Постановление Президиума Московского городского суда от 13 февраля 2009 г. по делу N 44у-49/09 Суд переквалифицировал действия осужденного с разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, на открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, поскольку в материалах дела отсутствует какое-либо заключение эксперта, подтверждающее вывод суда о применении осужденным в отношении потерпевшего насилия, опасного для его жизни или здоровья, а равно угрозы применения такого насилия

Постановление Президиума Московского городского суда от 13 февраля 2009 г. по делу N 44у-49/09


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.

и членов президиума Дмитриева А.Н., Паршина А.И., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э., Тарасова В.Ф.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Ш. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 30 января 2003 года, которым

К., 5 июня 1978 года рождения, уроженец г. Дилижана Армянской ССР, ранее не судимый,

осужден:

- по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с конфискацией имущества;

- по п.п. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с конфискацией имущества;

- по п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет без штрафа;

- по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 11 лет лишения свободы, без штрафа, в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Срок наказания исчислен с 22 октября 2001 года, зачтено время содержания под стражей с 19 октября по 22 октября 2001 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 апреля 2003 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Омутнинского районного суда Кировской области от 5 июля 2004 года приговор приведен в соответствие с действующим законодательством и действия К. переквалифицированы с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 года) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года), с п.п. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 года) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года), с п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 года) на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года), с ч. 3 ст. 30, п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 года) на ч. 3 ст. 30, п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года). Исключены квалифицирующие признаки преступления "неоднократно", "с причинением значительного ущерба гражданину" и "в целях завладения имуществом в крупном размере", а также дополнительный вид наказания - конфискация имущества; К. направлен для дальнейшего отбывания наказания в исправительную колонию общего режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Ш. выражает несогласие с приговором и кассационным определением, указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, полагает, что судебные решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Васильевой Н.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, доводы надзорной жалобы и основания возбуждения надзорного производства, адвоката Ш. по доводам надзорной жалобы, а также мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего необходимым переквалифицировать действия К. по эпизоду с потерпевшим Д. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, исключить из осуждения К. по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ п. "г", т.е. квалифицирующий признак совершения преступления "с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья", назначить по совокупности преступлений 9 лет 6 месяцев лишения свободы, обсудив жалобу, президиум установил:

с учетом внесенных изменений К. признан виновным в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия (23 июля 2001 года, 24 июля 2001 года и 30 июля 2001 года);

он же признан виновным в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

он же признан виновным в покушении на грабеж, то есть совершении действий, непосредственно направленных на открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Согласно приговору К. 23 июля 2001 года, примерно в 10 часов, совместно с соучастником прибыл на оптовую базу ЗАО "Москворецкое" (г. Москва, 2-й Котляковский проезд, д. 1 А), подошел к находившемуся в кабине автомашины "Камаз" Д. и брызнул ему в лицо содержимым газового баллончика. Соучастник К. проник в салон автомашины и похитил сумку, в которой находились денежные средства в размере 246 930 рублей.

24 июля 2001 года, примерно в 13 часов, К. совместно с соучастниками прибыл на эту же базу. В то время как один из соучастников наблюдал за окружающей обстановкой с целью избежать задержания, а второй угрожал потерпевшему М. убийством и причинением тяжких телесных повреждений, демонстрируя нож-"бабочку", К. вырвал из рук М. портфель с денежными средствами, завладев имуществом на общую сумму 74 150 рублей.

30 июля 2001 года, примерно в 13 часов, К. совместно с соучастниками прибыл на стоянку большегрузного транспорта, расположенную у д. 4 по 1-му Котляковскому проезду в г. Москве и подошел к припаркованной автомашине "Камаз", в которой находились Ц. и Р. Двое соучастников подошли к автомашине со стороны водителя, угрожая Решетникову имевшимися ножами, К. с остальными соучастниками подошел к машине со стороны пассажира и, угрожая Ц. ножом, залез в кабину автомашины, где потребовал передачи денежных средств. В ответ на отказ, К., продолжая угрожать убийством в случае сопротивления, обыскал Ц. и похитил у него денежные средства в размере 153 500 рублей.

15 октября 2001 года, примерно в 13 часов, К. совместно с соучастниками прибыл на базу ЗАО "Москворецкое". В то время когда соучастники наблюдали за окружающей обстановкой с целью избежать задержания, К. подошел к А., вырвал у него из рук сумку с имуществом и побежал в машину к соучастникам, причинив ущерб на общую сумму 51 500 рублей. А. пытался вернуть похищенное, однако, один из соучастников К. нанес ему удар рукой по лицу, после чего все с места преступления скрылись.

19 октября 2001 года, примерно в 10 часов 20 минут, К. совместно с соучастниками прибыл на эту же базу и подошел к машине ИФА-5. В то время как соучастники оказывали моральное воздействие на водителя машины Н., К., словесно угрожая последнему физической расправой, потребовал передать ему все наличные деньги, обыскивая при этом кабину автомашины. Заметив направляющегося в их сторону сотрудника охраны, К. совместно с соучастниками с места преступления скрылся, не доведя свой умысел до конца по независящим от него обстоятельствам.

