Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2008 г. N 5-О08-102СП "Кассационная жалоба адвоката об отмене обвинительного приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства признана необоснованной и не подлежащей удовлетворению" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2008 г. N 5-О08-102СП
"Кассационная жалоба адвоката об отмене обвинительного приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства признана необоснованной и не подлежащей удовлетворению"
(извлечение)


По приговору Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 20 февраля 2008 г. осуждены: С. по пп. "ж", "к" ч. 2 ст. 105, пп. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ и Б. по пп. "ж", "к" ч. 2 ст. 105, пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Они признаны виновными в том, что при отягчающих обстоятельствах в г. Москве 9 июля 2006 г. примерно в 8 час. 30 мин. совершили похищение потерпевшей И., которую вывезли на автомобиле за город, где удерживали, и с целью сокрытия этого преступления в тот же день примерно в 10 час. 30 мин. убили потерпевшую, сдавив ей шею руками и брючным ремнем, а труп перенесли в канаву и накрыли обломками древесностружечных плит.

В кассационной жалобе адвокат Р. в защиту осужденного Б. просил приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, считая, что в ходе судебного следствия был нарушен принцип равноправия сторон, ходатайства стороны защиты необоснованно рассматривались в отсутствие присяжных заседателей, председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты об оглашении показаний свидетелей, обвиняемых, сведений из протокола проведения следственного эксперимента, не провел стационарную судебно-психиатрическую экспертизу С., отказал в допросе в качестве свидетеля защитника Ш. по заявлению Б., не признал недопустимыми доказательствами 6 заключений экспертов, запись камеры видеонаблюдения. В нарушение ч. 2 ст. 338 УПК РФ суд вновь не поставил вопрос стороны защиты о совершении деяния, влекущего за собой ответственность за менее тяжкое преступление, а именно за укрывательство, поскольку Б. убийства не совершал, а только принял участие в сокрытии трупа, необоснованно разрешил государственному обвинителю продемонстрировать присяжным заседателям карту г. Москвы с отмеченным маршрутом движения подсудимых. Перед присяжными заседателями государственным обвинителем было продемонстрировано в рабочем состоянии электрошоковое устройство, хотя аккумулятор работает не более одного месяца, а после совершения преступления прошло более полутора лет, что свидетельствовало о ненадлежащем хранении вещественного доказательства; председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе присяжного заседателя N 2, которая своим видом показывала, что у нее сложилось мнение о виновности подсудимого, что она поддерживает позицию государственного обвинителя, а также присяжного заседателя N 3, на которую воздействовала присяжный заседатель N 2, не удовлетворил ходатайство об отводе государственного обвинителя, который воздействовал на некоторых свидетелей, прерывал защиту, не давая возможности изложить позицию. А председательствующий его поддерживал, в напутственном слове проявил необъективность, не разъяснил содержание ст. 316 УК РФ, примечания к ст. 126 УК РФ и позиции сторон, что показания подсудимого являются доказательствами.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 мая 2008 г. приговор оставила без изменения, указав следующее.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами доказательства были исследованы в судебном заседании с участием присяжных заседателей, все заявленные сторонами ходатайства были председательствующим разрешены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия дополнений от участников судебного разбирательства, в том числе от адвоката Р. о вызове указанных в жалобе свидетелей, не поступило.

Показания части свидетелей не оглашались, поскольку не имелось существенных противоречий, а также не оглашалась часть показаний обвиняемого Б., в том числе данные о личности, поскольку в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 335 УПК РФ они не исследуются. Заключение судебно-психиатрической экспертизы, другие процессуальные документы не оглашались, так как в соответствии с требованиями ст. 74 УПК РФ не являлись доказательствами. Адвокат Ш. не подлежал допросу в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. Электрошоковое устройство как вещественное доказательство и документы к нему осмотрены по ходатайству стороны обвинения в порядке, установленном ст. 284 УПК РФ, а также повторно осмотрены по ходатайству стороны защиты. Оснований для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы С. не установлено.

У председательствующего не было оснований для признания недопустимыми доказательствами компакт-диска с видеозаписью, заключений экспертов, электрошокового устройства, о которых шла речь в жалобе адвоката Р. Выемка и приобщение компакт-диска к материалам дела произведены в установленном законом порядке, с заключениями экспертиз сторона защиты была ознакомлена, ходатайства рассмотрены в порядке ст. 217 УПК РФ, нарушений закона при изъятии электрошокового устройства, признанного вещественным доказательством, не допущено. Выводы председательствующего об этих фактах подробно мотивированы в постановлениях.

