия не может возлагаться выполнение несвойственных ему процессуальных обязанностей, связанных с уголовным преследованием; поэтому суд, обеспечивая посредством правосудия защиту прав и свобод граждан, не может наделяться полномочиями проверять сообщения о преступлениях или возлагать обязанность возбуждения уголовного преследования на органы предварительного расследования; это, однако, не исключает того, что в случаях, когда суду в процессе рассмотрения уголовного дела становятся известными фактические данные, свидетельствующие о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях принимать необходимые меры, предусмотренные законом (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 года N 1-П и от 27 июня 2005 года N 7-П).

Оспариваемая в жалобе часть четвертая статьи 141 УПК Российской Федерации, вопреки утверждению заявителей, гарантирует реализацию права граждан обращаться в государственные органы (статья 33 Конституции Российской Федерации), устанавливая обязательность фиксации устного сообщения о преступлении и признавая его поводом для возбуждения уголовного дела. Она не ограничивает права потерпевших на доступ к правосудию (статья 52 Конституции Российской Федерации), не освобождает компетентные государственные органы от обязанности рассмотреть сообщение о преступлении, занесенное в протокол судебного заседания, а также не препятствует гражданам лично обратиться с заявлением о преступлении в орган, уполномоченный возбуждать уголовное дело публичного обвинения.

Таким образом, нельзя сделать вывод о том, что оспариваемая заявителями норма противоречит статьям 2, 17, 18, 21, 33, 52 и 55 Конституции Российской Федерации, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Никитенко Алексея Николаевича, Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Заместитель председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации

О.С. Хохрякова


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов


Оспаривалась норма, согласно которой устное сообщение о преступлении, сделанное в ходе судебного разбирательства, заносится в протокол судебного заседания.

КС РФ отклонил доводы заявителя о том, что названная норма не обязывает суд принимать какие-либо меры по такому сообщению о преступлении и позволяет ему не направлять такое сообщение органам уголовного преследования. Как пояснил КС РФ, оспариваемая норма, устанавливая обязательность фиксации устного сообщения о преступлении и признавая его поводом для возбуждения уголовного дела, не освобождает компетентные госорганы от обязанности рассмотреть сообщение о преступлении, занесенное в протокол судебного заседания. Также данная норма не препятствует гражданам лично обратиться с заявлением о преступлении в орган, уполномоченный возбуждать уголовное дело публичного обвинения.


Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 445-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Никитенко Алексея Николаевича, Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение конституционных прав и свобод частью четвертой статьи 141 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в дайджесте официальных материалов и публикаций периодической печати "Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии", 2008 г., N 20 (специальный выпуск)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.