Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 октября 2008 г. N 44-О08-67 Оснований для отмены оправдательного приговора нет ввиду недоказанности участия подсудимого в совершении инкриминируемых ему деяний

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 октября 2008 г. N 44-О08-67


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 20 октября 2008 года кассационное представление государственного обвинителя Т.Д.В.:

на приговор Пермского краевого суда от 9 июля 2008 года, по которому Е., родившийся 9 ноября 1976 года в г. Перми, несудимый,

оправдан:

по ч. 3 ст. 159 УК РФ - на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - в связи с отсутствием в деянии состава преступления;

по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - в связи с непричастностью к совершению преступления.

Этим же приговором:

отменена мера пресечения и Е. освобожден из-под стражи в зале суда;

за оправданным признано право на реабилитацию;

отказано в удовлетворении гражданского иска потерпевшей Б.В.И. о взыскании с Е. компенсации морального вреда (500.000 рублей) и расходов на оплату адвоката (5.000 рублей).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Т.А.А., мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Г.А.Г., поддержавшего доводы кассационного представления государственного обвинителя и полагавшего приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда, Судебная коллегия установила:

Е. обвинялся в мошенничестве путем обмана в крупном размере, и в пособничестве в совершении убийства Б. по найму путем предоставления информации и средств совершения преступления.

Как указано в обвинительном заключении и в приговоре, органы следствия инкриминировали Е. приобретение путем обмана в период с июня 2003 года по март 2004 года права на чужое имущество, а именно приватизацию и в последующем продажу квартиры по адресу: Пермский район, д. Песьянка, ул. Строителей, 9-9, где был зарегистрирован и проживал его дядя - Б.Г.И.; а также то, что в 2004 году он путем предоставления информации, средств совершения преступления совершил пособничество М.С.В. в убийстве Б. по найму.

Уголовное преследование в отношении подозреваемого М.С.В. прекращено в ходе следствия в связи с его смертью 2 апреля 2005 года от передозировки наркотических средств.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от части обвинения Е. в совершении мошенничества путем злоупотребления доверием и от пособничества в совершении убийства из корыстных побуждений.

Суд со ссылкой на ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации, ч. 4 ст. 302 УПК РФ пришел к выводу о недоказанности участия подсудимого Е. в совершении инкриминируемых ему деяний и вынес оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель, повторяя доводы об обвинении Е. в указанных преступлениях, просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение иным составом суда;

считает, что выводы суда об отсутствии в действиях Е. состава мошенничества и соучастия в убийстве не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;

в обоснование своих доводов ссылается на материалы дела, подтверждающие, по мнению стороны обвинения, выписку Е. из квартиры Б. обманным путем с целью ее последующей продажи и получения денег, а также действия Е. по пособничеству М. в убийстве Б.;

полагает несостоятельными выводы суда о недопустимости первоначальных признательных показаний Е. на предварительном следствии;

а также о вероятностном, недостоверном характере заключений экспертиз о принадлежности обнаруженных останков черепа Б.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, а доводы представления не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как указал суд в приговоре, в обоснование виновности Е. в предъявленном обвинении органы следствия сослались на его первоначальные показания в качестве подозреваемого и обвиняемого, на показания потерпевших Б.В.И. и С.Е.Г., свидетелей Т.Л.Г., К.Н.В., А.С.А., Б.Д.Н., В.О.А., В.Н.С, К.М.Г., В.Н.Г., Ф.В.А., А.И.В., К.В.А., протокол осмотра места происшествия, иные документы, заключения судебно-медицинских и криминалистических экспертиз.

Однако оценивая представленные органами следствия доказательства, суд, как это отражено в приговоре, пришел к убеждению, что указанное обвинение не нашло своего достаточного подтверждения, а показания названных лиц не позволяют сделать вывод о виновности Е. в инкриминированных ему деяниях.

В обоснование этой своей оценки суд указал, что ст. 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенническое завладение имуществом путем обмана или злоупотреблением доверием в любых формах, но с прямым умыслом и наличием обязательного признака субъективной стороны - корыстной целью.

Такие предусмотренные законом обстоятельства по данному делу в судебном заседании в состязательном процессе не установлены.

В деле нет доказательств, подтверждающих приобретение Е. права на чужое имущество путем обмана, введение Б. в заблуждение в ходе его выписки, приватизации и продажи квартиры. Утверждение органов следствия о том, что Б. являлся единственным квартиросъемщиком и что Е. постоянно зарегистрировался в квартире по ул. Строителей 9-9 1 июля 2003 года с целью последующей приватизации и продажи данной квартиры, не соответствует имеющимся материалам дела.

