Обзор судебной практики по гражданским делам по материалам апелляционной инстанции Саратовского областного суда за 4 квартал 2014 года

Обзор
судебной практики по гражданским делам по материалам апелляционной инстанции Саратовского областного суда за 4 квартал 2014 года

 

1. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских правоотношений

 

1. Согласно ст. 29 ЗК РФ предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со ст.ст. 9, 10 и 11 настоящего Кодекса.

Ц.С.В. обратился в суд с исковыми требованиями к комитету по земельным ресурсам администрации Энгельсского МР Саратовской области, комитету по управлению имуществом администрации Энгельсского МР Саратовской области о признании отказа в предоставлении муниципальной услуги незаконным, понуждении к заключению договора аренды земельного участка. Свои требования истец мотивировал тем, что 16.11.2009 г. постановлением администрации Энгельсского МР Саратовской области ему был предоставлен в аренду земельный участок общей площадью 736 кв.м., с разрешенным видом использования - под строительство гаража для грузового транспорта. На основании данного постановления между истцом и комитетом по управлению имуществом заключен договор аренды земельного участка от 07.12.2009 г. до 16.11.2012 г. В апреле 2013 г. Ц.С.В. обратился в комитет по земельным ресурсам с заявлением о продлении договора аренды, однако истцу отказано в предоставлении в аренду земельного участка. Ссылаясь на данные обстоятельства, истец обратился в суд.

Рассмотрев спор, Энгельсский районный суд Саратовской области постановил решение, которым признал незаконным отказ комитета по земельным ресурсам в предоставлении муниципальной услуги, обязал комитет по управлению имуществом в двухнедельный срок заключить с Ц.С.В. договор аренды земельного участка на 5 лет.

Судебная коллегия, исходя из доводов жалобы и обстоятельств дела, пришла к выводу о необходимости перехода к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции в порядке ч.ч. 4 и 5 ст. 330 ГПК РФ без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ, поскольку комитет по управлению имуществом администрации Энгельсского МР Саратовской области не был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания в суде первой инстанции при разрешении дела по существу, и потому пришла к выводу об отмене решения суда первой инстанции.

Разрешая данный спор, судебная коллегия установила, что 16.11.2009 г. постановлением администрации Энгельсского МР Саратовской области Ц.С.В. был предоставлен в аренду земельный участок площадью 736 кв.м. с разрешенным видом использования - под строительство гаража для грузового транспорта, расположенный по адресу: Саратовская обл., г. Энгельс. 07.12.2009 г. между истцом и комитетом по управлению имуществом администрации Энгельсского МР Саратовской области заключен договор аренды земельного участка на срок до 16.11.2012 г. Земельный участок поставлен на кадастровый учет 16.03.2009 г. и ему присвоен кадастровый номер.

15.04.2013 г. уведомлением комитета по земельным ресурсам администрации Энгельсского МР Саратовской области Ц.С.В. отказано в предоставлении земельного участка в аренду на 5 лет в соответствии с п. 2.8 Административного регламента по предоставлению муниципальной услуги "Предоставление земельных участков для строительства без предварительного согласования мест размещения объекта".

Исходя из положений ст. 13 ГК РФ и ст. 61 ЗК РФ, ненормативный акт органа местного самоуправления, не соответствующий закону или иным нормативным правовым актам и нарушающий права и охраняемые законом интересы гражданина, в том числе в области использования и охраны земель, может быть признан судом недействительным.

Как установлено ст. 29 ЗК РФ, предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со ст.ст. 9, 10 и 11 настоящего Кодекса.

Статья 36 ЗК РФ предусматривает, что граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом. Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений.

На основании п. 3 ст. 22 ЗК РФ по истечении срока договора аренды земельного участка его арендатор имеет при прочих равных условиях преимущественное право на заключение нового договора аренды земельного участка, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 35, п. 1 ст. 36 и ст. 46 настоящего Кодекса.

В силу п. 1 ст. 46 ЗК РФ аренда земельного участка прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством. Кроме указанных в п. 1 настоящей статьи случаев, аренда земельного участка может быть прекращена по инициативе арендодателя по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 45 настоящего Кодекса.

Согласно п. 6.2 договора аренды договор прекращает свое действие по истечении срока аренды, установленного в п. 1.6 договора, за исключением случаев возобновления договора на неопределённый срок, предусмотренный п. 2 ст. 621 ГК РФ.