19 октября 2001 года примерно в 11 часов 15 минут К. совместно с соучастниками прибыл на стоянку большегрузного транспорта, расположенную у д. 1 по ул. Борисовские пруды в г. Москве и подошел к автомашине "ЗИЛ-Бычок". Соучастники К. потребовали от находившихся в машине водителей К. и Л. и частного предпринимателя К. передачи денежных средств, оказывая моральное воздействие на последних своим присутствием и количественным превосходством. К., воспользовавшись тем, что воля потерпевших к сопротивлению сломлена, обыскал салон и открыто похитил принадлежащий К. сотовый телефон с чехлом, причинив ущерб на общую сумму 4 150 рублей, после чего с места преступления совместно с соучастниками скрылся.

19 октября 2001 года, примерно в 13 часов, К. совместно с соучастниками прибыл к Московскому пивоваренному заводу, расположенному по адресу: г. Москва, Каширский проезд, д. 25 и в то время, как его сообщники потребовали от находившихся в автомашине "Зил-Бычок" водителей Д. и Л. не заводить машину, своим присутствием, количественным превосходством и агрессивным тоном требований оказывая на потерпевших моральное воздействие, К. заскочил в салон автомашины и вырвал из рук Л. барсетку с денежными средствами, причинив ущерб на общую сумму 49 700 рублей, после чего с места преступления совместно с соучастниками скрылся.

Вывод суда о виновности К. в совершении преступлений соответствует материалам дела и подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Все собранные по делу доказательства проверены и оценены в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей у суда не имелось, ранее они с осужденным знакомы не были, их заинтересованность в исходе дела не установлена.

Ссылка в жалобе о нарушении уголовно-процессуального закона в связи с исследованием в нарушении ст. 281 УПК РФ показаний потерпевших и свидетелей, данных ими на предварительном следствии при отсутствии согласия на их оглашение, является несостоятельной.

Исходя из общих принципов состязательности сторон, суд не мог отказать стороне обвинения в предоставлении доказательств.

Все следственные действия, результаты которых положены судом в основу приговора, в частности, опознания К. потерпевшими по фотографии, проведены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, действовавшего на момент проведения следственных действий, и оснований для признания их недопустимыми по доводам жалобы также не усмотрено.

Вместе с тем, судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Суд квалифицировал действия К. в отношении потерпевшего Д. по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года) как разбойное нападение.

Из показаний потерпевшего Д. усматривается, что он в качестве охранника прибыл на Москворецкую базу, имея при себе вверенные ему частным предпринимателем А. деньги в сумме 246 930 рублей. В тот момент, когда он находился в кабине автомашины "Камаз", к нему подошел мужчина кавказской народности и спросил про запасную часть для автомашины. Он ответил, что не является водителем данной автомашины, после чего мужчина пустил ему в лицо струю газа. В это время появился второй соучастник, который открыл дверь со стороны водителя машины и похитил сумку с деньгами, после чего оба мужчины скрылись.

В приговоре суда не приведено и в материалах дела отсутствует какое-либо заключение эксперта, подтверждающее вывод суда о применении К. в отношении Д. насилия, опасного для его жизни или здоровья, а равно угрозы применения такого насилия. Газовый баллончик не был обнаружен и изъят, не установлен химический состав газа, содержащегося в нем, не исследовано влияние этого газа на организм человека и степень вероятной опасности для жизни или здоровья человека.

При таких обстоятельствах, действия К. по эпизоду с потерпевшим Д. являются не разбоем, а грабежом и подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года) на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ как открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Кроме того, из осуждения К. по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ подлежит исключению квалифицирующий признак совершения преступления "с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья", т.е. п. "г".

Согласно показаниям потерпевшего Н., в то время, когда он на своей автомашине на территории Москворецкой базы ждал погрузки, к нему подошли двое мужчин кавказской народности. Один из них встал на подножку машины и спросил, зачем он приехал. Он (Н.) пояснил, что приехал за продуктами и ждет хозяина груза. Мужчина сказал, что надо делиться деньгами. Потерпевший воспринял это как угрозу, ответил, что денег нет. Тогда нападавший стал обыскивать салон автомашины, но ничего не нашел. В это время соучастники увидели приближающегося к ним охранника и ушли. О случившемся он рассказал охраннику, а потом и сотрудникам милиции.

Из приведенных показаний следует, что нападавшие какого-либо насилия к потерпевшему не применяли и угроз не высказывали.

При таких обстоятельствах действия К. по этому эпизоду следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ как совершение им покушения на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору.

Назначая наказание, президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного и все данные о личности виновного, на которые в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ сослался суд при постановлении приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката Ш. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Нагатинского районного суда города Москвы от 30 января 2003 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 апреля 2003 года (с учетом постановления Омутнинского районного суда Кировской области от 5 июля 2004 года) в отношении К. изменить:

переквалифицировать его действия по эпизоду с потерпевшим Д. с ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 года N 162-ФЗ) на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в той же редакции) и с учетом тех действий, за которые он уже осужден по этой статье, назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет, без штрафа;

исключить из осуждения К. по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ квалифицирующий признак совершения преступления "с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья" и снизить по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162; п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161; ч.ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить К. 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

3. В остальной части те же судебные решения оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына


Постановление Президиума Московского городского суда от 13 февраля 2009 г. по делу N 44у-49/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.