Решение Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N ГКПИ08-1403 Об оспаривании результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, протокола о результатах выборов и постановлений ЦИК РФ

Решение Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N ГКПИ08-1403

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 октября 2008 г. N КАС08-478  настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации

при секретаре Якиной К.А.

с участием прокурора Степановой Л.Е.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации", Зюганова Геннадия Андреевича, Мельникова Ивана Ивановича, Кашина Владимира Ивановича, Соловьева Вадима Георгиевича, Рашкина Валерия Федоровича, Уласа Владимира Дмитриевича об оспаривании результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, постановлений Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 8 декабря 2007 года N 72/591-5 "О результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 "Об избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/203-5 "О количестве избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/574-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/204-5 "О количестве специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", установил:

2 декабря 2007 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва.

Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (далее - ЦИК России) от 8 декабря 2007 года N 72/591-5 "О результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", принятым на основании протокола ЦИК России о результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 8 декабря 2007 года, выборы признаны состоявшимися и действительными; установлено, что в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва избрано 450 депутатов (список избранных депутатов приведен в приложении).

Политическая партия "Коммунистическая партия Российской Федерации" (далее - КПРФ), граждане Зюганов Г.А., Мельников И.И., Кашин В.И., Соловьев В.Г., Рашкин В.Ф., Улас В.Д., входившие в федеральный список кандидатов в депутаты, выдвинутый КПРФ, и избранные депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании результатов выборов по федеральному избирательному округу, состоявшихся 2 декабря 2007 года, и протокола от 8 декабря 2007 года о результатах выборов недействительными, об отмене постановления ЦИК России от 8 декабря 2007 года N 72/591-5 "О результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", а также постановлений ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 "Об избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/203-5 "О количестве избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/574-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/204-5 "О количестве специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва".

Заявление мотивировано тем, что в ходе избирательной кампании и при подведении итогов голосования со стороны государственных органов, уполномоченных организовывать проведение выборов, а также средств массовой информации были допущены такие нарушения избирательного законодательства, которые существенно повлияли на результаты волеизъявления граждан и не позволяют выявить их действительную волю.

Заявители, обосновывая свои требования, сослались на перечисленные ниже обстоятельства, которые, по их мнению, свидетельствуют о существенных нарушениях избирательного законодательства, влекущих признание результатов выборов недействительными и отмену оспариваемых постановлений ЦИК России.

1. Массовые нарушения в период избирательной кампании порядка информирования избирателей, повлекшие неправомерное воздействие на избирателей, что привело к введению избирателей в заблуждение, искажению их действительной воли.

Заявители считают, что при информационном обеспечении выборов, особенно государственными телевизионными каналами, существенное предпочтение отдавалось политической партии "Единая Россия" по времени освещения её предвыборной деятельности по сравнению с КПРФ; в большом объеме осуществлялась незаконная агитация в пользу партии "Единая Россия" и обнародовалось значительное количество незаконных агитационных материалов негативного характера в отношении КПРФ; под видом информирования о выборах в средствах массовой информации оказывалось активное влияние на избирателей, данные опросов общественного мнения публиковались без соблюдения требований пунктов 2 и 3 статьи 46 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"; в общественное сознание внедрялся тезис о том, что голосование 2 декабря 2007 года является референдумом о доверии Президенту Российской Федерации, а в день голосования телевизионными каналами тиражировался сюжет о голосовании Президента Российской Федерации, официально и неоднократно публично заявлявшего о поддержке политической партии "Единая Россия"; ЦИК России, на которую законом возложен текущий контроль за соблюдением равенства участников процесса при освещении средствами массовой информации их деятельности, не проводила такой контроль в виде систематического мониторинга работы российских средств массовой информации, что способствовало массовому ущемлению прав избирателей на получение объективной, достоверной информации об участниках выборов в равном объеме.

В заявлении в подтверждение указанных доводов приведены данные проведенного в ходе избирательной кампании юридической службой Центрального Комитета Коммунистической партии Российской Федерации ежедневного мониторинга информационного телеэфира семи федеральных телевизионных каналов ("Первый", РТР, НТВ, ТВЦ, "Третий", Рен-ТВ и РБК-ТВ).

Согласно этим данным федеральными телеканалами в информационном эфире было посвящено политическим партиям: в первый предвыборный месяц (со 2 сентября по 30 сентября 2007 года) 12 часов 38 минут, из них партии "Единая Россия" - 45%, Либерально-демократической партии России (ЛДПР) - 22%, КПРФ - 17%, партии "Справедливая Россия" - 16%; во второй предвыборный месяц (с 1 октября по 31 октября 2007 года) 15 часов 11 минут 3 секунды, из них на долю партии "Единая Россия" пришлось 75,84%, а КПРФ - 6,58%, что в 12 раз меньше; в третий месяц, в котором проводилась предвыборная агитация (с 1 ноября по 30 ноября 2007 года), 23 часа 36 минут 56 секунд, из них партии "Единая Россия" - 63,2%, партии "Справедливая Россия" - 9,4%, КПРФ - 6,8%. Синхрон (прямая речь) представителей партии в эфире составил: членов партии "Единая Россия" - 64,2%, партии "Справедливая Россия" - 9,9%, ЛДПР - 8,3%, КПРФ - 5,6% суммарной продолжительности прямой речи политиков.

Заявители полагают, что неравномерное распределение объема информации, распространенной в период избирательной кампании общероссийскими организациями телерадиовещания в отношении различных политических партий, нарушило не только пассивное избирательное право тех участников выборов, которые из-за отсутствия равного доступа к средствам массовой информации не смогли преодолеть семипроцентный барьер либо получили меньшее количество голосов избирателей, но и активное избирательное право значительного числа граждан, лишенных вследствие этого возможности сделать осознанный выбор.

2. Проведение во время избирательной кампании предвыборной агитации в запрещенный законом период и (или) субъектами, которым федеральным законом запрещено вести агитацию.

В заявлении указано, что в ходе избирательной кампании не соблюдались ограничения порядка проведения предвыборной агитации, под видом информационного обеспечения выборов организации телерадиовещания распространяли материалы о кандидатах и политических партиях, квалифицируемые согласно пункту 1 статьи 57 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" как предвыборная агитация, расходы по проведению которой должны осуществляться исключительно за счет средств избирательных фондов политических партий. ЦИК России не было принято действенных мер по пресечению указанных нарушений, которые в совокупности не позволяют выявить действительную волю избирателей.

