Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2008 г. N 4-О08-116СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в совершении мошенничества в особо крупном размере, организации убийства и приобретении имущества, добытого преступным путем, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2008 г. N 4-О08-116СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном от 21 ноября 2008 г. заседании кассационные жалобы осужденных: Т.М.И., А.Д.А., К.И.Н., адвокатов К.К.К., Т.Е.В., З.М.Б. на приговор Московского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 8 сентября 2008 года, которым

Т.М.М., 8 февраля 1969 года рождения, уроженец г. Москвы, житель мкр Семхоз, Сергиево-Посадского района, Московской области, ранее не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А.Д.А., 28 июля 1982 года рождения, уроженец и житель г. Москвы, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 3  УК РФ к 4 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.И.Н., 13 июня 1966 года рождения, уроженец и житель гор. Москвы, ранее не судимый,

осужден по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в сумме 20.000 рублей, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме 20.000 рублей.

Постановлено взыскать:

в счет компенсации морального вреда в пользу Т.М.В. с Т.М.М., А.Д.А. и К.И.Н. с каждого по 1 млн. рублей в счет возмещения материального ущерба, с А.Д.А. в пользу Т.М.В. 948.214 рублей, в счет компенсации морального вреда в пользу К.Н.И. с Т.М.М., А.Д.А. и К.Т.Н. по 500.000 рублей с каждого;

в доход государства с А.Д.А. процессуальные издержки в сумме 19.167 рублей.

Заслушав доклад судьи К.В.В., объяснения осужденных Т.М.М. и К.И.Н., адвокатов К.К.К., З.М.Б. и П.Т.Н., мнение потерпевших Т.М.В., К.Н.И., представителя адвоката С.С.Н., мнение прокурора К.Е.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

По приговору суда присяжных Т.М.М. осужден за мошенничество в особо крупном размере, организацию убийства, К.И.Н. за организацию убийства и приобретение имущества, добытого преступным путем, для сбыта, А. - за убийство группой лиц и по найму, а также за кражу чужого имущества в крупном размере.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационных жалобах:

осужденный Т.М.М. просит приговор отменить, поскольку потерпевшая К.И.Н. в начале судебного разбирательства плохо охарактеризовала его, говорила, что он и раньше убивал, чем вызвала неприязнь к нему со стороны присяжных. После этого его защитник просила распустить коллегию присяжных, но судья этого не сделал. Но он видел, с какой неприязнью смотрели на него присяжные. Судья не дала возможности полностью изложить ему свою версию событий, а потом задала вопросы, на которые он не мог ответить. В ходе заседания коллегия присяжных передавала судье записки, которые судья не оглашала. В прениях его плохо охарактеризовал прокурор. В суде проведена судебно-психиатрическая экспертиза, с постановлением о назначении которой он не знаком. Эксперт была заинтересована в деле, так как она ранее принимали участие в стационарной судебно-психиатрической экспертизе. Отвод эксперту судья не удовлетворил.

Адвокат К.К.К. в кассационной жалобе в защиту Т.М.М. приводит аналогичные доводы и, кроме того, указывает, что судья не дала выяснить, знают ли присяжные, что такое "презумпция невиновности". Суд неправильно применил уголовный закон, квалифицировав действия Т.М.М. по ст. 159 ч. 4 УК РФ, поскольку он был посредником в даче взятки при устройстве Б.О.О. на госслужбу. Суд не учел, что Т. оказывал содействие в расследовании уголовного дела, имел на иждивении сына, является единственным сыном престарелых родителей. В жалобе поставлен вопрос об отмене приговора.

Осужденный А.Д.А. в кассационной жалобе выражает несогласие с приговором суда, доводов к пересмотру приговора не приводит.

В кассационных жалобах в защиту А.Д.А. адвокат Т.Е.В. ссылается на несправедливость приговора. Суд назначил наказание, о котором просил прокурор, не учел, что А.Д.А. изобличал соучастников преступления, раскаивался в содеянном. Активное способствование раскрытию преступления должно было учитываться в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Удовлетворяя гражданские иски, суд не учел материальное положение А.Д.А. Установлено, что похищенную автомашину "БМВ" забрал, а затем продал К.И.Н., а материальный ущерб постановлено возместить А.Д.А.

В жалобах поставлен вопрос об отмене приговора.

Осужденный К.И.Н. в кассационной жалобе ссылается на то, что судья не удовлетворил ходатайство об исследовании распечатки телефонных переговоров Т., а ему необходимо было доказать, что об был рядом с Т. Т. дал ложные показания. Он хотел рассказать о событиях 21 декабря 2006 года, но судья прервал его. А. оговорил его в преступлении, а ему не дали возможности опровергнуть его показания. Прокурор обвинял его в преступлениях, а потерпевшая резко отрицательно его охарактеризовала. Сам он и его адвокат закона при судебном разбирательства не нарушила. Убийства он не совершал, он совершил всего лишь укрывательство преступления. Приговор, по его мнению не справедливый и он просит его отменить.

