Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 434-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьминых Константина Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 10 Таможенного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 434-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьминых Константина Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 10 Таможенного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина К.С. Кузьминых, установил:

1. Гражданин К.С. Кузьминых, осуществляя в качестве адвоката защиту своего доверителя по уголовному делу, обращался в таможенные органы с запросами о предоставлении информации о партии сотовых телефонов, которые, как он полагал, были ввезены на таможенную территорию Российской Федерации потерпевшим по данному уголовному делу. В предоставлении информации рядом таможенных органов, в том числе Федеральной таможенной службой, ему было отказано со ссылкой на статью 10 Таможенного кодекса Российской Федерации и часть 3 статьи 6 Федерального закона "О коммерческой тайне" на том основании, что адвокат не является лицом, по запросу которого таможенные органы вправе предоставлять информацию, составляющую коммерческую тайну.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации К.С. Кузьминых просит признать статью 10 "Отношение к информации, полученной таможенными органами" Таможенного кодекса Российской Федерации не соответствующей статьям 37, 45 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку ее положения во взаимосвязи с положениями статей 3 и 5 и частью 3 статьи 6 Федерального закона "О коммерческой тайне" препятствуют, по мнению заявителя, собиранию адвокатом доказательств в пользу подзащитного и нарушают его конституционное право на свободное распоряжение своими способностями к труду, а также конституционный принцип состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства.

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4).

Федеральный закон от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" подразделяет информацию в зависимости от категории доступа к ней на общедоступную информацию, к которой относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен, и информацию ограниченного доступа, т.е. информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (часть 2 статьи 5, часть 1 статьи 7, часть 1 статьи 9), при этом федеральными законами устанавливаются условия отнесения информации к сведениям, составляющим коммерческую тайну, служебную тайну и иную тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также ответственность за ее разглашение (часть 4 статьи 9).

В соответствии с Федеральным законом от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" коммерческая тайна - это режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду; информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), - это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (пункты 1 и 2 статьи 3); обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, а также органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, получившие такую информацию в соответствии с частью 1 статьи 6, обязаны предоставить эту информацию по запросу судов, органов предварительного следствия, органов дознания по делам, находящимся в их производстве, в порядке и на основаниях, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации (часть 3 статьи 6).

Федеральный законодатель, таким образом, не называет адвокатов в числе лиц, запросы которых о предоставлении информации, составляющей коммерческую тайну, являются обязательными для обладателей данной информации, а также для государственных и муниципальных органов, которым она стала известна в силу выполнения ими своих функций.

3. Статья 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации, обязывающая органы государственной власти обеспечить каждому ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, не определяет порядок и условия реализации гарантируемого ею права, - это компетенция федерального законодателя, который, исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов, вправе установить разные уровни гарантий и степень возможных ограничений права на получение информации при условии соразмерности таких ограничений конституционно признаваемым целям их введения (статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации).

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 февраля 2000 года N 3-П, ограничение права, вытекающего из статьи 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации, допустимо лишь в соответствии с федеральным законом, устанавливающим специальный правовой статус не подлежащей распространению информации, обусловленный ее содержанием, в том числе наличием в ней данных, составляющих государственную тайну, конфиденциальных сведений, связанных с частной жизнью, со служебной, коммерческой, профессиональной, изобретательской деятельностью.

В соответствии со статьей 10 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные органы, их должностные лица, иные лица, получившие доступ к информации, указанной в пункте 1 данной статьи, в силу закона или договора, не вправе разглашать, использовать в личных целях либо передавать третьим лицам, в том числе государственным органам, информацию, составляющую государственную, коммерческую, банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну, и другую конфиденциальную информацию, за исключением случаев, установленных данным Кодексом и иными федеральными законами (пункт 2).

Рассматриваемые во взаимосвязи с положениями Федерального закона "О коммерческой тайне" положения статьи 10 Таможенного кодекса Российской Федерации, устанавливают, таким образом, специальный правовой режим доступа к информации, содержащей коммерческую тайну, который исключает возможность ее получения по требованию третьих лиц. Вместе с тем предусмотренный данной статьей особый порядок предоставления сведений, содержащих коммерческую тайну, не дает оснований для вывода о нарушении гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав заявителя, поскольку он не препятствует участникам уголовного судопроизводства на основе конституционного принципа состязательности и равноправия сторон реализовать свое право на защиту всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания и предварительного следствия или судом, а также настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения уголовного дела.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьминых Константина Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов




Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 434-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьминых Константина Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 10 Таможенного кодекса Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в дайджесте официальных материалов и публикаций периодической печати "Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии", 2008 г., N 20 (специальный выпуск), в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2008 г., N 6


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.