В дополнительном заявлении приведено, как одно из оснований для отмены результатов выборов, уклонение ЦИК России от принятия мер по пресечению в течение избирательной кампании нарушений порядка информационного обеспечения выборов и порядка ведения предвыборной агитации.

3. Введение избирателей в заблуждение посредством предоставления заведомо недостоверной информации.

К такой информации заявители относят включение в федеральный список кандидатов, выдвинутый политической партией "Единая Россия", многих кандидатов (Президента Российской Федерации Путина В.В., 65 глав субъектов Российской Федерации, 4 членов Правительства Российской Федерации) лишь на период выборов. По их мнению, факт отказа 108 кандидатов, избранных депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, от получения депутатских мандатов свидетельствует о том, что эти кандидаты, являвшиеся в большинстве своем высшими должностными лицами государства, субъектов Российской Федерации, ввели в заблуждение избирателей.

4. Несоответствие копий протоколов участковых избирательных комиссий требованиям закона и цифровым данным, вошедшим в протоколы территориальных избирательных комиссий, а также жалобы (заявления) на действия (бездействие) избирательных комиссий всех уровней и органов государственной власти и местного самоуправления в период избирательной кампании и в день голосования.

В дополнительном заявлении указано на нарушение ЦИК России порядка рассмотрения и принятия решений по существу поступивших жалоб (заявлений) и порядка принятия решений о приобщении к итоговому протоколу жалоб (заявлений), поступивших в период со дня голосования до дня составления протокола о результатах выборов.

В обоснование названных обстоятельств заявители ссылаются на сравнительный анализ копий протоколов участковых избирательных комиссий, полученных наблюдателями от КПРФ, и аналогичных протоколов, направленных участковыми избирательными комиссиями в территориальные избирательные комиссии по 26 субъектам Российской Федерации.

Дополнительное основание заявленного требования мотивировано тем, что в нарушение статьи 21 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" ЦИК России уклонилась от принятия коллегиальных решений (постановлений) по существу поступивших жалоб (заявлений), ответы по которым направлялись за подписью одного из членов ЦИК России. Оставлены без реагирования жалобы о нарушении порядка информирования избирателей, о незаконной агитации, на действия кандидатов в депутаты Президента Российской Федерации Путина В.В. и Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Грызлова Б.В., к итоговому протоколу не приложены поступившие со дня голосования по день определения результатов выборов жалобы и принятые по ним решения. Вследствие указанных нарушений избиратели и участники избирательной кампании были лишены возможности защищать свои права и свободы в установленном законом порядке, что повлияло на определение результатов выборов.

5. Несоответствие требованиям закона постановлений ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 "Об избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/203-5 "О количестве избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/574-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/204-5 "О количестве специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва".

Заявители указывают на нарушение частей 3 и 9 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", устанавливающих срок утверждения формы избирательного бюллетеня и определения количества избирательных бюллетеней не позднее чем за 24 дня до дня голосования. Считают также, что наименования политических партий и их эмблемы были размещены в избирательном бюллетене с нарушением принципа равенства всех участников избирательного процесса.

Политическая партия "Коммунистическая партия Российской Федерации" полагает, что в результате вышеперечисленных нарушений были нарушены права партии на участие в свободных выборах, на равное избирательное право, ограничено пассивное избирательное право политической партии, выдвинутых ею кандидатов в составе федерального списка, поскольку при отсутствии этих нарушений КПРФ получила бы большее количество голосов избирателей и больше кандидатов из её федерального списка получили бы депутатские мандаты.

Заявители Зюганов Г.А., Мельников И.И., Кашин В.И., Соловьев В.Г., Рашкин В.Ф., Улас В.Д. ссылаются на нарушение их активного избирательного права, что выразилось в создании неприемлемых условий для осуществления осознанного, свободного выбора в пользу одной из политической партий.

На основании изложенного заявители просят:

по пунктам 1, 2, 3, 4 заявления:

- признать результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, состоявшихся 2 декабря 2007 года, недействительными;

- признать протокол ЦИК России о результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва от 8 декабря 2007 года недействительным;

- отменить постановление ЦИК России от 8 декабря 2007 года N 72/591-5 "О результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва";

по пункту 3 заявления:

- признать результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, состоявшихся 2 декабря 2007 года, в части допуска к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу Всероссийской политической партии "Единая Россия" недействительными;

По пункту 5 заявления:

- признать незаконными постановления ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 "Об избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/203-5 "О количестве избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/574-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/204-5 "О количестве специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва".

ЦИК России в возражениях на заявление обратила внимание на то, что практически все доводы заявителей являются предположительными, названные ими обстоятельства, в том числе нарушение порядка ведения предвыборной агитации, не подтверждены доказательствами, оспаривание решений участковых и территориальных избирательных комиссий, к чему сводятся изложенные в пункте 4 заявления требования, допускается только в районном суде в соответствии с установленными правилами подсудности гражданских дел, заявители не представили решения районных судов об отмене протоколов и решений об итогах голосования на указанных территориях, постановления ЦИК России от 21 ноября 2007 года и 28 ноября 2007 года изданы с учетом сложившейся ситуации в целях обеспечения реализации активного избирательного права граждан и не нарушают принцип равенства политических партий и прав заявителей.

Выслушав объяснения председателя Центрального Комитета политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации" Зюганова Г.А., представителей этой политической партии Соловьева В.Г., выступающего одновременно заявителем по делу, Клычкова А.Е., являющегося также представителем Зюганова Г.А., и Мазура В.В., объяснения Мельникова И.И. и Уласа В.Д. и их представителя Чупанова А.С., Кашина В.И. и его представителя Евсеева Б.И., Рашкина В.Ф. и его представителя Лукьяновой Е.А., возражения представителей ЦИК России Воронина Д.Ю., Гермашевой М.М., Кисина А.А., показания свидетелей Иванченко А.В. и Колюшина Е.И., исследовав представленные доказательства, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., просившей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Согласно Конституции Российской Федерации высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (часть 3 статьи 3); граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (части 1 и 2 статьи 32); Федеральное Собрание - парламент Российской Федерации - является представительным и законодательным органом Российской Федерации и состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы (статья 94, часть 1 статьи 95);

порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются законом (часть 2 статьи 96).

Федеральным законом от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в редакции от 24 июля 2007 г.) определены принципы проведения в Российской Федерации выборов и референдума, закреплены основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации.

Порядок выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации установлен Федеральным законом от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (в редакции от 24 июля 2007 г.), в статье 92 (части 4 и 5) которого закреплены основания для отмены решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов.

