Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. N 2-П08 Суд отменил приговор в части осуждения за незаконное приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия с прекращением производства по делу, поскольку патроны к гладкоствольному гражданскому оружию в соответствии с внесенными изменениями боеприпасами не являются

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. N 2-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката К.С.В. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 19 октября 1999 г., по которому У., 15 июля 1977 года рождения, уроженец с. Искана Кетабского района Кашкадарьинской области Республики Узбекистан, несудимый,

осужден: по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, д, ж, з, к" УК РФ к 18 годам лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 22 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2000 г. г.# приговор изменен, исключено осуждение У. по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, п.п. "а, д, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Постановлено считать У. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 ч. 1, 222 ч. 2, 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "в, ж, з" УК РФ, к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставлен без изменения.

По данному делу также осужден А., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе адвокат К.С.В. просит приговор отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение. В обоснование этого ссылается на то, что приговор содержит противоречия в части, касающейся мотива преступления. В нарушение ст.ст. 68, 73 УПК РФ в кассационном определении указано, что У. совершил убийство Ю., что не соответствует приговору, по которому осужденный признан виновным в лишении жизни Ю. Суд ошибочно указал, что У. совершил убийство Ю. по предварительному сговору с А., поскольку последний каких-либо действий, направленных на лишение жизни потерпевшей, не предпринимал. Наказание, назначенное У., является чрезмерно суровым.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

с учетом внесенных изменений У. признан виновным в убийстве Ю., совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем и в отношении лица, находившегося в беспомощном состоянии, а также в разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и незаконном обороте оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

У. 10 февраля 1999 г. в г. Якутске у не установленного следствием лица приобрел атипичное огнестрельное оружие - обрез охотничьего дробового ружья ИЖ-12, пригодного к стрельбе, три заряженных дробью патрона, принес и хранил у себя дома по улице А г. Якутска.

11 февраля 1999 г., около 24 часов, по предварительному сговору обрез, заряженный двумя патронами, передал А.

У. ранее знал потерпевшего К., поскольку они работали на одном коммерческом автобусе, К. - в качестве владельца и водителя, У. - в качестве кассира. К. также являлся посредником при строительстве гаража по улице Б.

11 февраля 1999 г., около 20 часов, у У. возник умысел на убийство К. из корыстных побуждений, ввиду неуплаты денег за строительство гаража.

Взяв обрез и три патрона к нему, У. пришел в квартиру А по улице Д, где проживали его земляки. Совместно с Б. и А. он стал распивать спиртное, в процессе которого сказал А., что К. уезжает.

А. и У. договорились пойти к К. и "попугать" его из-за денег.

11 февраля 1999 г., около 23 часов, они взяли обрез с 3 патронами и с целью разбойного нападения пошли к К.

К. и У. стали разговаривать о деньгах, а А., имея умысел на убийство, выстрелил в спину К. На шум выстрела из комнаты вышла Ю.В. и спросила "что случилось?". В ответ на это У. потребовал деньги. Ю. сказала, что деньги в кармане куртки. В это время А. с целью убийства произвел выстрел в Ю.В.

После этого У. взял обрез и зашел в комнату, где увидел спрятавшуюся 13-летнюю Ю.А. Воспользовавшись беспомощным шоковым состоянием потерпевшей, выстрелил в голову малолетней девочки и убил ее.

После этого А. из кармана куртки К. вытащил деньги в сумме 30000 рублей, и осужденные ушли из дома.

В надзорной жалобе адвокат К.С.В. просит приговор отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение. В обоснование этого ссылается на то, что приговор содержит противоречия в части, касающейся мотива преступления. В нарушение ст.ст. 68, 73 УПК РФ в кассационном определении указано, что У. совершил убийство Ю., что не соответствует приговору, по которому осужденный признан виновным в лишении жизни Ю.А.П. Суд ошибочно указал, что У. совершил убийство Ю. по предварительному сговору с А., поскольку последний каких-либо действий, направленных на лишение жизни потерпевшей, не предпринимал. Наказание, назначенное У., является чрезмерно суровым.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Выводы суда о виновности У. в содеянном основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых приведен в приговоре.

Так, в ходе предварительного следствия А. пояснял, что У., имея обрез, предложил ему сходить к К. и поговорить о деньгах. Он согласился, и У. передал ему обрез. Придя в квартиру к К., они стали разговаривать. По звуку голосов он понял, что в помещении находятся и другие люди. В процессе разговора он выстрелил в К. На звук выстрела вышла Ю.В., и У. потребовал деньги у потерпевшей, а он, А., выстрелил в нее. Затем У. взял у него обрез, зашел в другую комнату, и он услышал выстрел. После этого он взял из кармана куртки потерпевшего деньги, и они ушли.

