Постановление Президиума Московского городского суда от 14 ноября 2008 г. по делу N 44у-551/08 Суд изменил приговор, исключив из него осуждение виновного за разбой по квалифицирующему признаку совершенного преступления "по предварительному сговору группой лиц", а также исключив из вводной части приговора указание о наличии у осужденного судимости по предыдущему приговору

Постановление Президиума Московского городского суда от 14 ноября 2008 г. по делу N 44у-551/08


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Колышницыной Е.Н. и членов Президиума: Паршина А.И., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Я. о пересмотре приговора Мещанского районного суда города Москвы от 20 декабря 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 12 марта 2008 года.

Приговором Мещанского районного суда города Москвы от 20 декабря 2007 года Я., 6 апреля 1977 года рождения, уроженец д. Янмурзино Красноармейского района Чувашской Республики, в браке не состоящий, имеющий двоих малолетних детей, со средним образованием, со слов работавший штукатуром в "Сфинтерстрой", судимый 23 мая 2006 года мировым судьей судебного участка N 382 района "Красносельский" города Москвы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 месяцев, освобожденный 23 мая 2006 года по отбытии наказания,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, без штрафа.

Срок наказания постановлено исчислять с 20 июня 2007 года.

В приговоре решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 12 марта 2008 года приговор в отношении Я. оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Я. выражает свое несогласие с состоявшимися в отношении него судебными решениями ввиду их незаконности и необоснованности. При этом утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, доказательства, имеющиеся по делу, не подтверждают его вину в совершении разбоя. Указывает, что он не только не совершал хищение имущества потерпевшего Н. вместе с К., но и не вступал с ним (К.) в предварительный сговор на его совершение. Более того, К. судом освобожден от уголовной ответственности, поскольку в момент совершения в отношении потерпевшего Н. общественно-опасного деяния находился в состоянии невменяемости, и, следовательно, преступление, за которое он осужден, не могло быть совершено "группой лиц по предварительному сговору". Указывает, что при назначении ему наказания суд не учел характер и степень его фактического участия в совершении хищения имущества потерпевшего Н., а также данные, характеризующие его личность. Просит отменить состоявшиеся в отношении него судебные решения либо их изменить, применив к нему уголовного закон о менее тяжком преступлении и снизив срок назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего исключить осуждение Я. по квалифицирующему признаку совершенного преступления "по предварительному сговору группой лиц", а также указание о наличии у него судимости, снизив наказание до 5 лет лишения свободы, в остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

По приговору суда Я. признан виновным и осужден за разбой, то есть за нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление им совершено в городе Москве при следующих обстоятельствах:

он, Я., договорившись с К. на совместное совершение разбойного нападения и распределив роли в предстоящем преступлении, 20 июня 2007 года примерно в 21 часов 50 минут находились по адресу: г. Москва, Комсомольская площадь, д. 5 на территории Ярославского вокзала, где К., реализуя отведенную ему в преступлении роль и действуя в рамках единого с Я. замысла, подошел к ранее им незнакомому несовершеннолетнему Н. и попросил у последнего 10 рублей, а получив от Н. отказ и воспользовавшись этим как поводом для дальнейшего разговора с Н., сообщил подошедшему Я. о том, что Н. грубо ответил ему, то есть К., после чего Я. совместно с К., для облегчения совершения преступления препроводили Н. в место, где они, то есть Я. и К., могли ограничить свободу передвижения Н. Заведя Н. в угол, К. стал в грубой форме, используя нецензурную брань, высказывать требования передать деньги и телефон, демонстрируя при этом имеющиеся у него, то есть К., ножницы, которые, расположив в своей руке таким образом, чтобы Н. видел и предполагал, что ножницы можно использовать в качестве оружия и в случае отказа выполнить требования по передачи имущества, К. может нанести ножницами удар, поскольку К. употребил выражение: "Не пытайся что-то сделать, у нас у всех ножницы". При указанных действиях К. он, то есть Я., располагался в непосредственной близости от Н. и К., ограничивая совместно с последним свободу передвижения Н. и наблюдал за окружающей обстановкой, с целью воспрепятствования пресечения преступления. Н., воспринял угрозу, исходящую от Я. и К. как реальную угрозу жизни и здоровья, поскольку нападавших было двое, ему демонстрировался предмет, который предполагалось использовать в качестве оружия, свобода его передвижения была ограничена. При таких обстоятельствах воля к сопротивлению Н. была подавлена, и он передал имевшийся у него телефон "Сименс А35", стоимостью 500 рублей, К., который, рассмотрев полученный от Н. телефон, передал его Я. Н. стал предлагать вернуть, хотя бы сим-карту, после чего Я. передал телефон К., а последний вынув из него сим-карту вернул ее Н., оставив телефон при себе. Продолжая реализовывать совместные с Я. преступные намерения, К. стал спрашивать у Н., сколько у последнего при себе денег. Н. сообщил, что 50 рублей, и опасаясь реализации угроз исходящих от Я. и К. передал последнему купюру достоинством 50 рублей, пояснив, что больше у него нет денег. К., продолжая реализовывать договоренность с Я., стал осматривать сумку, находящуюся при Н., в которой обнаружил и похитил 140 рублей, после чего все деньги, похищенные у Н., в сумме 190 рублей, передал Я. Затем К. сообщил Н., чтобы последний не обращался в милицию иначе к нему будет применено насилие, и для подтверждения реальности угрозы нанес Н. кулаком своей руки два удара в область живота и два удара в область левой надбровной дуги, сопровождая свои действия высказыванием: "Мы тебя из-под земли достанем, убьем". Затем Я., совместно с К. попытался скрыться с места совершения преступления, однако не смог этого сделать, поскольку был задержан сотрудниками милиции (стиль и грамматика приговора сохранены).