Данных о том, что Б. был выписан из квартиры, в которой ранее также проживали Е., его мать и бабушка, именно путем обмана, в суде не установлено. При выписке из квартиры по ул. Строителей, 9-9 обратно в квартиру по ул. Молодежная, 10-16, Б. не обладал правом собственности на жилплощадь, вследствие чего имущественного ущерба в ходе приватизации квартиры по ул. Строителей ему причинено не было.

Суд на основе исследованных доказательств обоснованно признал, что Е., как единственный квартиросъемщик, приватизировал квартиру по ул. Строителей 9-9 законно и в качестве собственника был вправе распорядиться ею по своему усмотрению, в том числе продать.

При этом суд на основе проверенных материалов в приговоре указал, что следственные органы не привели доказательств в опровержение версии Е. о том, что на вырученные от продажи квартиры деньги он намеревался приобрести Б. иное жилье.

Первоначальные показания Е., данные им 13 и 21 сентября 2007 года, соотнесенные в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РФ с последующими его показаниями, а также с другими доказательствами, включая показания потерпевших, свидетелей обвинения и иные материалы дела, не свидетельствуют о совершении Е. мошенничества.

Указанные выводы суда обоснованы показаниями свидетелей К.Н.В., В.О.А., .Н.Г., К.М.Г., А.С.А., Ф.В.А., К.В.А., а также документами и иными материалами.

Приведенные первоначальные показания Е., от которых он отказался в ходе расследования, объяснив причины самооговора, суд признал полученными с нарушением закона, а потому недопустимыми и не имеющими доказательственного значения.

По поводу допущенных в ходе следствия по делу нарушений уголовно-процессуального закона судом вынесено частное постановление, на которое кассационного представления не поступило.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ст.ст. 14, 15, 302 УПК РФ, содержащиеся в приговоре выводы суда об оправдании Е. в совершении деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием состава преступления, Судебная коллегия признает законными и обоснованными.

По аналогичным основаниям нельзя согласиться с кассационным представления в части оправдания Е. в соучастии в убийстве Б.

Содержащиеся в представлении доводы подробно исследованы судом первой инстанции и в приговоре мотивированно признанны несостоятельными.

Как указал суд в приговоре, стороной обвинения не представлено достаточных доказательств виновности Е. в соучастии в убийстве Б.

Так, суд исследовал доказательства стороны обвинения, в том числе первоначальные показания Е. в изоляторе временного содержания 13 и 21 сентября 2007 года с учетом его последующих заявлений и показаний об оказанных на него в то время в изоляторе воздействий со стороны сотрудников милиции и со ссылкой на ч. 2 ст. 77 УПК РФ пришел к обоснованному выводу о том, что такое признание обвиняемым вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении виновности совокупностью имеющихся по делу доказательств.

Суд на основе проверенных и оцененных доказательств, включая показания бывшего работника милиции Б.Д.Н., материалы административного задержания Е., мотивированно расценил первоначальные показания Е. недопустимым доказательством, как это предусмотрено ст.ст. 73, 75 УПК РФ.

При этом судом также обоснованно признано, что:

указанные показания Е. не подтверждены в достаточной степени какими-либо объективными данными, которые опровергали бы последующий отказ Е. от признания своей вины, в том числе и в связи со смертью подозреваемого М., а также отказом Е. в ходе следствия от воспроизведения своих первоначальных показаний на месте происшествия;

заключение судебно-медицинской экспертизы о том, что обнаруженные человеческие останки могут принадлежать Б., носят вероятный характер, а потому не пригодный для обоснования выводов по делу и не отвечающий требованиям допустимости, поскольку базируется не на специальных познаниях, а на предположениях, не могущих быть средством доказывания;

органы следствия не представили иных достоверных доказательств, подтверждающих принадлежность обнаруженных останков Б.;

показания потерпевших С.Е.Г. и Б.В.И. не свидетельствуют о совершении Е. инкриминируемых ему деяний, доводы последней носят предположительный характер и не основаны на достоверных доказательствах;

данные осмотра места происшествия, заключения криминалистических и иных экспертиз, другие представленные стороной обвинения доказательства, включая показания свидетелей, документы - также не уличают Е. в совершении инкриминируемых ему деяний.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности осужденного, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу, как это предусмотрено ст. 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности.

При таких обстоятельствах, когда в суде на основе исследованных доказательств не представилось возможным достоверно установить причастность Е. к убийству Б., приговор в части оправдания Е. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, Судебная коллегия считает законным и обоснованным.

Нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Пермского краевого суда от 9 июля 2008 года в отношении Е. - оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 октября 2008 г. N 44-О08-67


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.