Ц.С.В. в обоснование исковых требований ссылался на положения ст. 621 ГК РФ, указывая, что он продолжает пользоваться земельным участком, надлежащим образом оплачивает арендные платежи, поэтому имеет преимущественное право на заключение договора аренды.

Между тем, было установлено, что возведенное истцом на спорном земельном участке нежилое здание общей площадью 75 кв.м. не введено в эксплуатацию, право собственности на него не зарегистрировано, что позволило судебной коллегии прийти к выводу, что нежилое здание - гараж для грузового транспорта является самовольным строением.

Согласно справке о содержании правоустанавливающих документов от 11.09.2014 г. запись о договоре аренды в отношении земельного участка погашена 26.02.2013 г. на основании постановления администрации Энгельсского МР Саратовской области о прекращении договора аренды в связи с несоблюдением Ц.С.В. условий, установленных в п. 3.3.4 договора аренды земельного участка и прекращением срока его действия.

На основании изложенного, судебная коллегия посчитала исковые требования истца необоснованными, поскольку срок договора аренды истек, продление договора на новый срок требовало выраженной воли двух сторон, однако арендодатель в лице администрации Энгельсского МР Саратовской области подал заявление о погашении записи об обременении земельного участка.

К тому же по условиям п. 3.3.4 договора арендатор вправе по истечении срока действия договора в преимущественном порядке перед другими лицами заключить договор аренды на новый срок на согласованных сторонами условиях по письменному заявлению, направленному арендодателю не позднее, чем за три месяца до истечения срока действия настоящего договора. Соответственно, истцу следовало обратиться с заявлением в администрацию Энгельсского МР Саратовской области не позднее 16.08.2012 г., но с таким заявлением он обратился только в апреле 2013 г.

Исходя из ответа комитета по управлению имуществом администрации Энгельсского МР Саратовской области Ц.С.В. за период после 16.11.2012 г. произвел оплату арендного платежа на сумму 7 406 руб. 25 коп. на основании платежного поручения от 10.01.2013 г. с указанием назначения платежа за 4 квартал 2011 г. по договору аренды от 07.12.2009 г., иных платежей в качестве арендной платы за земельный участок не производил.

При таких обстоятельствах, преимущественное право на заключение договора аренды земельного участка на новый срок на тех же условиях им было утрачено.

Кроме того, судебная коллегия указала на то, что ссылка Ц.С.В. в исковом заявлении о лишении его возможности зарегистрировать право собственности на вновь возведенный объект основанием к удовлетворению исковых требований не является, поскольку право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на земельном участке, который был предоставлен ему по договору аренды для строительства соответствующего объекта недвижимости, может быть признано, если строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, и если сохранение этого строения не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан в порядке, предусмотренном ст. 222 ГК РФ.

По указанным основаниям судебной коллегией решение суда было отменено с принятием нового решения об отказе в иске.

2. Принятие страховщиком мер для осуществления доплаты страхового возмещения в ходе рассмотрения дела, при условии, если получатель страховой выплаты закрыл счет в банке, не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании недополученной части страхового возмещения.

С.А.Г. обратился в суд с иском к ЗАО СГ "УС" о взыскании страховой выплаты, ссылаясь на то, что ему на праве собственности принадлежит автомобиль Nissan X - Trail. 19.11.2013 г. по вине водителя Б.Г.Ю. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Nissan X - Trail под управлением водителя С.А.Г. и автомобиля Kia Rio под управлением Б.Г.Ю., в результате чего транспортному средству истца были причинены технические повреждения. Гражданская ответственность Б.Г.Ю. на момент ДТП была застрахована в ЗАО СГ "УС" по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств. Истец, полагая, что сумма страхового возмещения, выплаченная ответчиком, недостаточна, проведя самостоятельное исследование размера ущерба, просил суд взыскать с ответчика сумму недоплаченного страхового возмещения, неустойку, проценты в порядке ст. 395 ГК РФ, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Решением Волжского районного суда г. Саратова с ЗАО СГ "УС" в пользу С.А.Г. взыскана неустойка, моральный вред, штраф, судебные расходы. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик произвел истцу выплату страхового возмещения в полном объеме.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда, поскольку в ходе судебного разбирательства не нашел свое подтверждение факт доплаты ответчиком страхового возмещения в заявленном истцом размере

В силу п. 3 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Размер ущерба судом был установлен на основании заключения судебной экспертизы, согласно которой стоимость восстановительного ремонта автомобиля Nissan X - Trail, 2012 г. выпуска, с учетом износа составила 48 440 руб., утрата товарной стоимости автомобиля - 8 977 руб. 50 коп.

