Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 461-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малофеевой Антонины Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 32, 34, 35, 61, 62, 64, 65, 125, 227, 228, 231, 355, 358, 359 и 477 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 461-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малофеевой Антонины Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 32, 34, 35, 61, 62, 64, 65, 125, 227, 228, 231, 355, 358, 359 и 477 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки А.В. Малофеевой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданка А.В. Малофеева в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать противоречащими статьям 2, 6 (часть 2), 10, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 22, 24 (часть 2), 33, 41, 45, 46, 47 (часть 1), 48, 52, 53, 54 (часть 2), 55, 56, 118, 120, 123 и 124 Конституции Российской Федерации положения статей 32, 34, 35, 61, 62, 64, 65, 125, 227, 228, 231, 355, 358, 359 и 477 УПК Российской Федерации, а также статьи 159 УК Российской Федерации.

По мнению заявительницы, руководствуясь статьями 32, 34, 35 и 125 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с другими оспариваемыми ею нормами уголовно-процессуального и уголовного законов (например, со статьей 159 УК Российской Федерации, в которой, как утверждает заявительница, отсутствует указание на то, когда мошенничество следует считать оконченным преступлением), органы предварительного расследования установили место совершения инкриминируемого ей преступления произвольно, а суд, в свою очередь, необоснованно определил территориальную подсудность ее уголовного дела, вследствие чего судебное разбирательство по данному делу проводилось не Кировским районным судом города Иркутска, а Куйбышевским районным судом города Иркутска и были грубо нарушены ее конституционные права.

Заявительница утверждает также, что статьи 61, 62, 64 и 65 УПК Российской Федерации препятствуют реализации права обвиняемого на отвод судьи; статьи 227 и 228 УПК Российской Федерации не содержат прямого запрета выносить постановления о назначении предварительного слушания либо о назначении судебного заседания по неподсудному данному суду уголовному делу, а во взаимосвязи со статьями 231 и 477 УПК Российской Федерации - не предусматривают обязанность мотивировать и обосновывать постановления о подсудности поступившего уголовного дела данному суду, что также нарушает ее конституционные права.

Нарушение своих прав статьей 355 УПК Российской Федерации заявительница усматривает в том, что в силу пункта 2 ее части пятой не подлежат обжалованию в порядке, установленном главой 43 данного Кодекса, определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства, статьи же 358 и 359 УПК Российской Федерации нарушают ее права тем, что не содержат прямого запрета суду, вынесшему постановление, при поступлении кассационной жалобы на это постановление самостоятельно выносить решение о его изменении.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Малофеевой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

2.1. Статья 32 УПК Российской Федерации непосредственно закрепляет территориальный признак подсудности уголовных дел: уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. Кроме того, данная статья содержит правила определения территориальной подсудности в тех случаях, когда это может вызвать затруднения. Так, в ней указано, каким образом определяется подсудность, если преступления совершены в разных местах, а также если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда. Названные правила не предполагают дискрецию правоприменителя при определении подсудности, а потому устанавливающие их законоположения не могут быть признаны нарушающими права и свободы заявительницы.

Положения статьи 34 УПК Российской Федерации не только не нарушают право обвиняемого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, но, напротив, закрепляют гарантии реализации этого права, разрешая суду, установившему, что в его производстве находится уголовное дело, подсудное другому суду того же уровня, оставить данное уголовное дело в своем производстве, только если он уже приступил к его рассмотрению в судебном заседании и если на это получено согласие подсудимого.

Положения статьи 35 УПК Российской Федерации, предоставляя председателю вышестоящего суда (его заместителю) полномочие изменить территориальную подсудность уголовного дела, не предполагают произвольность такого изменения: часть первая данной статьи устанавливает строго определенный круг оснований, по которым возможна передача дела из одного суда в другой. К тому же, согласно статье 36 УПК Российской Федерации любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в порядке, установленном статьями 34 и 35 данного Кодекса, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано.

В силу статьи 35 УПК Российской Федерации вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается в порядке, установленном частями третьей, четвертой и шестой его статьи 125, которые не только не лишают заявительницу доступа к правосудию, но, напротив, призваны обеспечить такой доступ.

