Определение Конституционного Суда РФ от 6 октября 2008 г. N 1022-О-П "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 и пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

Определение Конституционного Суда РФ от 6 октября 2008 г. N 1022-О-П
"Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 и пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики, установил:

1. В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики оспаривает конституционность положений Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", согласно которым действие данного Федерального закона распространяется на граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации (пункт 2 статьи 5); страховщик не несет ответственности за ликвидацию задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения работодателями или страховыми организациями своих обязательств по возмещению вреда, причиненного работникам увечьями, профессиональными заболеваниями либо иными повреждениями здоровья, и выплате пени за задержку ликвидации указанных задолженностей, если такие задолженности возникли до вступления в силу данного Федерального закона; у работодателей и страховых организаций сохраняется обязанность по ликвидации указанных задолженностей и выплате пени в размере 1 процента невыплаченной суммы возмещения указанного выше вреда за каждый день просрочки до дня вступления в силу настоящего Федерального закона; пеня за задержку ликвидации задолженностей, образовавшихся после вступления в силу данного Федерального закона, выплачивается в размере 0,5 процента невыплаченной суммы возмещения указанного выше вреда за каждый день просрочки (пункт 3 статьи 28).

Как следует из представленных материалов, в 1987 году гражданин Н.Л. Ашуба, работавший в колхозе им. А.В. Суворова в селе Гвада Абхазской АССР, получил производственную травму и был признан инвалидом II группы с утратой трудоспособности 50 процентов. 1 июля 2005 года государственное учреждение - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Карачаево-Черкесской Республике отказало ему в назначении страховых выплат и рекомендовало обратиться с соответствующим заявлением по месту нахождения страхователя - причинителя вреда. Решением Черкесского городского суда от 4 февраля 2008 года исковые требования Н.Л. Ашубы о назначении ему ежемесячных страховых выплат начиная с 1 июля 2005 года были удовлетворены, однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики, основываясь на положениях пункта 2 статьи 5 и пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", определением от 11 марта 2008 года это решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики, в свою очередь, придя к выводу о том, что указанные законоположения - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - ограничивают право граждан Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного здоровью в результате трудового увечья, полученного в период существования Союза ССР, но за пределами Российской Федерации, приостановил производство по делу и просит Конституционный Суд Российской Федерации признать эти законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 39 (часть 1) и 55 (часть 3).

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливаются гарантии социальной защиты (часть 2 статьи 7); каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37); каждому гарантируется социальное обеспечение в установленных законом случаях (часть 1 статьи 39).

В целях реализации названных конституционных положений, обязывающих государство разработать эффективный организационно-правовой механизм восполнения гражданам, которым был причинен вред здоровью в связи с исполнением трудовых обязанностей, имущественных потерь, связанных с утратой трудоспособности, был принят Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", установивший правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определивший порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору.

2.1. Действовавшие до вступления в силу Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (т.е. до 6 января 2000 года) Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей (утверждены постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 года N 4214-I), равно как и предшествовавшие им Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (утверждены постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 года N 690) предусматривали возмещение причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей вреда за счет средств работодателя, ответственного за причинение вреда, а в случае реорганизации или ликвидации предприятия - за счет средств его правопреемника, вышестоящего органа или органа, которому внесены или должны были быть внесены капитализированные суммы, подлежащие выплате в возмещение вреда.

Приняв названный Федеральный закон, федеральный законодатель осуществил переход к страховому механизму возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, подлежащих указанному виду страхования, при исполнении ими обязанностей по трудовому договору и в иных случаях, закрепленных законом. При этом было предусмотрено, что обеспечение по страхованию, устанавливаемое лицам, получившим до 6 января 2000 года увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, производится Фондом социального страхования Российской Федерации (страховщиком) и не может быть ниже установленного им ранее в соответствии с законодательством Российской Федерации возмещения вреда; обеспечение по страхованию предоставляется в полном объеме вне зависимости от того, была ли произведена капитализация платежей при ликвидации юридических лиц, ответственных за выплату пострадавшим возмещения вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением трудовых обязанностей (пункты 1 и 5 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"). Тем самым при переходе к новому правовому регулированию были обеспечены гарантии сохранения ранее приобретенных гражданами прав на получение выплат в возмещение вреда.