Основанием для отмены судом решения ЦИК России о результатах выборов депутатов Государственной Думы после их определения является одно из перечисленных в части 4 указанной статьи обстоятельств, а именно, если судом установлено, что политическая партия, федеральный список кандидатов которой был допущен к распределению депутатских мандатов: израсходовала на проведение избирательной кампании помимо средств своего избирательного фонда и избирательных фондов своих региональных отделений иные средства, составляющие более 10 процентов от установленной законом предельной суммы всех расходов из средств избирательного фонда политической партии (пункт 1); осуществляла подкуп избирателей (пункт 2); при проведении предвыборной агитации вышла за рамки установленных законом ограничений (пункт 3); руководитель политической партии, федеральный список кандидатов которой был допущен к распределению депутатских мандатов, использовал преимущества своего должностного или служебного положения (пункт 4) и указанные нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Частью 5 той же статьи предусмотрено, что суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов депутатов Государственной Думы помимо оснований, предусмотренных частью 4 этой статьи, также в случаях нарушения порядка составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, незаконного отказа в регистрации федерального списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, установления судом других нарушений законодательства Российской Федерации о выборах, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Аналогичные основания для отмены решения избирательной комиссии об итогах голосования либо о результатах соответствующих выборов приведены в пунктах 2 и 3 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ.

Суд, оценив все исследованные доказательства в их совокупности, приходит к выводу о том, что указанные обстоятельства по настоящему делу отсутствуют, при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва и определении результатов выборов не было допущено таких нарушений избирательного законодательства, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей и влекут за собой отмену результатов выборов.

Результаты выборов определены ЦИК России путем суммирования данных, содержащихся в первых экземплярах протоколов избирательных комиссий субъектов Российской Федерации об итогах голосования (об итогах голосования на частях территорий субъектов Российской Федерации), протоколах территориальных избирательных комиссий, сформированных для руководства деятельностью участковых избирательных комиссий, сформированных на избирательных участках, которые образованы за пределами территории Российской Федерации, об итогах голосования (т. 1, л.д. 226, т. 2, л.д. 305-322).

Согласно полученным данным в выборах приняли участие 69 609 446 избирателей, или 63,78% избирателей от числа включенных в списки избирателей.

Протокол ЦИК России от 8 декабря 2007 года и принятое на основании этого Протокола решение от того же числа о результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва отвечают всем требованиям, предъявляемым к составлению данных документов статьей 82 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (т. 1, л.д. 226-261). Обстоятельств, указанных в частях 3 и 4 статьи 82 в качестве основания для признания ЦИК России выборов депутатов Государственной Думы несостоявшимися или недействительными, не имелось.

Ссылка представителя КПРФ Мазура В.В. в обоснование довода о незаконности Протокола на то, что отсутствует логическое соотношение строк 11, 12 и 14 Протокола, определяющих число открепительных удостоверений, которых оказалось на 32 удостоверения меньше, не имеет правового значения. Закон устанавливает не логические, а контрольные соотношения, которые в полной мере соблюдены.

Протокол от 8 декабря 2007 года и Сводная ведомость, с учетом которой он составлен, подписаны всеми членами ЦИК России с правом решающего голоса. Особое мнение выражено только одним из них, членом ЦИК России Колюшиным Е.И., мотивировавшим свое несогласие с подписанными документами тем, что зафиксированные в них арифметические сведения получены, в том числе и за счет нарушения принципа свободных выборов. В особом мнении доводы об умышленном искажении числа избирателей и других нарушениях избирательного законодательства не аргументированы, не подкреплены конкретными фактами, указывается, по сути, на те же самые обстоятельства, на которых основаны требования по настоящему делу (т. 2, л.д. 107-113). Доказательствами, исследованными судом, указанные обстоятельства не подтверждаются, о чем сказано ниже.

Допрошенный судом в качестве свидетеля Колюшин Е.И. пояснил, что по шести субъектам Российской Федерации, которые он курировал, у него не было замечаний, члены ЦИК России 8 декабря 2007 года, когда подводились результаты выборов, имели возможность ознакомиться с подлинниками протоколов и документов, у него нет достоверных данных относительно двойного подсчета голосов избирателей, это его предположение (стр. 199 протокола судебного заседания).

Таким образом, установленная законом процедура определения и оформления результатов выборов ЦИК России была соблюдена. Факт предварительной подготовки материалов, выносимых на рассмотрение ЦИК России, рабочей группой не свидетельствует о нарушении порядка определения результатов выборов.

То обстоятельство, что к протоколу не были приложены жалобы (заявления) на нарушения избирательного законодательства, поступившие в ЦИК России со дня голосования по день составления протокола о результатах выборов, и принятые по указанным жалобам (заявлениям) решения, не может служить основанием для признания недействительными документов избирательной комиссии от 8 декабря 2007 года. Подобное основание для отмены решения ЦИК России о результатах выборов статья 82 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" не предусматривает. В части 15 этой статьи не установлена обязательность разрешения всех жалоб (заявлений) до дня подписания протокола о результатах выборов, допускается возможность последующего их рассмотрения в установленном порядке. Данных о том, что поступившие жалобы (заявления) могли повлиять на результаты выборов, не имеется.

Из материалов дела видно, что обращения, поступившие в указанный период от представителей КПРФ, в основном касались нарушений на избирательных участках в различных субъектах Российской Федерации, эти обращения в установленном законом порядке были направлены ЦИК России в избирательные комиссии соответствующих субъектов Российской Федерации, компетентные разрешать поступившие жалобы (заявления), по которым были проведены проверки и даны ответы (т. 5, л.д. 149-242).

Не нашли подтверждения в судебном заседании и дополнительные доводы об уклонении ЦИК России в ходе выборов от принятия коллегиальных решений (постановлений) по существу поступивших жалоб (заявлений), в частности о пресечении нарушений информационного обеспечения выборов, на действия кандидатов в депутаты Президента Российской Федерации Путина В.В. и Председателя Государственной Думы Грызлова Б.В., вследствие чего, как они считают, участники избирательной кампании были лишены права на защиту своих избирательных прав, что явилось причиной введения избирателей в заблуждение, повлияло на их волеизъявление и на итоги выборов (т. 2, л.д. 165-174).

В соответствии с пунктом 4 статьи 20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избирательные комиссии обязаны в пределах своей компетенции рассматривать поступившие к ним в период избирательной кампании, кампании референдума обращения о нарушении закона, проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим обращения, письменные ответы в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а по обращениям, поступившим в день голосования или в день, следующий за днем голосования, - немедленно.