В судебном заседании Я. виновным себя не признал.

Вывод суда о виновности Я. в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается совокупностью доказательств, изложенных в приговоре, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают. Так, из показаний потерпевшего Н. об обстоятельствах совершенного в отношении него разбойного нападения и конкретно о действиях Я., следует, что Я. во время требования у него К. денег наблюдал за окружающей обстановкой, затем получил от К. его - потерпевшего, мобильный телефон, кроме того, именно к Я. обращался К. с вопросом, надо ли ударить его - Н., за то, что он не сообщил о наличии у него денег, и, получив согласие Я., К. нанес ему - потерпевшему, два удара в бровь и два в живот. Потерпевший также пояснил, что затем К. достал ножницы, которыми ранее ему уже угрожал, спросил у Я., следует ли пырнуть ими Н., чтобы он больше не врал, пытался, не дождавшись ответа, ударить его - потерпевшего, но Я. пресек действия К., пояснив при этом потерпевшему, что если он обратится в милицию, его найдут и убьют. Когда Я. и К. стали от него отходить, практически сразу же их задержали сотрудники милиции.

Эти показания потерпевшего обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора, поскольку изложенные в них обстоятельства нашли свое полное подтверждение в показаниях свидетеля Н., а также свидетелей В. и К., - сотрудников милиции, непосредственно наблюдавших совершение преступления Я. и К. в отношении Н. и задержавших преступников; протоколе досмотра, в ходе которого у Я. были изъяты денежные средства, похищенные у Н.; протоколе досмотра К., в ходе которого у него был изъят мобильный телефон, похищенный у Н., а также складные ножницы, заключении судебно-медицинского эксперта.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и полно изложены в приговоре.

Действия Я. судом правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Вместе с тем, судебные решения подлежат частичному изменению по следующим основаниям.

Так, из материалов уголовного дела видно, что К., который также принимал участие в совершении указанных выше действий в отношении потерпевшего Н., постановлением суда признан невменяемым, от уголовной ответственности освобожден и к нему по причине его особой социальной опасности применено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в совершении преступления совместно участвовало два и более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное. Если же лицо совершило преступление с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия не могут быть квалифицированы по признаку "по предварительному сговору группой лиц".

Таким образом, действия Я., совершившего разбой посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу невменяемости, следует квалифицировать как действия непосредственного исполнителя преступления: по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Кроме того, во вводной части приговора имеется указание на судимость Я. по приговору мирового судьи от 23 мая 2006 года по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ. Как следует из описательной части этого приговора, Я. был осужден за совершение покушения на кражу трех коробок конфет на общую сумму 881 руб. 01 коп. (т. 1 л.д. 108-109). Поскольку в соответствии с изменениями, внесенными в ст. 7.27 КоАП РФ ФЗ РФ от 16 мая 2008 года, хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного не превышает одну тысячу рублей, в силу ст. 10 УК РФ деяние, за которое Я. был осужден, декриминализировано, и указание на наличие у него судимости подлежит исключению из судебных решений.

С учетом вносимых в судебные решения изменений подлежит смягчению назначенное осужденному наказание.

При решении вопроса о мере наказания осужденному Президиум городского суда руководствуется требованиями УК РФ и принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, конкретные обстоятельства дела. Обстоятельством, смягчающим наказание, установленным судом 1 инстанции, является наличие у Я. двух малолетних детей. Каких-либо исключительных обстоятельств в понимании ст. 64 УК РФ по делу нет.

С учетом тяжести содеянного достижение целей наказания осужденного возможно только в условиях изоляции его от общества, но на минимальный срок, предусмотренный санкцией статьи за совершенное преступление.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

Надзорную жалобу осужденного Я. удовлетворить частично.

Приговор Мещанского районного суда города Москвы от 20 декабря 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 12 марта 2008 года в отношении Я. - изменить:

исключить осуждение его по квалифицирующему признаку совершенного преступления "по предварительному сговору группой лиц";

исключить из вводной части приговора указание о наличии у него судимости по приговору от 23 мая 2006 года.

Снизить назначенное ему наказание до 5 (пяти) лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий 

Е.Н. Колышницына


Постановление Президиума Московского городского суда от 14 ноября 2008 г. по делу N 44у-551/08


Текст постановления размещен на сайте Московского городского cуда в Internet (http://www.mos-gorsud.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение