Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 67-Д08-40 Суд изменил ранее принятое судебное постановление в отношении осужденного, указав в резолютивной части о назначении ему наказания по совокупности двух преступлений, предусмотренного за покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере и за приготовление к сбыту наркотических средств

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 67-Д08-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 10 февраля 2009 года надзорную жалобу осужденного И. на приговор Кировского районного суда г. Новосибирска от 15 ноября 2007 года и постановление президиума Новосибирского областного суда от 8 мая 2008 года в отношении И.

По приговору Кировского районного суда г. Новосибирска от 15 ноября 2007 года

И., родившийся 18 августа 1982 года в г. Душанбе Таджикской ССР, несудимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - на 8 лет 6 месяцев;

- по п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - на 9 лет;

- по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - на 8 лет 6 месяцев;

- по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ - на 8 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно И. назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор обжалован не был.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 8 мая 2008 года приговор в отношении И. изменен: действия осужденного с покупателем Ш.В.В. переквалифицированы с п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и с учетом действий с покупателем К.А.Е., за которые он по этой статье осужден, назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы; наказание, назначенное по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, смягчено до 4 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, назначено 9 лет лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи К.П.Е. и заключение прокурора Х.В.Ф., полагавшего приговор и постановление президиума суда оставить без изменения, а жалобу осужденного без удовлетворения, судебная коллегия установила:

И., с учетом внесенных в приговор изменений, признан виновным в двух случаях покушения на сбыт наркотического средства - героина в особо крупном размере, а также в приготовлении к сбыту героина.

Указанные преступления совершены 6 и 19 апреля 2007 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В ходе судебного разбирательства И. признал себя виновным лишь в покушении на сбыт наркотического средства К.А.Е. и Ш.В.В. и приготовлении к сбыту наркотического средства, отрицая факт сбыта наркотического средства Л.

В надзорной жалобе И. оспаривает обоснованность его осуждения за покушение на сбыт наркотического средства Л., ссылаясь на то, что выводы суда о его виновности в данном преступлении не подтверждаются исследованными доказательствами. Обращает внимание на противоречия в показаниях свидетелей: 1) со слов Л., при проверочной закупке велась аудиозапись их разговора, однако оперативные сотрудники Я.В.А. и У.А.А. сообщают, что запись не получилась; 2) Я.В.А. показал, что проверочная закупка происходила в районе гостиницы "Северная", а У.А.А. - что у магазина "Мелодия"; 3) по утверждению Я.В.А., Л. является "оперативником", хотя в действительности это не так; 4) У.А.А. указал, что за ходом проверочной закупки наблюдали он, Я.В.А., Н.А.О. и К.А.Е., однако указанные лица, кроме Я.В.А., ничего об этой закупке не показывали. Также в жалобе указывается на незаконность проверочной закупки, поскольку в деле отсутствует постановление о ее проведении, утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В качестве недостатка судебного разбирательства отмечает то, что судом не была проведена экспертиза с целью установления тождественности химического состава наркотического средства в каждом из изъятых пакетов. Осужденный просит приговор в части осуждения по факту сбыта наркотического средства Л. отменить и дело в этой части прекратить ввиду недоказанности его вины; все же иные инкриминируемые ему действия просит квалифицировать как единое преступление по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, смягчив соответственно назначенное ему наказание.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности И. в совершении инкриминируемых ему преступлений и их юридической квалификации основанными на законе и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Виновность И. в покушении на сбыт наркотических средств 6 и 19 апреля 2007 года и в приготовлении к сбыту наркотического средства подтверждается показаниями свидетелей: Л., К.А.Е., приобретавших в процессе проверочной закупки наркотические средства у И.; Я.В.А., У.А.А., К.А.Е., организовавших проверочные закупки и осуществлявших наблюдение за их проведением; Я.К.А., Ч.Б.М., Ш.А.А., выступавших в качестве понятых при проведении контрольных закупок; Виноградова А.Н., наблюдавшего, как происходило задержание И. после завершения проверочной закупки; Ч.В.В., который по просьбе лица, отбывающего наказание в исправительной колонии, пытался с помощью К.А.Е. приобрести героин у лица азиатской внешности - И. Данные показания получены в установленном законом порядке, согласуются между собой. Оснований полагать, что названные лица оговаривают И., не имеется; все они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, наличие личной неприязни между ними не установлено.

Сам И. признал себя виновным в попытке сбыта наркотического средства К.А.Е. и Ш.В.В., а также в оставлении при себе пакетика с наркотическим средством с целью последующего его сбыта.

О виновности осужденного в совершении инкриминируемых ему преступлений свидетельствуют также исследованные в судебном заседании документы: материалы оперативно-розыскных мероприятий, заключения экспертов, протоколы следственных действий.

Утверждения И. о противоречивости изобличающих его доказательств являются неубедительными.

Свидетель Л., сообщая суду о том, что его разговор с И. во время проверочной закупки записывался, не утверждал, что запись реально была произведена и он ее прослушивал. Поэтому эти его показания нельзя расценивать как противоречащие показаниям свидетелей Я.В.А. и У.А.А. о том, что в силу технических причин аудиозапись проверочной закупки в результате не была получена. Напротив, показания этих лиц взаимно дополняют друг друга.