Названным Федеральным законом, в частности его статьей 28, определены случаи, когда избирательная комиссия обязана принять решение на своем заседании. В этих случаях уклонение избирательной комиссии от принятия решения в установленные сроки может быть обжаловано в соответствующий суд. В иных случаях избирательная комиссия, в том числе ЦИК России, самостоятельно определяет порядок рассмотрения поставленного вопроса и форму принятия по нему решения.

Регламентом Центральной избирательной комиссии, утвержденным постановлением ЦИК России от 28 июня 1995 г. N 7/46-II, определен перечень вопросов, решаемых исключительно на заседаниях Комиссии (статья 31); порядок разрешения жалоб, поступивших в ходе избирательной кампании, урегулирован статьей 53 Регламента, допускающей рассмотрение жалоб членами Комиссии с правом решающего голоса и внесение их при необходимости на предварительное рассмотрение соответствующей группы, а затем на заседание комиссии.

Свидетель Колюшин Е.И. показал, что решение по жалобам оформлялось протоколом рабочей группы, принятое этой группой решение впоследствии докладывалось руководителем группы на заседаниях ЦИК России в разделе "разное" и принималось или не принималось членами Комиссии к сведению, никакого акта ЦИК России не выносилось, ответ по жалобе давался одним из членов ЦИК России, в том числе им.

Суду представлены доказательства того, что по всем обращениям и жалобам, направленным КПРФ в ЦИК России, были даны соответствующие ответы, при несогласии с которыми политическая партия могла оспорить их в суде с соблюдением правил подсудности гражданских дел. Заявители не привели ни одного случая, когда ЦИК России уклонилась от принятия решения по вопросу, подлежащему разрешению исключительно на заседании Комиссии, и такое уклонение могло отразиться на результатах волеизъявления избирателей.

В обоснование утверждения о незаконности результатов выборов заявители представили множество жалоб, заявлений, копий протоколов участковых избирательных комиссий по 26 субъектам Российской Федерации, а также просили вызвать в качестве свидетелей 403 наблюдателей, назначенных на период выборов КПРФ, которые, по их мнению, могут подтвердить случаи нарушения избирательного законодательства на избирательных участках в различных регионах страны, факты искажения итогов голосования участковыми избирательными комиссиями.

Исследование судом части копий протоколов участковых избирательных комиссий (по предложению заявителей) показало, что многие копии этих протоколов оформлены ненадлежащим образом, касаются итогов голосования на конкретных избирательных участках. Такие же копии протоколов содержатся в папках, представленных суду для обозрения.

По сути, заявители выражают свое несогласие с решениями перечисленных ими участковых избирательных комиссий, оформленными протоколами об итогах голосования на соответствующих избирательных участках, то есть оспаривают официальные итоги голосования на этих избирательных участках, представляя вышеуказанные доказательства.

Нарушения избирательного законодательства при голосовании и подведении итогов голосования на отдельных избирательных участках, не позволяющие с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей на этих избирательных участках, могут служить основанием для признания выборов депутатов Государственной Думы недействительными только в том случае, если итоги голосования признаны недействительными на части избирательных участков, списки избирателей на которых на момент окончания голосования в совокупности включали не менее 25 процентов от общего числа избирателей, включенных в списки избирателей на момент голосования (пункт 2 части 5 статьи 82 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации").

Между тем проверка законности решений участковых избирательных комиссий об итогах голосования не отнесена к компетенции Верховного Суда Российской Федерации.

Подобный вывод следует из анализа части 5 статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", в силу которой решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов может отменить суд соответствующего уровня, во взаимосвязи со статьей 75 (пункт 2) Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьями 24, 26 (пункт 4 части 1), 27 (пункт 5 части 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определяющими уровень судов, правомочных на рассмотрение гражданских дел об оспаривании действий (бездействия) и решений избирательных комиссий в зависимости от их уровня.

Этим законоположениям корреспондирует часть 6 статьи 259 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что заявление в суд о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации подается по подсудности, установленной статьями 24, 26 и 27 этого Кодекса, другими федеральными законами.

Согласно правилам подсудности, установленным указанными нормами, решения участковых и территориальных избирательных комиссий об итогах голосования, а также их действия (бездействие) могут быть оспорены в районном суде. Несоблюдение этих правил противоречит части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Заявители не указывают на наличие решений компетентных судов, которыми были бы признаны незаконными решения об итогах голосования, оформленные протоколами перечисленных в их заявлении участковых избирательных комиссий. Представленные ими жалобы, как и факты нарушений на определенных избирательных участках, известные, по мнению заявителей, 403 наблюдателям, которых они просили допросить в качестве свидетелей, исходя из вышесказанного, не имеют значения по настоящему делу и не могут опорочить результаты выборов по Российской Федерации в целом.

Ходатайство представителей КПРФ о направлении запроса в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности положений пункта 5 части 1 статьи 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как сужающего права субъектов избирательного процесса на защиту своих прав при принятии решений ЦИК России в части судебной защиты, лишено каких-либо оснований (т. 6, л.д. 102-103).

Распределив гражданские дела указанной категории между судами различных уровней, федеральный законодатель в качестве гарантии, обеспечивающей государственную и судебную защиту избирательных прав граждан, пунктом 10 части 6 статьи 30 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" наделил наблюдателей, которых вправе назначить каждая политическая партия, зарегистрировавшая федеральный список кандидатов, правом обжаловать решения и действия (бездействие) избирательной комиссии, в которую он направлен, в непосредственно вышестоящую избирательную комиссию или в суд (естественно, с соблюдением установленных законом правил подсудности).

Необоснованным является также ходатайство о направлении в Конституционный Суд Российской Федерации запроса о проверке конституционности положений пункта 5.2 статьи 62 указанного Федерального закона и пункта 5.2 статьи 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (т. 2, л.д. 175-176). Обязательным условием обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации в силу статьи 101 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" является применение судом в рассматриваемом деле закона, конституционность которого подвергается сомнению. Названные заявителями нормы закона не применены и не подлежат применению по настоящему делу.

Не установлены судом и обозначенные заявителями в пунктах 1, 2 заявления массовые нарушения порядка информирования избирателей, искажающие действительное волеизъявление избирателей.

Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" установлено, что информационное обеспечение выборов включает в себя информирование избирателей и предвыборную агитацию и способствует осознанному волеизъявлению граждан, гласности выборов (статья 44); содержание информационных материалов должно быть объективным, достоверным, не должно нарушать равенство кандидатов, избирательных объединений, в информационных теле- и радиопрограммах, публикациях в периодических печатных изданиях сообщения о проведении предвыборных мероприятий, должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев, в них не должно отдаваться предпочтение какому бы то ни было кандидату, избирательному объединению (пункты 2 и 5 статьи 45); государственные и муниципальные организации телерадиовещания и редакции государственных и муниципальных периодических печатных изданий обязаны обеспечить равные условия проведения предвыборной агитации соответственно зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, зарегистрировавшим списки кандидатов, которым эфирное время предоставляется за плату, а также бесплатно в установленных законом случаях (пункт 1 статьи 50); условия оплаты эфирного времени, печатной площади, предоставляемых негосударственными организациями телерадиовещания и редакциями негосударственных периодических изданий, должны быть равными для всех зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений (пункт 5 статьи 50).

Указанные законоположения, гарантирующие равный доступ кандидатов и избирательных объединений к средствам массовой информации, воспроизведены и детализированы в статьях 50, 53, 54, 57, 58, 59 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

При проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации не было допущено таких нарушений принципа равного доступа к средствам массовой информации кандидатов и политических партий, зарегистрировавших федеральные списки кандидатов, которые лишили бы избирателей возможности сделать осознанный выбор, что отразилось бы на их волеизъявлении.

Из представленных суду доказательств видно, что всем политическим партиям, участвующим в выборах, эфирное время предоставлялось бесплатно по результатам жеребьевки в равном объеме, а на платной основе - на одинаковых для всех условиях оплаты (т. 3, л.д. 172-339).

Данные обстоятельства заявители в судебном заседании не оспаривали, их доводы сводятся к нарушению равенства по времени освещения телевизионными каналами деятельности политических партий, созданию предпочтения одной из политических партий.

Федеральный закон, определив две составляющие информационного обеспечения выборов - информирование избирателей и предвыборная агитация, тем самым отграничил деятельность организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, по информированию избирателей от использования средств массовой информации для предвыборной агитации.

Если в информационных блоках, не оплачиваемых политическими партиями, кандидатами, не должно отдаваться предпочтение какой бы то ни было политической партии, в том числе по времени освещения проводимых ею предвыборных мероприятий, то в отношении предвыборной агитации в средствах массовой информации, проводимой политическими партиями на платной основе за счет средств собственных избирательных фондов, такие ограничения не установлены.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 30 октября 2003 года N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами ряда граждан признал, что оспариваемые положения не допускают расширительного понимания предвыборной агитации применительно к ее запрету для представителей организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, при осуществлении ими профессиональной деятельности и предполагают, что противозаконной агитационной деятельностью может признаваться только умышленное совершение ими предусмотренных в пункте 2 статьи 48 названного Федерального закона действий, непосредственно направленных на такую агитацию.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации специально отметил, что содержащиеся в пункте 5 статьи 45 указанного Федерального закона положения - по их конституционно-правовому смыслу в системе норм - не могут служить основанием для запрета представителям организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, при осуществлении ими профессиональной деятельности высказывать собственное мнение, давать комментарии за пределами отдельного информационного блока и предполагают, что только в таком информационном блоке не должно содержаться комментариев и не должно отдаваться предпочтение кандидату, избирательному объединению по времени освещения предвыборной деятельности, объему печатной площади и соотношению ее предоставления бесплатно и за плату.

Под информационными программами понимаются ежедневные теле- и радиопрограммы новостей, за исключением авторских информационно-аналитических программ (статья 3 Федерального закона от 13 января 1995 года N 7-ФЗ "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации").

Следовательно, само по себе различное по объему времени телеэфира освещение любой деятельности политических партий и их представителей не может считаться нарушением избирательного законодательства. Порядок информирования избирателей признается нарушенным лишь в случаях неравномерного распределения в информационных блоках времени освещения предвыборной деятельности политических партий либо совершения представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, умышленных действий, непосредственно направленных на агитацию, побуждающую голосовать за определенных кандидатов, политическую партию. Доказательств таких нарушений суду не представлено.

В основу заявленных требований положен хронометраж телеэфира ряда телевизионных каналов, проведенный КПРФ, который не может быть признан доказательством, подтверждающим отмечаемые заявителями нарушения избирательного законодательства.

Как пояснили представители КПРФ в судебном заседании, ими выделялся человек, который регистрировал любое упоминание на телеканалах об 11 политических партиях и их представителях, хронометрировал продолжительность сюжета.

Исследованные записи по дням, выбранным заявителями, фиксируют лишь телевизионные сюжеты с упоминаниями об 11 партиях (исключая официальные дебаты и рекламные ролики, равенство партий в которых контролировалось ЦИК России), без анализа их содержания и характера информации (т. 3, л.д. 35-110). Представленные в двух отдельных папках материалы отражают телевизионные сюжеты о деятельности КПРФ. При этом видеоматериалы, позволяющие проверить правильность произведенных записей и хронометража, отсутствуют.

Свидетель Иванченко А.В. - руководитель Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России - пояснил, что мониторинговые исследования требуют усилий межотраслевых специалистов: социологов, лингвистов, философов, юристов, политологов, статистов и других, только в этом случае исследование может претендовать на профессионализм и объективность.

В ходе судебного процесса были представлены мониторинг СМИ Центра экстремальной журналистики, сообщение о заключении миссии парламентских наблюдателей от ОБСЕ и Совета Европы, мониторинговые исследования Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России, размещенные в Интернете (т. 2, л.д. 177-259).

Анализ содержания первых двух документов не позволяет признать обоснованными и достоверными изложенные в них выводы относительно нарушения равенства участников избирательного процесса при освещении их предвыборной деятельности средствами массовой информации, проведения организациями телерадиовещания незаконной предвыборной агитации под видом информационного обеспечения выборов.

Центр экстремальной журналистики вел мониторинг только пяти телеканалов с 1 октября 2007 г., анализировал новостные программы с 18.00 до 00.00, в связи с чем такой анализ нельзя признать полным, а выводы - достоверными. Из содержания этого мониторинга, как и из представленных КПРФ данных, усматривается, что в составе информационных программ ими фиксировались не только сообщения о предвыборной деятельности политических партий, но и о решениях и других не связанных с предвыборной кампанией действиях Президента Российской Федерации, Председателя Правительства Российской Федерации, Председателя Государственной Думы, депутатов Государственной Думы и других должностных лиц органов государственной власти, тогда как материалы или сообщения о такой деятельности распространяются в информационных программах во исполнение требований статей 5-11 Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации".

