Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2008 г. N 9-Д08-27 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, подтверждена совокупностью доказательств

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2008 г. N 9-Д08-27


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрев в судебном заседании дело по надзорной жалобе осужденного К. о пересмотре приговора Городецкого городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2005 года, постановления Городецкого городского суда Нижегородской области от 14 августа 2006 года, определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 10 октября 2006 года, постановления президиума Нижегородского областного суда от 7 марта 2007 года, по которому

К., 5 октября 1984 года рождения, уроженец г. Городца Нижегородской области, не судимый,

осужден по приговору Городецкого городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2005 года,

по ст. 159 ч. 2 УК РФ на два года лишения свободы;

по ст. 162 ч. 2 УК РФ на пять лет шесть месяцев лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено шесть лет лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание признано условным с испытательным сроком четыре года.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Городецкого городского суда Нижегородской области от 14 августа 2005 года условное осуждение К. отменено, осужденный направлен для отбывания наказания по приговору от 25.04.2005 года в исправительную колонию общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 10 октября 2006 года постановление оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда от 7 марта 2007 года приговор в отношении К. изменен. Действия осужденного переквалифицированы со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, по которой назначено 5 лет лишения свободы со штрафом в размере 5000 рублей. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 2, 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно К. назначено 5 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом в размере 5000 рублей. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

В надзорной жалобе осужденный К. просит о пересмотре состоявшихся в отношении него судебных решений, ссылаясь на неправильную квалификацию его действий по фактам хищения сотовых телефонов потерпевших У. и Е., указывая, что в отношении У. действия его следует квалифицировать как грабеж, поскольку умысел его не был направлен на совершение мошенничества, а по факту хищения телефона Е. он необоснованно осужден по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, который был исключен судом первой инстанции.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.С, мнение прокурора Х.М.М. об оставлении судебных решений без изменения, судебная коллегия установила:

По приговору суда, с учетом внесенных изменений, К. признан виновным и осужден за хищение путем мошенничества сотового телефона потерпевшего У. с причинением значительного ущерба, а также за открытое хищение сотового телефона потерпевшего Е., совершенное группой лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом.

Преступления совершены им, соответственно, 30 декабря 2004 года и 7 января 2005 года в г. Городце Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы осужденного, судебная коллегия не находит оснований для изменения судебных решений по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом, К. с целью хищения попросил у потерпевшего У. сотовый телефон под предлогом позвонить, а когда потерпевший отдал ему телефон, то К. зашел с ним в подъезд соседнего дома, откуда скрылся.

При этом суд в обоснование своего вывода о виновности К. в совершении указанного преступления сослался на показания самого осужденного К., показания потерпевших У. и Е. В частности из показаний К. следует, что, так как потерпевший сообщил, что у него на счете нет денег, то он попросил его набрать номер и сразу сбросить вызов. Потерпевший сам сделал это несколько раз. Тогда он сказал ему, что живет в соседнем доме, ему надо сходить домой и "взять другой номер телефона". Потерпевший попросил сходить с ним вместе, но он отказал ему, сказав, что у него злые родители, тогда потерпевший согласился подождать у подъезда. После этого он поднялся с телефоном на верхний этаж и, дождавшись, когда потерпевший ушел, сам вышел из подъезда.

Действительно, по смыслу закона, в случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж.

Однако в данном случае не имеется оснований считать, что потерпевший сразу обнаружил обман и факт хищения у него телефона, поэтому действия К. обоснованно квалифицированы по ст. 159 ч. 2 УК РФ.

Нельзя согласиться и с доводами надзорной жалобы осужденного о неправильной квалификации его действий по факту завладения телефоном потерпевшего Е. как совершенных группой лиц по предварительному сговору.

Как следует из материалов уголовного дела, К. обвинялся в разбойном нападении на потерпевшего - хищении его сотового телефона, совершенного по предварительному сговору с неустановленным лицом, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Как установлено судом, К. и неустановленное лицо договорились, воспользовавшись тем, что потерпевший находится в состоянии алкогольного опьянения, напасть на него и похитить сотовый телефон. Когда потерпевший по улице пошел домой, К. совместно с неустановленным лицом нашли доску и когда догнали потерпевшего, неустановленное лицо ударило доской и ногой потерпевшего по голове, причинив легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а К. в этот момент забрал у него сотовый телефон.

Вместе с тем, суд признал отсутствие у К. предварительной договоренности с неустановленным лицом на совершение разбойного нападения на потерпевшего.

С учетом этого президиума Нижегородского областного суда признал в действиях неустановленного лица, применившего насилие к потерпевшему, эксцесс исполнителя и переквалифицировал действия К. со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, как открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Об обоснованности содержащихся в судебных решениях выводов о наличии между К. и неустановленным лицом предварительного сговора на хищение сотового телефона свидетельствуют показания потерпевшего Е., согласно которым накануне случившегося он, находясь совместно с К. в павильоне игровых автоматов, по просьбе последнего и для его девушки по своему сотовому телефону вызвал такси. Когда возвращался домой, то почувствовал удар по голове, упал на снег и на несколько секунд потерял сознание. Когда очнулся, то увидел около себя двоих-троих парней, один из которых ударил его ногой по голове. Он пытался подняться, но парни толкали его и не давали этого сделать, а затем убежали. После этого он обнаружил пропажу сотового телефона.

Судом дана надлежащая оценка показаниям потерпевшего, не имеется оснований подвергать их сомнению и у судебной коллегии.

Поэтому действий осужденного обоснованно квалифицированы президиумом Нижегородского областного суда по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, данных о личности.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Городецкого городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2005 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 10 октября 2006 года, постановление президиума Нижегородского областного суда от 7 марта 2007 года в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ дала следующие разъяснения по вопросу об особенностях квалификации грабежа.

По смыслу закона, в случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, но в ходе совершения преступления его действия обнаруживаются собственником либо иным лицом, и при этом преступник, сознавая это, продолжает совершать преступление, содеянное следует квалифицировать как грабеж. Вместе с тем, если нет оснований считать, что потерпевший сразу обнаружил обман и факт хищения у него имущества, действия квалифицируются как мошенничество.


Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2008 г. N 9-Д08-27


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.