Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2008 г. N 67-Д08-27 Суд направил дело на новое судебное рассмотрение, поскольку суд первой инстанции не выяснил и не дал оценки тому, не были ли спровоцированы действия осужденного оперативными работниками, что имеет существенное значение для решения вопроса о наличии в его действиях уголовно наказуемого деяния

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2008 г. N 67-Д08-27


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А. на приговор Усть-Таркского районного суда Новосибирской области от 30 мая 2006 года и постановление президиума Новосибирского областного суда от 23 июня 2008 года.

Приговором Усть-Таркского районного суда Новосибирской области от 30 мая 2006 года А., 31 января 1983 года рождения, уроженец д. Майск Усть-Таркского районного суда Новосибирской области несудимый -

осужден по ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы, по ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5 годам 5 месяцам лишения свободы, по ст.ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ на 8 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно А. назначено 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 23 июня 2008 года приговор в отношении А. изменен: действия осужденного переквалифицированы с каждого эпизода по п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, по каждому из которых назначено: по эпизоду от 8 марта 2006 года - 5 лет 3 месяца лишения свободы, по эпизоду от 10 марта 2006 года - 5 лет 5 месяцев лишения свободы; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 8 лет 2 месяца лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный А. оспаривает обоснованность осуждения, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. Утверждает на то, что к совершению преступлений его спровоцировали работники милиции, проводившие проверочную закупку наркотических средств с нарушением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Просит снизить ему срок наказания до минимально возможного с применением ст. 64 УК РФ, мотивируя тем, что преступление им совершено с подачи тех, кто должен бороться с такого рода преступлениями.

Заслушав доклад судьи Е.В.М, и мнение прокурора Т.Н.А., полагавшей приговор и постановление отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия установила:

по приговору суда, с учетом внесенных в него изменений, А. признан виновным в двух покушениях на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, а также в приготовлении к сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Преступления совершены в марте 2006 года в дер. Майск Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из показаний А. в судебном заседании, признанных судом достоверными, усматривается, что он проживает в деревне, и в связи с тем, что ему не платили зарплату, у него было трудное материальное положение. 6 марта 2006 года, когда он шел по дороге, около него остановилась машина, из которой вышел парень, и спросил, где можно взять пыль конопли. Он сказал, что конопля растет в деревне. Парень спросил, может ли он сделать пыль конопли, он сказал, что может, так как видел, как это делается. На следующий день он пошел на пустырь, нарвал там конопли, и полученную пыль от нее пересыпал в 10 спичечных коробков. 8 марта днем приехал тот парень, сказал, что у него только 200 рублей, взял два коробка, и сказал, что за остальными приедет 10 марта. Он вновь пошел на тот же пустырь, и из нарванной конопли сделал еще два коробка пыли. Парень приехал 10 марта и за 500 рублей купил у него еще 5 коробков пыли конопли, а когда его задержали, он показал в доме, где были остальные коробки с пылью конопли.

Как установлено судом, парнем, о котором пояснил А., был гражданин М., действовавший под видом покупателя наркотических средств при проведении проверочной закупки сотрудниками Куйбышевского МРО Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков в Новосибирской области.

Показания М., допрошенного в качестве свидетеля, положены в основу обвинительного приговора.

Однако при оценке доказательств, собранных по делу, суд не учел, что необходимым условием законности проведения проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона от 12 августа 1995 года (в редакции Федерального закона от 2 декабря 2005 года) "Об оперативно-розыскной деятельности", и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В материалах уголовного дела указанного постановления не имеется, судом оно не исследовалось и даже не выяснялось, выносилось ли данное постановление.

Тем самым, суд оставил без внимания вопрос о законности проведения проверочной закупки.

Между тем, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформивовавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

По показаниям же А., положенных судом в основу обвинительного приговора, умысел на незаконный оборот наркотических веществу него был сформирован под влиянием лица, участвующего в проведении проверочной закупки, проводимой сотрудниками оперативного подразделения.

Ссылка оперативных работников на наличие информации о сбыте А. наркотических средств, судом не проверялась, и из материалов дела не усматривается каких-либо данных, свидетельствующих о том, что А. ранее сбывал наркотические средства другим лицам.

Таким образом, суд первой инстанции по существу не выяснил и не дал оценки тому, не были ли спровоцированы действия А. оперативными работниками, что имеет существенное значение для решения вопроса о наличии в его действиях уголовно наказуемого деяния.

При таких обстоятельствах, судебные решения в отношении А. нельзя признать законными и обоснованными, поэтому они подлежат отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении уголовного дела, суду необходимо устранить неполноту судебного следствия, и в зависимости от добытых данных решить вопрос о наличии или отсутствии в действиях А. уголовно наказуемого деяния.

Учитывая, что А. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, судебная коллегия считает необходимым оставить ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

1. Надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить частично.

2. Приговор Усть-Таркского районного суда Новосибирской области от 30 мая 2006 года и постановление президиума Новосибирского областного суда от 23 июня 2008 года в отношении А. отменить и дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.

Меру пресечения А. оставить заключение под стражу по 4 марта 2009 года.

СК по уголовным делам ВС РФ отменила обвинительный приговор, в силу которого осужденный был признан виновным в сбыте наркотических средств.

Как указала Коллегия, суд не учел, что необходимым условием законности проведения проверочной закупки наркотических средств являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Законом об ОРД. Так, проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. Результаты такой закупки могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона. Следовательно, суд должен был проверить наличие указанного постановления.

Кроме того Коллегия разъяснила, что суд при оценке результатов проверочной закупки должен установить, был ли сформирован у виновного умысел на сбыт наркотиков независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.


Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2008 г. N 67-Д08-27


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.