Сообщение миссии парламентских наблюдателей, не содержащее указания на объем, методы и характер проведенных исследований, представляет собой мнение этих лиц, которое не может являться доказательством по судебному делу.

В мониторинговом исследовании Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России отмечена определенная диспропорция в объеме времени освещения предвыборных мероприятий политических партий, представленных в Государственной Думе (в их число входила и КПРФ), по отношению к другим партиям, участвующим в выборах. В данном исследовании информация о предвыборной деятельности политических партий не объединяется с материалами и сообщениями о деятельности лиц, занимающих государственные должности, только по одному лишь признаку принадлежности их к определенной политической партии. Выводы данного исследования, исходя из его неполноты, не могут отражать всю картину информационного обеспечения выборов, но в определенной мере опровергают утверждение заявителей о наличии таких нарушений, которые могли бы существенно повлиять на волеизъявление избирателей.

Свидетель Иванченко А.В. пояснил, что по результатам мониторинговых исследований выявлено, что парламентские партии, пользуясь своим статусом и опытом, наиболее эффективно создавали информационные поводы, на которые средства массовой информации не могли не реагировать.

К таким информационным поводам относятся, в частности, проведение съезда политической партии "Единая Россия", профессиональная деятельность членов какой-либо политической партии (например, выступление депутатов в Государственной Думе), освещение которых не имеет отношения к предвыборным агитационным мероприятиям политических партий.

Именно эти обстоятельства (выступления, обращения, заявления лиц, занимающих государственные должности) являются причиной различий в объеме времени телеэфира, предоставленного указанным лицам независимо от их партийной принадлежности по вопросам, не касающимся предвыборных мероприятий политических партий, что не может служить основанием для отмены результатов выборов. Данные различия отразились и на КПРФ, имевшей фракцию в Государственной Думе четвертого созыва, деятельность которой освещалась в большем объеме, чем деятельность политических партий, не представленных в Государственной Думе.

Законодательство о выборах не содержит количественных критериев преимущественного освещения предвыборных мероприятий. Соразмерность сообщений о таких мероприятиях должна определяться не на основе произвольно проведенного хронометража телевизионных сюжетов отдельных телевизионных каналов, а с учетом совокупности всех факторов, позволяющих оценить степень распространения и воздействия на избирателей информационного материала или сообщения.

В частности, должны учитываться вид средства массовой информации, род теле- или радиопрограммы (информационная, информационно-аналитическая, общественно-политическая, авторская и т.п.), форма изложения материала и его характер (нейтральный, позитивный или негативный), уровень информативности, содержание выступления (сообщения) лиц, занимающих государственные должности, и другие данные, позволяющие объективно оценить влияние, оказанное на избирателей тем или иным материалом. Это позволит отграничить сообщение о предвыборных мероприятиях от освещения деятельности лиц, занимающих государственные должности, определить, не являются ли предвыборной агитацией действия, совершаемые при осуществлении профессиональной деятельности представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации.

Доказательств, подтверждающих названные обстоятельства, суду не представлено. Заявители, ссылаясь на результаты проведенного ими хронометража, ограничились лишь общими рассуждениями, практически не обосновали ни одного конкретного случая нарушения избирательного законодательства представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, либо факта проведения незаконной предвыборной агитации лицом, замещающим государственную должность.

Совершение представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, либо лицами, замещающими государственные должности, указанных в пункте 2 статьи 42 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" действий, расцениваемых как противозаконная предвыборная агитация, является основанием для привлечения их к административной ответственности.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях признаются административными правонарушениями, влекущими административную ответственность, в частности: нарушение порядка участия средств массовой информации в информационном обеспечении выборов (статья 5.5); нарушение прав члена избирательной комиссии, наблюдателя, иностранного (международного) наблюдателя, доверенного лица или уполномоченного представителя кандидата, избирательного объединения (статья 5.6); нарушение предусмотренных законодательством о выборах порядка и условий проведения предвыборной агитации на каналах, осуществляющих теле- и (или) радиовещание, и в периодических печатных изданиях (статья 5.8); проведение предвыборной агитации внеагитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено (статья 5.10).

Выявление наличия либо отсутствия в действиях указанных выше лиц состава административной ответственности, а равно определения меры наказания осуществляется мировым судьей по правилам, установленным названным Кодексом.

Суду не представлены постановления мировых судей, которыми были бы установлены многочисленные факты незаконной предвыборной агитации.

В пункте 5 статьи 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" перечислены ограничения, несоблюдение которых признается использованием преимуществ должностного или служебного положения, к каковым относится, в частности, агитационное выступление в период избирательной кампании при проведении публичного мероприятия, организуемого государственными и (или) муниципальными органами, организациями независимо от формы собственности, за исключением политических партий.

В заявлении утверждения о незаконной предвыборной агитации и использовании преимуществ должностного положения мотивированы ссылкой только на один телевизионный сюжет, касающийся высказывания в день голосования Президента Российской Федерации Путина В.В., который, по мнению заявителей, косвенным образом вел агитацию за партию "Единая Россия", говоря о своих предпочтениях в ее адрес (т. 1, л.д. 24).

Факт агитационного выступления Президента Российской Федерации в день голосования доказательствами не подтверждается. В средствах массовой информации освещалось голосование на избирательных участках и других высших должностных лиц государства, лидеров политических партий. Призывов голосовать за ту или иную политическую партию Путиным В.В. не высказывалось, как голословно утверждают заявители без ссылки на содержание его ответа журналистам.

В объяснениях в судебном заседании заявители сослались также на публикацию Председателя Государственной Думы, председателя политической партии "Единая Россия" Грызлова Б.В. в "Российской газете" от 17 октября 2007 года "Путин остается лидером России", в которой автор высказался об общенациональном референдуме в поддержку Владимира Путина (т. 6, л.д. 58-61). Автором этой статьи тезис о референдуме использован, как и в последующем, не в юридическом смысле, на чем заявители акцентируют внимание, а в качестве очевидной аллегории, что не могло ввести избирателей в заблуждение относительно предмета голосования, четко зафиксированного в избирательном бюллетене.

Оценив содержание упомянутой статьи, суд усматривает в ней признаки незаконной предвыборной агитации в пользу политической партии "Единая Россия". Однако, принимая во внимание характер статьи, адресованной, в первую очередь, членам названной партии и содержащей преимущественно анализ внутреннего и внешнего положения России, перспектив развития страны, суд приходит к выводу о том, что данная публикация по своему значению и степени влияния на избирателей не могла повлечь столь значительного искажения волеизъявления избирателей, которое явилось бы основанием для отмены результатов выборов, как в целом, так и в части допуска политической партии "Единая Россия" к распределению депутатских мандатов.