Поскольку ответчиком произведена выплата в размере 17 282 руб. 51 коп., то размер невыплаченного страхового возмещения составил 40 137 руб. 99 коп.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик произвел истцу выплату страхового возмещения в полном объеме в период рассмотрения дела в суде.

Однако судебной коллегией было установлено, что фактически имела место выплата истцу ответчиком страхового возмещения только в размере 17 282 руб. 51 коп., другая сумма истцу не поступила в связи с тем, что им ранее был закрыт расчетный счет, имевшийся в распоряжении страховщика

При таких обстоятельствах, учитывая, что истец получил страховое возмещение не в полном объеме, судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда в указанной части и принятии в данной части нового решения о взыскании с ЗАО СГ "УС" страхового возмещения в недоплаченной сумме.

В связи с чем решение суда первой инстанции было изменено в части размера неустойки и штрафа.

3. В соответствии со ст. 800 ГК РФ ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам главы 59 настоящего Кодекса, если законом или договором перевозки не предусмотрена повышенная ответственность перевозчика.

С.А.Н. обратилась в суд с иском к ООО "А - п" о взыскании компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указала, что при проезде на рейсовом автобусе, принадлежащим ответчику, водитель во время движения автобуса резко затормозил, в результате чего истец упала и сломала ногу. После того как автобус приехал на конечную остановку водитель отвез истца в больницу, где ей был поставлен диагноз: перелом щиколотки и разрыв связок левой ноги. В связи с тем, что истец проходила длительное лечение в травматологическом отделении, из-за чего испытывала физические и нравственные страдания, то просила взыскать с ООО "А. - п", ООО "А - 64" в солидарном порядке компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб.

Решением Вольского районного суда Саратовской области с ООО "А - п" в пользу С.А.Н. взыскана компенсация морального вреда, штраф в порядке ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", судебные расходы. В удовлетворении исковых требований С.А.Н. к ООО "А- 64" отказано.

С принятым по делу решением суда не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда.

Статья 1079 ГК РФ предусматривает ответственность владельца источника повышенной опасности, согласно которой обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии со ст. 800 ГК РФ ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам главы 59 настоящего Кодекса, если законом или договором перевозки не предусмотрена повышенная ответственность перевозчика.

В силу ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Как следовало из материалов дела, на момент происшествия собственником автобуса ПАЗ 4234 являлось ООО "А - 64". По трудовому договору водитель автобуса, в котором находился истец, состоял в трудовых отношениях с ООО "А - 64" и управлял автобусом ПАЗ 4234, осуществляя движение по маршруту на основании путевого листа.

Из агентского договора от 01.06.2013 г., заключенного между ООО "А - 64" и ООО "А - п", следовало, что принципал (ООО "А - 64") обязался осуществить перевозку пассажиров в соответствии с действующим законодательством, регулирующим перевозку пассажиров, в соответствии с расписанием движения и разнарядкой, а агент (ООО "А - п") обязался по поручению принципала совершать от своего имени и в интересах и за счет принципала действия по заданию заказчиков на перевозку пассажиров на основании заявок, заключению договоров на транспортное обслуживание маршрутов, заключению договоров фрахтования, договоров на перевозку льготных категорий граждан.

В соответствии с п. 2.5.6 данного договора принципал принял на себя обязательства обеспечить безопасность пассажиров на всем пути следования до пункта назначения, указанного в заявке.

Анализируя установленные обстоятельства и представленные доказательства, судебная коллегия пришла к выводу, что владельцем источника повышенной опасности является ООО "А - 64", поэтому оно в соответствии с положениями ст.ст. 150, 1100 ГК РФ должно нести ответственность перед истцом за причиненный по вине водителя ООО "А - 64" моральный вред.

Таким образом, неправильное применение норм материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ) повлекло за собой ошибочный вывод суда первой инстанции о взыскании компенсации морального вреда с ООО "А - п" и отказе в удовлетворении иска к ООО "А - 64".