Так, часть третья статьи 125 УПК Российской Федерации предусматривает, что проверка законности и обоснованности действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора происходит в судебном заседании с участием всех лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, в том числе заявителя, его защитника, законного представителя или представителя (если они участвуют в уголовном деле), часть шестая устанавливает правило, согласно которому копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа, а часть четвертая закрепляет права заявителя как участника процесса: участвующий в судебном заседании заявитель вправе не только обосновать свою жалобу, но и выступить с репликой, что должно обеспечить ему возможность отреагировать на выступления участвующих в рассмотрении жалобы лиц.

Проверка же правильности определения места совершения преступления, инкриминируемого заявительнице, и, соответственно, территориальной подсудности ее уголовного дела не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

2.2. Статья 61 УПК Российской Федерации не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым предусматривает возможность заявления судье отвода в связи с обнаружением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни положения этой статьи, ни статей 64 и 65 данного Кодекса, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25 января 2005 года N 46-О, не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела. Что касается статьи 62 УПК Российской Федерации, то она закрепляет обязанность лиц, в ней перечисленных, при наличии соответствующих оснований устраниться от участия в производстве по делу, т.е. заявить самоотвод, независимо от того, требуют ли этого другие участники процесса.

Таким образом, данная статья призвана гарантировать право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство. Оценка же законности и обоснованности решений судьи по заявленным А.В. Малофеевой отводам не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

2.3. Положения статей 227 и 228 УПК Российской Федерации не предусматривают возможность назначать предварительное слушание либо судебное заседание по неподсудному данному суду уголовному делу. Напротив, судья должен выяснить, подсудно ли дело данному суду (статья 228), а признав, что дело подлежит рассмотрению в другом суде, он выносит постановление о направлении дела по подсудности (часть первая статьи 227). Кроме того, действуя в системе норм уголовно-процессуального закона, названные статьи не предполагают вынесения немотивированных и необоснованных постановлений, - согласно статье 7 УПК Российской Федерации постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

2.4. В целях обеспечения независимости суда законодатель установил правило, в соответствии с которым проверка законности и обоснованности промежуточных судебных решений, в том числе принятых по заявленным в судебном заседании ходатайствам об исследовании дополнительных доказательств, может осуществляться лишь после завершения производства в суде первой инстанции одновременно и в связи с приговором. Таким образом, возможность судебной проверки законности и обоснованности промежуточных действий и решений суда не устраняется, - она лишь переносится на более поздний срок. Право же на безотлагательное обжалование судебных решений не может быть ограничено только в тех случаях, когда определения или постановления суда первой инстанции порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных правоотношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности и причиняя вред, восполнение которого в дальнейшем может оказаться неосуществимым, например, в случаях заключения под стражу в качестве меры пресечения или принудительного помещения в лечебное учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы; судебная проверка таких определений и постановлений суда по жалобам участников судопроизводства, чьи права и свободы ими затрагиваются, должна обеспечиваться до постановления приговора.

В соответствии с приведенной правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 2 июля 1998 года N 20-П и сохраняющей свою силу, пункт 2 части пятой статьи 355 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы.

2.5. Применение статей 477, 231, 358 и 359 УПК Российской Федерации в деле А.В. Малофеевой представленными материалами не подтверждается. Кроме того, статья 477 данного Кодекса утратила силу до обращения заявительницы в Конституционный Суд Российской Федерации. Проверка же конституционности норм, утративших силу до обращения заявителя в Конституционный Суд Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" не предусмотрена, поскольку защита конституционных прав граждан обеспечивается именно путем лишения неконституционных норм юридической силы; оценка Конституционным Судом Российской Федерации конституционности норм, утративших силу до начала производства в Конституционном Суде Российской Федерации, не могла бы привести к иным правовым последствиям и, таким образом, была бы излишней (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 года N 397-О и от 4 июня 1998 года N 112-О).

2.6. Мошенничество (ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 159 УК Российской Федерации), т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению, либо - если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество - с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате").

Выяснение же того, насколько правильно были разрешены в деле заявительницы вопросы определения места совершения преступления и, соответственно, подсудности уголовного дела, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малофеевой Антонины Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации

О.С. Хохрякова


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 461-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малофеевой Антонины Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 32, 34, 35, 61, 62, 64, 65, 125, 227, 228, 231, 355, 358, 359 и 477 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в дайджесте официальных материалов и публикаций периодической печати "Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии", 2008 г., N 21 (специальный выпуск)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.