Остальные доводы о проведении незаконной предвыборной агитации организациями теле- и радиовещания под видом информационного обеспечения выборов, а также "целым рядом представительных органов субъектов Российской Федерации" и "главами большинства субъектов Российской Федерации" являются крайне неопределенными, декларативными, не содержат указаний на конкретные факты, что лишает возможности их проверки. Представленные листовки, плакаты, обращения либо неизвестно кем исполнены, не имеют выходных данных, либо оплачены за счет средств избирательного фонда соответствующей партии (т. 4, л.д. 3-15).

Политические партии не были лишены возможности в ходе выборов оспорить в судебном порядке незаконные действия, если таковые имели место, ставить вопрос о привлечении виновных лиц к административной ответственности. Руководитель юридической службы КПРФ Соловьев В.Г. подавал жалобу на ряд телеканалов, проводивших, по его мнению, незаконную агитацию. Но определением члена ЦИК России от 31 октября 2007 года Гришиной М.В. было отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в связи с отсутствием оснований для этого (т. 4, л.д. 303-304). Сведений об отмене данного определения мировым судьей нет.

Из представленных материалов также видно, что политическая партия "Союз Правых Сил" обращалась в Верховный Суд Российской Федерации с требованием об отмене регистрации кандидата в депутаты Путина В.В., включенного в федеральный список, выдвинутый политической партией "Единая Россия", ссылаясь на использование им преимуществ должностного положения при проведении предвыборной агитации. Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2007 года, оставленным без изменения определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2007 года, в удовлетворении заявления отказано, поскольку сообщаемые заявителем факты не подтвердились (т. 6, л.д. 89-101).

Судебных решений, которыми были установлены факты нарушения организациями теле- и радиовещания, представительными органами и должностными лицами органов государственной власти субъектов Российской Федерации, заявители не представили и на них не указывают.

Вышесказанное относится и к доводу о нарушении положений, установленных пунктами 2 и 3 статьи 46 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", при публикации данных опросов общественного мнения. В заявлении указывается только на один факт - на публикацию данных опроса на телеканале "ОРТ" 2 декабря 2007 года в 21.00 (т. 1, л.д. 19). Между тем данные опроса были обнародованы в указанный день после окончания голосования на территории Российской Федерации (в 21.00), что не может быть признано нарушением избирательного законодательства.

ЦИК России постановлением от 12 октября 2007 года N 40/308-5 утвердила Разъяснения порядка применения части 2 статьи 53 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (опубликовано "Парламентская газета", 19 октября 2007 года, N 137, "Вестник Центризбиркома РФ", 2007 год, N 14). В них подробно разъяснен установленный законом порядок опубликования результатов опросов общественного мнения, что, безусловно, способствовало предупреждению нарушений при публикации данных, полученных в результате опросов общественного мнения.

Факт отказа от получения депутатских мандатов 108 зарегистрированных кандидатов, входивших в федеральный список Всероссийской политической партии "Единая Россия" и признанных избранными депутатами Государственной Думы, нельзя расценивать как введение избирателей в заблуждение.

В силу статьи 85 Федерального закона от 18 мая 2005 года N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", если зарегистрированный кандидат, избранный депутатом Государственной Думы, в пятидневный срок со дня получения извещения не выполнит требование об освобождении от обязанностей, несовместимых со статусом депутата Государственной Думы, либо в тот же срок откажется от получения депутатского мандата, то такой депутатский мандат признается вакантным и передается другому зарегистрированному кандидату из того же федерального списка кандидатов.

При этом Федеральный закон не устанавливает предельного числа зарегистрированных кандидатов, признанных избранными депутатами Государственной Думы, депутатские мандаты которых по указанным основаниям могут стать вакантными, как и иных каких-либо ограничений, несоблюдение которых могло бы привести к негативным последствиям для соответствующей политической партии.

Ранее определенные ограничения были предусмотрены Федеральным законом от 20 декабря 2002 года N 175-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (пункт 3 статьи 92 в редакции, действовавшей до 7 декабря 2006 года).

Действующий Федеральный закон был официально обнародован для всеобщего сведения, все участники избирательного процесса руководствовались им. При отсутствии законодательных ограничений права на отказ от получения депутатского мандата, а также от исполнения обязательства о прекращении деятельности, несовместимой со статусом депутата, суд не находит законных оснований для признания результатов выборов недействительными, в том числе в части допуска к распределению депутатских мандатов Всероссийской политической партии "Единая Россия", у которой 108 депутатских мандатов оказались вакантными. В противном случае имело бы место привлечение к ответственности за действия, совершенные в пределах, дозволяемых законом, что привело бы к нарушению избирательных прав граждан и политической партии.

Заявители оспаривают постановление ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5, которым избирательным комиссиям субъектов Российской Федерации, территориальным избирательным комиссиям предписывалось обеспечить нанесение техническим или иным способом на избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва вертикальной черты черного цвета шириной 4 мм поверх имеющейся на избирательном бюллетене разделительной вертикальной черты, а также постановления ЦИК России от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 и N 66/574-5 об увеличении ранее утвержденного количества избирательных бюллетеней на 4 330 штук и соответствующего им числа специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней (т. 2, л.д. 277, 289, 293).

Из части 1 статьи 259 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" следует, что предметом судебного рассмотрения могут быть лишь такие решения избирательных комиссий, которые на время их оспаривания являются действующими, нарушающими избирательные права граждан, требующие судебного пресечения путем принятия одного из решений, указанных в пункте 6 статьи 75 названного Федерального закона.

Правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей уже не являются и каких-либо нарушений избирательных прав граждан повлечь не могут, вследствие чего не требуют их отмены в судебном порядке.

Вышеуказанные постановления ЦИК России, оспариваемые заявителями, по своему характеру рассчитаны на период выборов, после определения результатов выборов их действие фактически прекращено, что не требует судебного подтверждения посредством их отмены. Вместе с тем законность постановлений подлежит проверке в целях выяснения возможного нарушения избирательных прав граждан этими правовыми актами в период их действия и последствий такого нарушения, если они имеются.

В соответствии с частями 3 и 9 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" Центральной избирательной комиссией Российской Федерации не позднее чем за 24 дня до дня голосования утверждаются форма и текст избирательного бюллетеня на русском языке и определяется количество избирательных бюллетеней.