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции было отменено судебной коллегией с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска к ООО "А - п" и удовлетворением исковых требований С.А.Н. к ООО "А - 64", с которого в силу п. 6 ст. 13 Закона N 2300-I от 27.02.1992 г. "О защите прав потребителей" также был взыскан штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

5. В соответствии с п. 9.1 Федерального закона N 137-ФЗ, если земельный участок предоставлен до введения в действие ЗК РФ для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Х.Л.Г. обратилась в суд с иском к администрации МО "Город Саратов" о признании права собственности на самовольно возведенные объекты, указывая, что по договору купли-продажи приобрела домовладение, которое состояло из одного одноэтажного деревянного строения размером 45,8 кв.м. полезной площади, в том числе 34,60 кв.м. жилой площади, с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, расположенными на земельном участке размером 475 кв.м. Впоследствии решением исполнительного комитета Заводского районного Совета народных депутатов г. Саратова за домовладением дозакреплен земельный участок площадью 626 кв.м., который данной площадью отведен в натуре. Решением исполнительного комитета Заводского районного Совета народных депутатов г. Саратова выдано разрешение на оформление документов на сени, сараи и гараж, находящиеся на принадлежащем истцу земельном участке. Постановлением администрации Заводского района г. Саратова от 11.05.1993 г. разрешено строительство жилой пристройки площадью 75 кв.м.

В настоящее время в соответствии с техническим паспортом общая площадь домовладения составляет 199,5 кв.м., в состав домовладения входят: основное строение (литер А) площадью 27,6 кв.м., основная пристройка (литер А1) общей площадью 15,9 кв.м., основная пристройка (литер А2) общей площадью 57,7 кв.м., основная пристройка (литер а10) - 18,3 кв.м., основное строение (литер Б) - 113,5 кв.м., гараж (литер г), сарай (литер а4), погреб (литер па4), наружные сооружения металлические.

20.05.2014 г. истец обратился в комитет по управлению имуществом г. Саратова с просьбой предоставить в собственность земельный участок по указанному адресу, в чем ей было отказано, поскольку в состав домовладения входят самовольно возведенные строения. Ссылаясь на то, что данные строения не нарушают прав и законных интересов жильцов, соседей и иных граждан, не создают угрозы их жизни и здоровью, Х.Л.Г. просила признать за ней право собственности на данные объекты.

Решением Заводского районного суда г. Саратова требования Х.Л.Г. были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда, его отменила по следующим основаниям.

Судом было установлено, что согласно техническому паспорту по состоянию на 10.10.2013 г. домовладение N по ул. М. в г. Саратове занимает земельный участок площадью 974 кв.м., общая площадь жилого дома - литер А (1961 года постройки) - 119,5 кв.м., литер Б (1991 года постройки) - 113,5 кв.м. В состав домовладения входят: основное строение (литер А) общей площадью 27,6 кв.м., основное строение (литер Б) - 113,5 кв.м., основная пристройка (литер А1) - 15,9 кв.м., основная пристройка (литер А2) - 57,7 кв.м., холодная пристройка (литер а10) - 18,3 кв.м., гараж (литер г) площадью застройки 30,6 кв.м., сарай (литер а4) площадью застройки 27,9 кв.м., погреб (литер па4), ограждения (литеры о, о1), ворота (литеры в1, в2).

Из выписки МУП "ГБТИ" от 20.01.2014 г. следовало, что в состав объекта недвижимости входят самовольно возведенные объекты: основная пристройка (литер А2) общей площадью 57,7 кв.м., холодная пристройка (литер а10) - 18,3 кв.м., основное строение (литер Б) - 113,5 кв.м., гараж (литер г).

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что самовольные строения соответствуют техническим, санитарно-эпидемиологическим, градостроительным и строительным нормам и правилам, правилам пожарной безопасности и не создают угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно п.п. 1, 3 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Таким образом, требование лица, осуществившего самовольную постройку, может быть удовлетворено только в случае, если суду будут представлены документы, подтверждающие наличие у лица соответствующего права на земельный участок, на котором возведено строение.

Между тем, ни суду первой, ни апелляционной инстанции не было представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости и достаточности, свидетельствующих о том, что земельный участок, на котором возведены самовольные строения, принадлежит истцу на праве собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании.

Как предусмотрено ст. 87 Земельного кодекса РСФСР от 01.07.1970 г., действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, на землях городов при переходе права собственности на строение переходит также и право пользования земельным участком или его частью. В случаях, предусмотренных настоящей статьей, право землепользования лица, к которому перешло право собственности на строение, регистрируется органами коммунального хозяйства.

Согласно п. 4 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" право приобрести в собственность земельный участок бесплатно имеют граждане, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенными ими в результате сделок, которые были совершены до вступления в силу Закона СССР от 06.03.1990 г. N 1305-I "О собственности в СССР".

В силу п. 1 ст. 35 ЗК РФ при переходе права собственности на здания, строения, сооружения, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением, необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник.

Таким образом, из смысла данной статьи следует, что при переходе права на строение к новому собственнику переходит право на одну часть земельного участка, занятую строением, и на другую, которая необходима для обслуживания строения, здания, сооружения и сохранения их целевого назначения, то есть использование осуществляется на тех же условиях и в том же объеме, что и у прежнего собственника.

В соответствии с п. 9.1 Федерального закона N 137-ФЗ, если земельный участок предоставлен до введения в действие ЗК РФ для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

В случае если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающем или удостоверяющем право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие ЗК РФ для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать право собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

Из материалов дела следовало, что предыдущему собственнику жилого дома, приобретенного Х.Л.Г. по договору купли-продажи от 21.01.1988 г., в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома был предоставлен земельный участок площадью 475 кв.м.

Допустимых доказательств, подтверждающих расположение самовольных строений в установленных на местности границах земельного участка площадью 475 кв.м., либо площадью 626 кв.м., в материалах дела не имелось, и истцом представлено не было.

При этом имеющиеся документы об отводе земельного участка площадью 626 кв.м. не подтверждали существование земельного участка данной площадью в установленных на местности координатах и, что самовольные строения расположены в рамках проведенного отвода. Более того, отвод земельного участка площадью 626 кв.м. был осуществлен на основании решения исполнительного комитета Заводского районного Совета народных депутатов г. Саратова от 20.03.1991 г. и акта от 29.04.1991 г., то есть в период действия Земельного кодекса РСФСР от 01.07.1970 г., согласно положениям которого земельные участки в городах предоставлялись в бессрочное или временное пользование на основании решения исполнительного комитета городских, а не районных Советов народных депутатов. Решения городского Совета народных депутатов об отводе Х.Л.Г. земельного участка площадью 626 кв.м. в определенных границах истцом не представлено.

Согласно данным, содержащимся в техническом паспорте по состоянию на 10.10.2013 г., к основному строению литеры А, А1 пристроены литеры А2 и литер а10, возведено отдельно стоящее двухэтажное здание (литер Б), которые расположены на земельном участке площадью 974 кв.м.

Х.Л.Г. обращалась в комитет по управлению имуществом г. Саратова с заявлением об утверждении схемы расположения земельного участка, занимаемого домовладением, площадью 990 кв.м.

Доказательств, подтверждающих приобретение Х.Л.Г. в установленном законом порядке права постоянного (бессрочного) пользования или иного вещного права на земельный участок площадью 974 кв.м. или площадью 990 кв.м., занимаемый самовольными строениями, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ истцом представлено не было.

При этом, сам по себе факт перехода к Х.Л.Г. права собственности на жилой дом по договору купли-продажи от 21.01.1988 г. не свидетельствует о безусловном возникновении у неё права собственности, пожизненного наследуемого владения, либо постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок в определенных границах и определенной площадью, а следовательно, не свидетельствует и о наличии оснований для признания за истцом в порядке ст. 222 ГК РФ права собственности на возведенные постройки.

В силу приведенных норм права и фактических обстоятельств дела, судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции, поэтому решение суда первой инстанции было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

6. Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

А.О.А. обратился в суд с иском к администрации МО "Город Саратов", в котором просил признать за ним право собственности на объект недвижимого имущества - нежилое здание склада общей площадью 201,1 кв.м. В обоснование заявленных требований указал, что ему на праве аренды принадлежит земельный участок, на котором располагался фундамент недостроенного нежилого здания. Затем истец достроил объект недвижимого имущества - нежилое здание склада. Ссылаясь на то, что возведенный объект недвижимого имущества не нарушает прав и интересов других лиц, соответствует требованиям строительных и градостроительных нормативов, сохранение самовольной постройки не создает угрозы жизни и здоровью граждан, истец просил признать за ним право собственности на данное строение.

Решением Ленинского районного суда г. Саратова от 01.08.2014 г. исковые требования удовлетворены, за А.О.А. признано право собственности на нежилое здание - склад (лит. А).

Судебная коллегия с принятым по делу решением суда не согласилась.

В соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

В силу п. 2 приведенной нормы лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

В качестве исключения в п. 3 ст. 222 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Исходя из приведенной нормы права, в предмет доказывания по делам о признании права собственности на самовольную постройку входят следующие юридически значимые факты: 1) создание недвижимого имущества (возведение постройки), в том числе объекта незавершенного строительства; 2) принадлежность земельного участка, на котором возведена постройка, истцу на праве собственности или праве пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования, а также отведение земельного участка под строительство или иные цели, подразумевающие возможность возведения на нем построек; 3) возведение постройки без разрешения уполномоченного государственного органа; 4) тот факт, что сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других (помимо истца) лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан; 5) принятие истцом мер к легализации самовольной постройки во внесудебном порядке.

Частью 1 ст. 51 ГрК РФ установлено, что разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Как следует из ч. 2 ст. 51 ГрК РФ, строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

В ч. 1 ст. 55 ГрК РФ закреплено, что разрешение на ввод объекта в эксплуатацию представляет собой документ, который удостоверяет выполнение строительства, реконструкции объекта капитального строительства в полном объеме в соответствии с разрешением на строительство, соответствие построенного объекта капитального строительства градостроительному плану земельного участка, а также проектной документации.

Судом было установлено, что спорный земельный участок предоставлен по договору аренды от 15.08.2002 г. ООО "С-94" с разрешенным использованием: "под промышленные объекты, занимаемые производственной базой", сроком на 49 лет.

Постановлением администрации МО "Город Саратов" от 04.07.2013 г. в результате раздела земельного участка площадью 34 414 кв.м. из земель населенных пунктов образован новый земельный участок площадью 7 684 кв.м., который был предоставлен О.А.И., Ф.А.А. в аренду. На основании договора замены стороны в обязательстве от 02.08.2013 г. арендатором данного земельного участка стал истец с передачей ему всех прав и обязанностей по договору от 15.08.2002 г., заключенному между арендодателем и ООО "С-94".

В настоящее время на участке возведено нежилое здание склада площадью 237,8 кв.м. без какой-либо проектной документации, при отсутствии разрешений на строительство и ввод объекта в эксплуатацию.

При обращении в комитет по градостроительной политике, архитектуре и капитальному строительству администрации МО "Город Саратов" истцу было отказано в выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, поскольку выдача разрешений на ввод объекта капитального строительства, построенного в отсутствие разрешения на строительство, не осуществляется.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что при возведении спорного строения на отведенном для этих целей земельном участке существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил не допущено, постройка не создает угрозы жизни и здоровью граждан.

Между тем, судом первой инстанции не было учтено, что самовольная постройка возведена при отсутствии проектных решений и необходимых согласований, в нарушение условий договора аренды земельного участка, не предусматривающего такое строительство.

Кроме того, согласно письму отдела надзорной деятельности по г. Саратову УНД ГУ МЧС России по Саратовской области спорное здание - это нежилое здание 2-й степени огнестойкости, отдельно стоящее, незаконченное строительством, в котором электричество и автоматическая пожарная сигнализация отсутствуют, имеется наружное противопожарное водоснабжение. Однако из данного письма не следует вывод о соответствии данного объекта противопожарным нормам и правилам.

Из разъяснений, содержащихся в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

В соответствии со ст. 51 ГрК РФ и ст. 3 Федерального закона "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации" строительство, реконструкция объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт осуществляются на основании разрешения на строительство, которое выдается органом местного самоуправления по месту нахождения земельного участка, где планируется строительство.

Обращение истца в уполномоченный орган с заявлением о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию (по завершению строительства и без предъявления документов, предусмотренных положениями ст.ст. 51, 55 ГрК РФ) не подтверждает принятие необходимых для ввода в эксплуатацию мер.

Доказательства, свидетельствующие о том, что истец предпринимал меры к получению от уполномоченного органа разрешения на строительство, разрешения на ввод объекта в эксплуатацию в порядке, предусмотренном законом, материалы дела не содержали, отказ в выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию нежилого здания истцом не оспорен.

К тому же представленное истцом техническое заключение ООО "Т", на которое сослался суд, содержит лишь вывод о возможности эксплуатации здания. Данные о проведении при реконструкции конкретных строительных мероприятий с учетом технических характеристик конструкций здания, расчетов их несущей способности, указанный документ не содержит, как не содержит исследовательскую часть на предмет соответствия проведенных работ техническим регламентам, а также возможности их проведения с учетом технического состояния основных конструкций указанного здания.