Адвокат З.М.Б. в кассационной жалобе в защиту К.И.Н. ссылается на то, что потерпевшая К.Н.И. в начале судебного заседания крайне негативно охарактеризовала Т.М.М., что повлияло на отношение присяжных к подсудимым. В прениях прокурор говорил о том, что К. договорился с Т. об убийстве, чтобы завладеть деньгами убитого, но это К. не вменялось. Прокурор вышел за рамки предъявленного обвинения. В судебных прениях речь потерпевшей была столь эмоциональной, что присяжные "практически все плакали". Кроме того, старшина коллегии присяжных передавал председательствующему записки, но судья ничего не сообщал о содержании записок, возможно, это повлияло на принятое решение. В жалобе поставлен вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив доводы кассационных жалоб осужденных и их защитников по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Предварительное слушание по уголовному делу и судебное разбирательство в суде присяжных проведены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, регулирующими производство в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Совокупность исследованных в суде допустимых доказательств позволила коллегии присяжных заседателей вынести обвинительный вердикт.

Юридическая оценка действиям осужденных дана в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

С доводами кассационных жалоб осужденного Т.М.М. и адвоката К.К.К. об отмене приговора в отношении Т. согласиться нельзя.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшая К.Н.И. перед началом допроса действительно негативно оценила личность Т., однако председательствующий судья дал соответствующее разъяснение коллегии присяжных и просил их не учитывать данную Т. характеристику при оценке доказательств.

Для роспуска коллегии присяжных заседателей законных оснований не было.

В суде Т. допрошен в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, принимал активное участие в исследовании доказательств, защищался.

Не является основанием к отмене то обстоятельство, что во время судебного следствия старшина коллегии присяжных в письменной форме обращался к председательствующему судье с вопросами, адресованными допрашиваемым лицам. Такая возможность предусмотрена ч. 4 ст. 335 УПК РФ.

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Т. проведена в соответствии с требованиями ст. 283 УПК РФ.

Вопросы экспертиз были сформулированы председательствующим судьей. Т. и его защитник никаких возражений и дополнений по вопросам не заявили, согласившись с предложенной редакцией.

Оснований для отвода эксперта не имелось, поскольку никакой заинтересованности в исходе дела она не имеет.

В судебном заседании судебно-психиатрическая экспертиза назначалась для выяснения психического состояния Т. на момент судебного разбирательства.

Принцип презумпции невиновности председательствующий судья разъяснил коллегии присяжных заседателей перед удалением их в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Выяснение их осведомленности о значении этого принципа при отборе коллегии присяжных заседателей является неоправданным.

Ссылка адвоката Т.Е.В. на то, что похищенная автомашина "БМВ" была передана К.И.Н. не является основанием для освобождения А. от обязанности по возмещению материального ущерба, поскольку кража имущества убитого, согласно приговору суда, совершена А.

Доказательства по делу, вопреки доводам кассационной жалобы осужденного К., исследованы достаточно полно. Необходимости в исследовании распечаток телефонных переговоров Т. не было, поскольку наличие распечаток не влияет на исход дела. Оценку показаниям Т. коллегия присяжных заседателей дала в совокупности с другими рассмотренными в суде доказательствами.

Относительно оговорки государственного обвинителя в судебных прениях следует признать, что он действительно изложил фактическое обстоятельство, которое не было предметом судебного рассмотрения. В этой связи председательствующий судья обоснованно прервал выступление государственного обвинителя и разъяснил коллегии присяжных заседателей суть допущенной прокурором оговорки и просил не принимать ее во внимание.

Действия председательствующего судьи соответствуют требованиям закона.

Для вывода в том, что указанное выше обстоятельство повлияло на исход дела, оснований нет.

Юридическая оценка действиям виновных дана правильно, на основании вердикта коллегии присяжных, который не может быть поставлен под сомнение.

Гражданские иски о компенсации морального вреда и материального ущерба потерпевших разрешены с учетом обстоятельств дела, материального положения осужденных, их возраста и способности возместить причиненный вред.

Мера наказания назначена справедливо, соразмерно содеянному и с учетом всех данных, характеризующих виновных.

Смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в кассационных жалобах, учтены в достаточной степени.

Для смягчения наказания оснований не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 8 сентября 2008 года в отношении Т.М.М., А.Д.А. и К.И.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2008 г. N 4-О08-116СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.