Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 580-П07ПР Приговор подлежит изменению, поскольку суд, квалифицируя действия осужденного как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, каких-либо обоснований такой правовой оценки содеянного в приговоре не привел

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 580-П07ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на приговор Краснодарского краевого суда от 24 июля 2000 г., по которому

Ф., родившийся 20 июня 1980 г. в с. Новопокровка Сергеевского района Северо-Казахстанской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по п.п. "в, д, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2001 г. приговор изменен, из осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключен квалифицирующий признак "из корыстных побуждений".

Постановлением судьи Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 18 февраля 2005 г. исключено указание о назначении Ф. конфискации имущества.

По делу осужден также К., в отношении которого судебные решения пересмотрены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 января 2005 г.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. в надзорном представлении ставит вопрос об изменении судебных решений в отношении Ф., исключении его осуждения по п.п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчении назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных по делу решений, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б.А.Э., поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ф. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

12 декабря 1999 г., около 2 часов ночи, К. и Ф. договорились совершить нападение на Ж. с целью завладения деньгами. Подойдя к дому потерпевшей, К. открыл входную дверь заранее приготовленным ключом, надел маску, зашел в дом. Взяв кухонную разделочную доску, К. стал бить потерпевшую, нанося удары по голове и другим частям тела, Ф., подавляя сопротивление, удерживал Ж. Потерпевшая упала, и К. стал наносить ей удары по спине и другим частям тела. Ф. вышел на улицу, стал наблюдать за окружающей обстановкой, затем снова вошел в дом. Осужденные, не обнаружив денег, забрали телевизор и на велосипеде, который взяли в сарае, отвезли его к Ф. К., кроме того, забрал с шеи потерпевшей золотую цепочку с крестиком.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. в надзорном представлении просит изменить судебные решения в отношении Ф., исключить его осуждение по п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное наказание, указывает, что суд, квалифицируя действия осужденного как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, не мотивировал в приговоре наличие этих квалифицирующих признаков, предусмотренных п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ; обстоятельств, свидетельствующих о том, что потерпевшая находилась в беспомощном состоянии, а также о том, что ей в процессе совершения убийства причинялись особые страдания и мучения, в приговоре не приведено.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда о виновности осужденного в совершении преступлений основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, анализ и оценка которых подробно изложены в приговоре.

Фактические обстоятельства по делу установлены правильно.

Вместе с тем в части правовой оценки содеянного судебные решения в отношении Ф. подлежат изменению по следующим основаниям.

Действия осужденного, связанные с лишением жизни потерпевшей, с учетом внесенных изменений, квалифицированы по п.п. "в, д, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем, совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору.

По смыслу закона к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, следует относить потерпевших, неспособных в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному. По признаку особой жестокости квалифицируется убийство в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой, либо когда убийство совершалось способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий.

Суд, квалифицируя действия Ф. по п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, каких-либо обоснований такой правовой оценки содеянного в приговоре не привел.

При описании преступных действий осужденного суд не отразил в приговоре, что Ф. своими действиями причинял потерпевшей особые страдания и мучения, не привел данных о том, что она находилась в беспомощном состоянии.

В приговоре указано, что К. "...взяв кухонную разделочную доску, начал бить потерпевшую, наносил удары по голове и другим частям тела, Ф. удерживал сначала потерпевшую, чтобы подавить ее сопротивление, а затем, когда она упала, К. наносил удары ногами в спину и другие части тела".

При наличии таких данных из судебных решений подлежит исключению осуждение Ф. по п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном правовая оценка действий осужденного является правильной.

Наказание Ф. по п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с вышеизложенным подлежит смягчению.

Наказание по совокупности преступлений следует назначить с учетом положений ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. удовлетворить.

2. Приговор Краснодарского краевого суда от 24 июля 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2001 г., постановление судьи Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 18 февраля 2005 г. в отношении Ф. изменить, исключить его осуждение по п.п. "в, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить назначенное Ф. наказание по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 9 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), путем частичного сложений наказаний, назначить Ф. 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Ф. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 г. N 580-П07ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.