В соответствии с ч. 6 ст. 52 ГрК РФ лицо, осуществляющее строительство объекта капитального строительства, обязано производить строительные работы в соответствии с проектной документацией и требованиями технических регламентов.

Исходя из приведенных норм материального права, истец должен представить в суд документы, которые являются основой, определяющей возможность осуществления конкретных видов строительных работ, а также доказательства их соответствия требованиям технических регламентов.

С учетом изложенного, оснований для удовлетворения иска не имелось, так как истцом не было представлено доказательств надлежащей легализации постройки и незаконности отказа уполномоченного органа в выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию, не доказано также, что истцом были предприняты все необходимые меры, установленные законом, при возведении объекта капитального строительства.

На основании вышеизложенного, судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда и принятии нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

2. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из семейно-брачных правоотношений

 

8. Родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК РФ, только в случае их виновного поведения. Судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой.

Управление образования администрации Балашовского МР Саратовской области обратилось в суд с иском о лишении М.О.Ю. родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына М.Д.Ю., ссылаясь на то, что на основании судебных актов М.О.Ю. была лишена родительских прав в отношении двоих детей: М.В. и М.И. Решением суда от 19.12.2013 г. ограничены родительские права ответчика в отношении третьего ребенка М.Д. в связи с тем, что своими действиями она подвергала угрозе жизнь и здоровье ребенка, не обеспечивала его основные потребности в жилье и пище. В обоснование своих требований истец ссылался на то, что М.О.Ю. не предприняла никаких мер по трудоустройству и погашению задолженности по алиментам, которая составила более 50000 руб. М.О.Ю. на учете в службе занятости не состоит, по сведениям Центра занятости населения по вопросу трудоустройства не обращалась. Поскольку М.О.Ю. в отдел опеки не представлено документов, свидетельствующих о том, что она трудоустроилась после ограничения ее родительских прав и способна содержать своего ребенка, истец просил лишить М.О.Ю. родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына М.Д.Ю., передав ребенка на попечение органов опеки и попечительства.

Решением Балашовского районного суда Саратовской области заявленные требования были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда посчитала незаконным принятое по делу решение суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 5 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 г. и ратифицированной РФ, государства - участники уважают ответственность, права и обязанности родителей и, в соответствующих случаях, членов расширенной семьи или общины, как это предусмотрено местным обычаем, опекунов или других лиц, несущих по закону ответственность за ребенка, должным образом управлять и руководить ребенком в осуществление им признанных настоящей Конвенцией прав и делать это в соответствии с развивающимися способностями ребенка.

В силу п. 1 ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Родители могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений; злоупотребляют своими родительскими правами; жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность; являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга (ст. 69 СК РФ).

Как разъяснено в п.п. 11, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК РФ, только в случае их виновного поведения. Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду. Судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой.

Судом было установлено и подтверждено материалами дела, что М.О.Ю. является матерью несовершеннолетнего М.Д.Ю. Сведения об отце в актовой записи о рождении ребенка отсутствуют.

Суд первой инстанции, разрешая возникший спор, оценив представленные стороной истца доказательства, признал установленным факт уклонения М.О.Ю. от выполнения обязанностей родителя.

Между тем, судом первой инстанции не было установлено место фактического проживания М.О.Ю. после ограничения ее родительских прав, в то время как это является обстоятельством, имеющим существенное значение для дела. К тому же отсутствие жилого помещения не может рассматриваться в качестве безусловного основания для лишения родительских прав.

Из приложенных к апелляционной жалобе документов следовало, что М.О.Ю. с декабря 2013 г. по настоящее время проживает в ПКЦ "С верой в жизнь!", где имеются условия для проживания несовершеннолетнего ребенка, устроилась на работу в кафе "Ласточка". Согласно справке ГУЗ СО "БДБ" от 18.09.2014 г. несовершеннолетний М.Д.Ю. находился в указанном лечебном учреждении на стационарном лечении, его мать - М.О.Ю. постоянно находилась в стационаре и ухаживала за ребенком.

Из характеристики и.о. главного врача ГУЗ СО "БДБ" от 15.05.2014 г. следовало, что М.О.Ю. за время нахождения в стационаре ее сына зарекомендовала себя с положительной стороны, не употребляет алкогольные напитки, помогает медицинскому персоналу в уходе за детьми, находящимися без родителей, относится к сыну с любовью, интересуется его здоровьем, обеспечивает его детскими вещами, питанием.