Постановления ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 и от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 и N 66/574-5 формально приняты с нарушением требований закона, за пределами установленного срока. Однако данное обстоятельство не повлияло на волеизъявление избирателей и не привело к нарушению прав КПРФ и иных участников избирательного процесса по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

ЦИК России утвердила форму избирательного бюллетеня постановлением от 31 мая 2007 г. N 13/105-5, а текст - постановлением от 6 ноября 2007 г. N 53/447-5 (т. 2, л.д. 272-276, 283-285).

Постановлением ЦИК России от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 в утвержденную форму избирательного бюллетеня было внесено изменение только в части увеличения ширины имеющейся вертикальной разделительной черты до 4 мм. Разделительная черта в форме избирательного бюллетеня, приложенной к постановлению ЦИК России от 6 ноября 2007 г. N 53/447-5 об утверждении текста избирательного бюллетеня, была меньшей ширины.

Увеличение ширины черты произведено, как следует из преамбулы постановления от 21 ноября 2007 года, в целях повышения гарантий реализации избирательных прав граждан Российской Федерации в процессе голосования, поскольку было направлено на исключение механических ошибок при осуществлении избирателем своего выбора. Оспариваемое постановление подписано заместителем Председателя ЦИК России Вавиловым С.В. в связи с нахождением Председателя в командировке (т. 3, л.д. 9) и ничем не затрагивает прав заявителей, которые и не указывают, какие конкретно их права были нарушены и в чем проявились для них последствия нарушения.

Что касается размера эмблемы КПРФ по сравнению с размером эмблемы политической партии "Единая Россия", то постановление ЦИК России от 6 ноября 2007 г. N 53/447-5, которым утвержден текст избирательного бюллетеня, включая размеры эмблем политических партий, заявителями не оспаривается. Представитель КПРФ Соловьев В.Г. был ознакомлен с текстом избирательного бюллетеня, возражений относительно размера эмблем политических партий не высказал, считал необходимым выполнить наименования политических партий одним шрифтом (т. 3, л.д. 7-8).

Наименования политических партий в избирательном бюллетене изложены различными по размеру буквами (прописными или строчными) в строгом соответствии с представленными политическими партиями уставными документами (т. 3, л.д. 10-29). Это обусловлено необходимостью соблюдения требований части 2 статьи 34 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", согласно которой наименованием политической партии является наименование, указанное в ее уставе.

Изменение количества избирательных бюллетеней и, соответственно, числа специальных знаков (марок) за пределами установленного срока не являлось произвольным, вызвано обращением Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики в связи с увеличением числа избирателей в ходе составления и уточнения списков избирателей за счет дислокации войсковых частей миротворческого контингента, переведенного из Грузии, и лиц, забронировавших места в зонах отдыха (т. 2, л.д. 294-304).

ЦИК России, исполняя возложенную на неё обязанность по организации и проведению выборов, осуществлению контроля за соблюдением избирательных прав граждан Российской Федерации, с учетом поступившей информации и в целях обеспечения реализации активного избирательного права граждан постановлениями от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 и N 66/574-5 увеличило количество избирательных бюллетеней для голосования и специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на 4 330 штук.

В результате принятия указанных постановлений избирательные права граждан, включая заявителей, не были нарушены, требование части 1 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" о том, что количество избирательных бюллетеней не должно превышать более чем на 1,5 процента числа зарегистрированных избирателей, соблюдено.

Суд также отмечает, что решение ЦИК России от 8 декабря 2007 года о признании результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва состоявшимися и действительными не может быть отменено по мотиву нарушения активного избирательного права отдельных граждан Российской Федерации, как того требуют граждане, обратившиеся наряду с КПРФ в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании результатов выборов недействительными.

По смыслу частей 4, 5 статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" основаниями для отмены решения ЦИК России о результатах выборов депутатов Государственной Думы являются такие нарушения избирательного законодательства, которые затрагивают права и интересы политических партий, федеральный список кандидатов которых допущен к распределению депутатских мандатов, либо которым незаконно отказано в регистрации федерального списка кандидатов, а равным образом пассивное избирательное право кандидатов, включенных в указанные списки.

Аналогичные основания для отмены результатов выборов закреплены и в статье 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Нарушения избирательного законодательства, не позволяющие выявить действительную волю избирателей, на что ссылаются заявители, могут повлечь за собой нарушение прав политических партий и зарегистрированных кандидатов, включенных в федеральные списки кандидатов.

Такой же смысл проявляется и при анализе части 1 статьи 4, части 1 статьи 259 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи. Эти процессуальные нормы наделяют заинтересованных лиц, включая избирателей и других участников избирательного процесса, правом обратиться в суд с заявлением, если решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного управления, общественных объединений, избирательных комиссий, должностного лица нарушаются их избирательные права.

В каждом случае нарушения активного избирательного права, например в связи с неправильностями в списках избирателей, не предоставлением возможности получить информацию либо проголосовать на избирательном участке и т.п., заинтересованное лицо может обратиться за судебной защитой своего этого конкретного права, а не в защиту прав, свобод и интересов неопределенного круга избирателей.

Все заявители - граждане Российской Федерации приняли участие в голосовании, реализовав свое активное избирательное право. Результаты выборов, определенные ЦИК России, в принципе, не могут затрагивать активное избирательное право. Искажение результатов волеизъявления избирателей могло отразиться лишь на пассивном избирательном праве граждан - заявителей по настоящему делу. Однако все они избраны депутатами Государственной Думы пятого созыва, их пассивное избирательное право нарушено не было.

Исходя из вышеизложенного, руководствуясь статьями 194-199, 261 Гражданского процессуального кодекса РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

заявление политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации", Зюганова Геннадия Андреевича, Мельникова Ивана Ивановича, Кашина Владимира Ивановича, Соловьева Вадима Георгиевича, Рашкина Валерия Федоровича, Уласа Владимира Дмитриевича об оспаривании результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, постановлений Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 8 декабря 2007 года N 72/591-5 "О результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 21 ноября 2007 года N 62/544-5 "Об избирательном бюллетене для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/573-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/203-5 "О количестве избирательных бюллетеней для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва", от 28 ноября 2007 года N 66/574-5 "О внесении изменений в постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 12 сентября 2007 года N 29/204-5 "О количестве специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва" оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.


Решение Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. N ГКПИ08-1403


Текст решения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 октября 2008 г. N КАС08-478  настоящее решение оставлено без изменения

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.