Круг лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (застрахованных), определенный пунктом 1 статьи 5 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", аналогичен кругу лиц, которые до 6 января 2000 года имели право на возмещение вреда, причиненного их здоровью в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, за счет средств работодателя. При этом согласно пункту 2 той же статьи действие данного Федерального закона распространяется как на граждан Российской Федерации, так и на иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации.

Как следует из статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", страхователями являются все работодатели (как юридические лица любой организационно-правовой формы, так и физические, лица), осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации, в том числе иностранные организации, нанимающие граждан Российской Федерации. Что касается иностранных юридических лиц, которые не осуществляют свою деятельность на территории Российской Федерации и, соответственно, не участвуют в формировании финансовой системы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации, то они несут ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью своих работников, по правилам, действующим в соответствующем государстве. Это в полной мере относится к тем юридическим лицам, которые ранее осуществляли свою деятельность на территории бывших союзных республик в период существования СССР.

Таким образом, положения пункта 2 статьи 5 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" во взаимосвязи с положениями его статьи 3, пункта 1 статьи 5, пунктов 1 и 5 статьи 28, а также с положениями статей 1 "Задачи обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", 15 "Назначение и выплата обеспечения по страхованию", 16 "Права и обязанности застрахованного" и 17 "Права и обязанности страхователя", устанавливая условия и порядок реализации конституционного права граждан на социальное обеспечение в случаях причинения вреда жизни или здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, имеют целью в полном объеме предоставить все необходимые виды обеспечения лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, и не предполагают возможность какого бы то ни было ущемления прав этих граждан.

Включение в систему обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний лиц, работающих или работавших ранее по трудовому договору в организациях, отнесенных статьей 3 названного Федерального закона к числу страхователей, не может рассматриваться как нарушение прав лиц, работавших на момент причинения вреда здоровью в организации, не находившейся на территории Российской Федерации, при том что для таких лиц сохраняется возможность возмещения вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей, на основании законодательного регулирования, действующего на территории того государства, где был причинен соответствующий вред.

2.2. Положения пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", исключающие ответственность страховщика за ликвидацию задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения работодателями своих обязательств по возмещению вреда, причиненного работникам увечьями, профессиональными заболеваниями либо иными повреждениями здоровья, и выплате пени за задержку ликвидации указанных задолженностей, если такие задолженности возникли до 6 января 2000 года, не направлены на прекращение исполнения работодателями своих обязанностей, предусмотренных ранее действовавшим законодательством.

Более того, сохранение обязанности работодателей по ликвидации указанных задолженностей наряду с обязанностью по выплате пени за ее задержку прямо предусмотрены теми же законоположениями. Исполнение работодателем данной обязанности в системе действующего правового регулирования обеспечивается, в частности, законодательством, относящим требования граждан, перед которыми юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, к требованиям первой очереди, удовлетворяемым в приоритетном порядке при ликвидации юридического лица (статья 64 ГК Российской Федерации, статья 134 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Гражданин, имеющий право на возмещение указанного вреда, может защищать его в судебном порядке посредством предъявления иска к работодателю либо иному лицу, ответственному за возмещение вреда.

Соответственно, пункт 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которым устанавливаются гарантии реализации ранее приобретенных работниками прав при переходе к новому правовому регулированию, также не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан.

3. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием к рассмотрению дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое в обращении законоположение. Поскольку в данном случае такая неопределенность отсутствует, запрос Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики не может быть признан отвечающим критерию допустимости и принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми обращение в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимым.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации

О.С. Хохрякова



Определение Конституционного Суда РФ от 6 октября 2008 г. N 1022-О-П "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 и пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.