При допросах во время предварительного следствия У. показал, что К. был должен ему деньги за строительство гаража. Он встретил А., и они пошли к К. выяснить обстоятельства, связанные с возвратом долга. Когда пришли к К. и стали разговаривать, А. застрелил потерпевшего и Ю.В. Он ушел из дома. Через некоторое время его догнал А., которому он сказал выбросить обрез, что тот и сделал. А. отдал ему 25.000 руб., похищенных им у потерпевшего.

Свидетель Кр. показала, что она видела у У., с которым состояла в гражданском браке, обрез и патроны. В ночь на 12 февраля 1999 г. к ней домой пришли осужденные и стали считать деньги.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что ночью 12 февраля 1999 г. пришли осужденные, одежда А. была в крови. У. сказал, что убили К., и при этом показывал деньги в сумме около 30.000 руб.

Свидетель Баб. показал, что он купил у К. автобус за 95.000 руб. Деньги отдавал частями, последний раз - 9 февраля 1999 г.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть К. и Ю.В. последовала от огнестрельных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов, Ю.А. - от огнестрельного ранения головы.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности У. в содеянном и его действиям (с учетом внесенных изменений) дал надлежащую правовую оценку, квалифицировав их по п. "в" ч. 3 ст. 162, п.п. "в, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом мотив преступления установлен правильно - корыстные побуждения.

Кассационное определение соответствует требованиям ст. 351 УПК РСФСР. Все выводы Судебной коллегии, изложенные в нем и касающиеся квалификации и меры наказания, надлежащим образом мотивированы.

Что касается технической описки, связанной с искажением первой буквы отчества Ю.А., то это не влияет на законность и обоснованность постановленного определения.

Вместе с тем, согласно ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из приговора усматривался, что суд признал У. виновным в убийстве К., Ю.А. и Ю.В., сославшись на то, что он совершил это преступление группой лиц по предварительному сговору с А.

Рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, Судебная коллегия не согласилась с выводами, изложенными в приговоре и касающимися признания У. виновным в убийстве трех человек, и указала в определении, что У. убил только Ю.А. и в лишении жизни других потерпевших не участвовал, в связи с чем исключила его осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство двух и более лиц.

По смыслу данного закона предварительный сговор предполагает единство умысла участников группы на совершение действий, образующих объективную сторону преступления и принимавших участие в ее выполнении.

Между тем судом установлено, что У. и А. договорились совершить разбойное нападение на К. При нападении на потерпевшего А. убил Ю.В. и К. а У. - Ю.А. Какого-либо содействия в этом они друг другу не оказывали, поэтому из приговора следует исключить осуждение У. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, на основании ч. 1 ст. 410 УПК РФ, проверив производство по делу в полном объеме, Президиум считает необходимым внести в приговор следующие изменения.

Согласно примечанию к ст. 222 УК РФ, действовавшему на момент совершения преступления, лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Квалифицируя действия У. по ч.ч. 1, 2 ст. 222 УК РФ, суд признал доказанным, что осужденный незаконно приобрел, хранил и носил оружие и боеприпасы, а также незаконно носил указанные предметы по предварительному сговору группой лиц.

Однако при этом суд не учел следующие данные, которые могли повлиять на правильность принятого решения.

Настоящее уголовное дело было возбуждено 12 февраля 1999 г. по признакам преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При допросе в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 75-78) У. рассказал об обстоятельствах совершения преступления и собственноручно нарисовал схему, указав место нахождения обреза.

При выходе на место происшествия (т. 1 л.д. 79-82) У. добровольно показал, что обрез был выброшен у 2-этажного здания. Именно в этом месте он был обнаружен и изъят.

На данный протокол имеется ссылка и в приговоре суда.

Таким образом, У. добровольно выдал огнестрельное оружие - обрез, о месте нахождения которого, также как и об орудии убийства органам следствия известно не было.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения У. по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления, связанного как с незаконными приобретением, хранением, ношением огнестрельного оружия, его ношением по предварительному сговору группой лиц, так и с аналогичными действиями, касающимися боеприпасов, поскольку патроны к гладкоствольному гражданскому оружию в соответствии с изменениями, внесенными в ст. 222 УК РФ Федеральными законами от 8 октября 2003 г. N 162-ФЗ и от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ, боеприпасами не являются.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного Федерального закона N162-ФЗ следует читать как "от 8 декабря 2003 г."


В соответствии с изменениями, внесенными в УК РФ Законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, из приговора следует исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

С учетом вносимых в приговор изменений Президиум считает необходимым смягчить У. меру наказания по совокупности преступлений.

Руководствуясь ст. 407, п.п. 2, 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката К.С.В. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 19 октября 1999 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2000 г. в части осуждения У. по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222 УК РФ отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в деянии состава преступления на основании примечания к ст. 222 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

Исключить его осуждение п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162, п.п. "в, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить У. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении У. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. N 2-П08


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.