Расхождения в данных Я.В.А. и К.А.Е. в судебном заседании показаниях о месте встречи Л. и И. 6 апреля 2007 года являются надуманными, т.к. Я.В.А. в суде утверждал, что "Л. и И. встретились у магазина, возле гостиницы "Северной" (т. 2, л.д. 160 об.). Кроме того, то обстоятельство, что встреча состоялась в Дзержинском районе у магазина "Мелодия", а сама закупка происходила у дома N 67 по проспекту Дзержинского, подтверждается исследовавшимися в судебном заседании документами, в том числе составленными Я.В.А.

Вопреки утверждению осужденного, Я.В.А. в ходе допроса в судебном заседании не называл Л. оперативником, а обозначил его как закупщика, что соответствовало действительности.

Данные в судебном заседании показания свидетеля У.А.А. о том, что в проведении проверочной закупки 6 апреля 2007 года участвовали четверо сотрудников службы наркоконтроля, в том числе он сам, подтверждаются исследованными в ходе судебного разбирательства материалами досудебного производства, а также показаниями свидетеля Я.В.А. о его участии в названном оперативно-розыскном мероприятии. То обстоятельство, что свидетель К.А.Е. в судебном заседании не сообщал о своем участии в проверочной закупке 6 апреля 2007 года, объясняется тем, что такой вопрос перед ним прямо не ставился, и это никак не опровергает показания других свидетелей.

Судебная коллегия не находит оснований для признания незаконными проведенных в отношении И. оперативно-розыскных мероприятий в форме проверочной закупки и их результатов. Право сотрудников правоохранительных органов проводить в рамках оперативно-розыскной деятельности проверочные закупки, в том числе для выявления лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, предусмотрено п. 4 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". В соответствии со ст. 8 названного Закона указанные мероприятия в отношении И. были проведены на основании постановлений от 3 и 9 апреля 2007 года, утвержденных начальником Управления ФКСН России по Новосибирской области и имеющихся в материалах уголовного дела (т. 1, л.д. 112 и 115).

Вывод осужденного о том, что суд признал весь героин, приобщенный к делу в качестве вещественных доказательств, приобретенным в одно время и в одном месте, не исследовав вопрос о тождественности химического состава наркотического средства, находящегося в каждом из пакетов, признанных по уголовному делу вещественными доказательствами, не соответствует материалам уголовного дела. В судебном заседании оглашался акт физико-химической экспертизы от 5 июня 2007 года N 1087 (т. 1, л.д. 148-150), в котором указано, что вещество, выданное Л., вещество, выданное К.А.Е., и вещество, изъятое при задержании И., имеют различия в составе микропримесей, фармакологически активных добавок, в количественном содержании основных компонентов и, вероятно, не составляли ранее единую массу. С учетом этого суд, правильно признав в приговоре, что наркотическое средство было приобретено осужденным в период до 6 апреля 2007 года в неустановленном месте, не конкретизировал, что приобретение всего героина состоялось в одно время, в одном месте и единой массой.

Судебная коллегия не находит оснований для оценки действий осужденного, имевших место 19 апреля 2007 года, как единого преступления и их переквалификации с ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Суд обоснованно признал, что хранение И. при себе наркотического средства массой не менее 0,318 граммов с целью последующего его сбыта не охватывалось умыслом, реализуя который осужденный сбывал наркотическое средство К.А.Е. и Ш.В.В., а образует самостоятельное преступление, подлежащее квалификации по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ.

Кроме того, изменение квалификации ухудшило бы положение осужденного.

С учетом приведенных обстоятельств содержащаяся в надзорной жалобе осужденного И. просьба о прекращении уголовного дела в части обвинения в совершении преступления 6 апреля 2007 года и о переквалификации его действий, совершенных 19 апреля 2007 года, не подлежит удовлетворению.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым внесение изменения в постановление, вынесенное по уголовному делу 8 мая 2008 года президиумом Новосибирского областного суда.

Президиум суда, переквалифицировав действия осужденного с покупателем Ш.В.В. с п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и назначив ему с учетом действий с покупателем К.А.Е., за которые он по этой статье осужден, 8 лет 6 месяцев лишения свободы; а также снизив наказание, назначенное по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, до 4 лет лишения свободы, назначил ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, 9 лет лишения свободы.

Однако обвинение по ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ И. не предъявлялось и за совершение этого преступления он судом первой инстанции не осуждался.

Согласно приговору суда И. был признан виновным в приготовлении к сбыту наркотического средства без квалифицирующих признаков по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и именно по данным нормам УК РФ ему было назначено наказание, которое президиум Новосибирского областного суда постановлением от 8 мая 2008 года снизил до 4 лет лишения свободы.

Поэтому и при определении совокупности преступлений, по которым И. назначено окончательное наказание, помимо двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, может быть учтено лишь преступление, предусмотренное именно ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, а не ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление президиума Новосибирского областного суда от 8 мая 2008 года в отношении И. изменить, указав в резолютивной части о назначении ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

В остальном данное постановление, а также приговор Кировского районного суда г. Новосибирска от 15 ноября 2007 года в отношении И. оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного - без удовлетворения.


Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 67-Д08-40


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.