Председательствующий правильно рассматривал ходатайства стороны защиты в отсутствие присяжных заседателей, его действия соответствовали требованиям ч. 6 ст. 335 УПК РФ, согласно которой если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей.

Заявленные адвокатом Р. отводы присяжным заседателям N 2 и N 3, государственному обвинителю председательствующий рассмотрел в установленном законом порядке. Оснований, исключающих их участие по делу, предусмотренных ст.ст. 61, 62 УПК РФ, он не установил, выводы об этом мотивировал в постановлениях. Из протокола судебного заседания следует, что, когда адвокат Р. высказал предположение о том, что присяжный заседатель N 2 уже приняла решение по делу, председательствующий разъяснил коллегии присяжных заседателей требования п. 2 ч. 2 ст. 333 УПК РФ, а присяжный заседатель N 3 не участвовала в вынесении вердикта, так как была заменена запасным.

В материалах дела не имелось данных о том, что государственный обвинитель постоянно прерывал защиту, не давая возможности изложить позицию, а председательствующий его якобы поддерживал, поскольку в протоколе судебного заседания какие-либо конкретные факты не представлены, никаких заявлений от участников судебного разбирательства со стороны защиты о неотражении в материалах дела позиции защиты, в том числе от адвоката Р., не поступало и в жалобе каких-либо фактов не приводится.

Прения сторон соответствуют требованиям ст.ст. 292, 336, 337 УПК РФ.

Председательствующий обоснованно не принял возражения стороны защиты на использование государственным обвинителем при выступлении в прениях карты г. Москвы, поскольку она являлась официальным изданием, а не вещественным доказательством по делу.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Доводы в жалобе адвоката Р. о том, что в нарушение ч. 2 ст. 338 УПК РФ председательствующий не поставил вопрос стороны защиты о совершении Б. деяния, влекущего за собой ответственность за менее тяжкое преступление, а именно за укрывательство, противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Версия стороны защиты о том, что Б. не договаривался с С. об убийстве потерпевшей и не принимал участия в совершении убийства, а лишь участвовал в сокрытии трупа потерпевшей, ничем не подтверждена.

Из вопросного листа следует, что вопросы N 2 и N 3 были поставлены относительно доказанности и виновности Б. в совершении убийства по предъявленному обвинению. При этом в них была отражена и версия стороны защиты о совершении Б. действий, которые бы свидетельствовали о сокрытии трупа. Указаны не только действия по совершению убийства, но и действия относительно сокрытия трупа, а именно о том, доказано ли, что Б. после убийства перенес труп в находящуюся рядом канаву и накрыл множественными обломками древесностружечных плит. Поэтому формулирование дополнительного вопроса об этих же действиях в данном случае не требовалось.

Присяжные заседатели в соответствии с их полномочиями, определенными ст. 334 УПК РФ, имели право признать недоказанным совершение каких-либо действий, указанных в вопросах. В своем напутственном слове председательствующий вопреки доводам, изложенным в жалобе адвоката Р., довел до присяжных заседателей позицию сторон, а именно то, что Б. признает свою вину в похищении потерпевшей и сокрытии ее трупа, а вину в совершении убийства не признает, просит в этой части об оправдании. Председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что если в ходе обсуждения они признают недоказанными какие-либо обстоятельства, то они их должны исключить. Как следует из содержания вердикта, присяжные заседатели в своих ответах не исключили каких-либо действий, признали виновным Б. не только в том, что он совершил укрывательство трупа, но и в том, что совершил другие действия, указанные в вопросах по обвинению в совершении убийства.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Из приобщенного к протоколу судебного заседания напутственного слова следует, что председательствующий правильно напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании доказательствах, в том числе и указанных в жалобе протоколах осмотра компакт-диска, автомобиля и квартиры, показаний подсудимых Б., С, свидетелей, разъяснил позиции сторон, принцип презумпции невиновности.

У председательствующего не было оснований для разъяснения присяжным заседателям примечания к ст. 126 УК РФ, так как действия, которые бы свидетельствовали о добровольном освобождении обвиняемыми похищенной потерпевшей, в обвинении не были указаны, вопрос о таких обстоятельствах не ставился.

Что касается неразъяснения председательствующим содержания ст. 316 УК РФ, то в данном конкретном случае это обстоятельство само по себе не может служить основанием к отмене приговора суда, поскольку Б. было предъявлено обвинение в убийстве, в чем он вину не признавал, председательствующий сообщил содержание уголовного закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение этого деяния.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2008 г. N 5-О08-102СП "Кассационная жалоба адвоката об отмене обвинительного приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства признана необоснованной и не подлежащей удовлетворению" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, март 2009 г., N 3


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.