Постановление Президиума Московского городского суда от 19 декабря 2008 г. по делу N 44у-623/08 Суд переквалифицировал действия осужденного как грабеж, поскольку квалифицирующий признак "с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья" вменен осужденному неосновательно

Постановление Президиума Московского городского суда от 19 декабря 2008 г. по делу N 44у-623/08


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего: Колышницыной Е.Н.,

членов президиума: Паршина А.И., Курциньш С.Э., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Тарасова В.Ф., Васильевой Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2005 года, которым К., родившийся 18 сентября 1971 года в селе Шрома г. Сухуми АР Абхазия, ранее не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, без штрафа.

Срок отбывания наказания осужденным исчисляется с 29 июня 2005 года.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств по делу.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 6 февраля 2006 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный К. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по его мнению, судом не доказано совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а также с применением к потерпевшему насилия, не опасного для жизни и здоровья. Просит переквалифицировать его действия с п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ и снизить размер назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э. и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего действия К. переквалифицировать на ч. 1 ст. 161 УК РФ с назначением наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, президиум установил:

Приговором суда К. признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, при следующих обстоятельствах.

К., вступив с неустановленным следствием лицом в преступный сговор на завладение имуществом О., во исполнение заранее достигнутой преступной договоренности, 23 июня 2005 года, примерно в 00 часов 30 минут, находясь по адресу: г. Москва, ул. Ореховый бульвар, вл. 24, имея умысел на тайное хищение имущества О., согласно распределению ролей, воспользовавшись невнимательностью О. и Е., подошел к сумке стоимостью 400 рублей, принадлежащей О., в которой находилось имущество последнего: сумка-барсетка стоимостью 100 рублей 00 копеек, не представляющий материальной ценности паспорт гражданина РФ на имя О., не представляющая материальной ценности записная книжка, военная форменная рубашка стоимостью 300 рублей 00 копеек, три зажигалки стоимостью 50 рублей 00 копеек каждая, солнцезащитные очки стоимостью 100 рублей 00 копеек, после чего взял вышеуказанную сумку с имуществом О. на сумму 650 рублей 00 копеек, находившуюся на тротуаре возле проезжей части Орехового бульвара г. Москвы, завладев, таким образом, имуществом О. на общую сумму 1 050 рублей, и вместе с вышеуказанной сумкой побежал в сторону автомобиля ВАЗ-21074 г.р.з. 789 УМ 97, в котором находился его соучастник. Однако, О. и Е., заметив преступные действия К., стали преследовать его, пытаясь догнать и предотвратить преступление. К., осознавая, что его деяние стало известно потерпевшему и третьему лицу, продолжил исполнение своего преступного умысла, сел в автомобиль с похищенным имуществом и совместно с соучастником стал скрываться с места преступления. О. попытался вырвать у К. свою сумку, однако, автомобиль начал движение, в результате чего О., держась за автомобиль, упал, что причинило ему согласно заключению эксперта N 2027 от 17 августа 2005 года ссадины в левой скуловой области и области кистей, которые не причинили вреда здоровью, то есть к О. К. и его соучастником было применено насилие, не опасное для жизни и здоровья. После этого К. совместно с соучастником с места преступления с похищенным имуществом скрылись, причинив О. своими действиями материальный ущерб на сумму 1 050 рублей 00 копеек.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного К., президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно и достаточно полно установил фактические обстоятельства дела, связанные с похищением имущества потерпевшего О., обоснованно постановив в отношении К. обвинительный приговор, который в этой части в надзорной жалобе не оспаривается.

Вывод о виновности К. в совершенном преступлении основан, помимо его собственного частичного признания, на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе, на показаниях потерпевшего О., согласно которым летом 2005 года, находясь в ночное время с коллегой Е. у станции метро "Красногвардейская", он поставил свою сумку на землю, а сам отошел к торговой палатке. Через некоторое время он увидел, как незнакомый ему молодой человек, оказавшийся впоследствии К., взял его сумку и быстро пошел, а затем побежал к автомобилю, припаркованному у тротуара. О. и его знакомый побежали за мужчиной, кричали ему, чтобы тот возвратил сумку, но он, не реагируя на крики, подбежал к машине и сел на заднее сиденье, после чего автомобиль резко тронулся с места. Потерпевший и его знакомый схватились за дверцы и какое-то время еще бежали за машиной, затем потерпевший упал, автомобиль его протащил еще некоторое расстояние, после чего он отпустил дверцу и автомобиль уехал.

Свидетель Е., допрошенный стадии предварительного следствия, полностью подтвердил показания О. Аналогичные показания в части, касающейся обстоятельств преследования бегущего к машине К. и его поспешного отъезда с места происшествия, дал свидетель Г.

Вместе с тем, признавая факт противоправного завладения чужим имуществом, К. отрицает наличие у него предварительного сговора с неустановленным водителем автомашины и причастность последнего к совершенному хищению. При этом утверждает, что квалифицирующий признак "с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья" также вменен ему неосновательно.

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Как видно из приговора, вывод о совершении К. грабежа группой лиц по предварительному сговору "с распределением ролей" надлежащим образом не мотивирован и какая именно роль отводилась второму неустановленному соучастнику суд прямо не указал. Хотя, по версии обвинения, второй соучастник с самого начала непосредственного отношения к завладению сумкой потерпевшего не имел, поскольку в этот момент находился в салоне автомобиля, каких-либо доказательств, бесспорно подтверждающих наличие предварительного сговора на хищение указанного имущества и осведомленность этого лица об обстоятельствах завладения осужденным сумкой О. в описательно-мотивировочной части приговора не приведено. В связи с этим президиум находит, что вывод о наличии у К. предварительного сговора с неустановленным лицом на хищение имущества потерпевшего О. основан по существу на предположении.

Кроме того, по смыслу закона, грабеж совершается с прямым умыслом и предполагает, что применяемое при этом насилие, в том числе для удержания похищенного, также совершается умышленно.

В данном же случае, как следует из материалов дела, потерпевший О., намереваясь отобрать похищенную сумку, ухватился за движущийся под управлением неустановленного лица автомобиль и, не удержавшись, упал на землю, в связи с чем получил несколько ссадин в скуловой области и на кистях рук. Поскольку в деле нет данных, свидетельствующих о том, что водитель автомобиля был с К. заодно и осознавал общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления указанных последствий, а также желая, либо сознательно допуская их наступление, эти действия нельзя признать умышленными.

При таких обстоятельствах следует признать, что квалифицирующий признак, предусмотренный п. "г" части 2 ст. 161 УК РФ, вменен К. без достаточных оснований. В связи с этим действия виновного подлежат переквалификации со ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ на ст. 161 ч. 1 УК РФ как грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст.ст. 409, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ является основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания К. президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновного и смягчающих обстоятельств, приведенных в приговоре суда, однако, считает, что исправление виновного может быть достигнуто только применением наказания, связанного с изоляцией от общества.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного К. удовлетворить.

2. Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2005 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 6 февраля 2006 года в отношении К. изменить: переквалифицировать его действия со ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ на ст. 161 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 3 года 6 месяцев лишения свободы в колонии - поселении.

В остальном приговор и кассационное определение по делу оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына


Постановление Президиума Московского городского суда от 19 декабря 2008 г. по делу N 44у-623/08


Текст постановления размещен на сайте Московского городского cуда в Internet (http://www.mos-gorsud.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.