Как видно из характеристики руководителя отдела социального служения и церковной благотворительности Балашовской епархии, М.О.Ю. находится на попечении ПКЦ "С верой в жизнь!", 2-3 раза в неделю приезжает в центр для участия в психологических беседах и тренингах личностного роста, не злоупотребляет спиртными напитками, проявляет внимание и заботу по отношению к сыну.

К тому же наличие задолженности по уплате алиментов в отношении других детей не может рассматриваться в качестве основания для лишения М.О.Ю. родительских прав в отношении несовершеннолетнего М.Д.Ю.

Таким образом, ответчик, оказавшись в силу житейских обстоятельств в сложной жизненной ситуации, активно предпринимала меры к нормализации своего существования в социуме, проявляя заботу и участвуя в воспитании своего ребенка.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены решения суда с принятием нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку доказательств, свидетельствующих об ухудшении условий проживания ребенка с момента ограничения родительских прав ответчика, не представлено, в связи с чем вывод суда первой инстанции о необходимости лишения М.О.Ю. родительских прав является преждевременным.

3. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из социальных, трудовых и пенсионных правоотношений

 

9. В соответствии с Конвенцией МОТ 81 "Об инспекции труда в промышленности и торговле" от 11.07.1947 г., ратифицированной Российской Федерацией 11.04.1998 г., инспектору труда не предоставлено право выносить обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

Генеральный директор ОАО "С" М.И.Н. и ОАО "С" обратились в суд с заявлениями о признании незаконным и отмене предписания государственной инспекции труда в Саратовской области, указав, что государственной инспекцией труда в Саратовской области в отношении ОАО "С" было вынесено предписание об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, которым ОАО "С" обязывалось отменить в трехдневный срок с момента получения предписания приказ о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора управляющей АЗК N 40 Л.И.А. за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей. Полагая данное предписание незаконным, заявители просили его отменить.

Решением Заводского районного суда г. Саратова в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Проверив законность и обоснованность решения, судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанции по следующим основаниям.

Статья 391 ТК РФ предусматривает, что непосредственно в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям: работника - о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора, об изменении даты и формулировки причины увольнения, о переводе на другую работу, об оплате за время вынужденного прогула либо о выплате разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы, о неправомерных действиях (бездействии) работодателя при обработке и защите персональных данных работника.

Из материалов дела следовало, что Л.И.А. состоит в трудовых отношениях с ОАО "С" в должности управляющей АЗК N 38 и N 40. Приказом по предприятию она была привлечена к дисциплинарной ответственности с объявлением выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей в части обязанности управляющего АЗК своевременно подавать и осуществлять контроль за качественным и своевременным выполнением заявок по техническому обслуживанию и ремонту технологического оборудования, самостоятельно, а в случае необходимости по согласованию с территориальным менеджером.

По заявлению Л.И.А., не согласившейся с приказом о привлечении к дисциплинарной ответственности, государственной инспекцией труда в Саратовской области проведена внеплановая выездная проверка, в ходе которой выявлены нарушения трудового законодательства, отраженные в акте проверки и вынесено предписание об их устранении. Основанием для вынесения оспариваемого предписания послужили допущенные ОАО "С" нарушения трудового законодательства в отношении Л.И.А.

Согласно абзацу 2 ст. 356 ТК РФ в соответствии с возложенными на нее задачами федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Абзацем 6 ч. 1 ст. 357 ТК РФ установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

Из приведенных законоположений следует, что при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Трудовые споры, в том числе, неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются в рамках ст.ст. 381-397 ТК РФ комиссиями по трудовым спорам или судами.

В связи с этим, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, государственная инспекция труда выявляет правонарушения, но не решает трудовые споры, так как не может подменять собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В соответствии с Конвенцией МОТ 81 "Об инспекции труда в промышленности и торговле" от 11.07.1947 г., ратифицированной Российской Федерацией 11.04.1998 г., инспектору труда не предоставлено право выносить обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

Таким образом, исходя из вышеприведенных требований закона, предписание государственной инспекции труда в Саратовской области постановлено с превышением ее полномочий, поскольку с учетом несогласия Л.И.А. с фактом наложения дисциплинарного взыскания, в силу ст.ст. 381, 382 ТК РФ имел место индивидуальный трудовой спор, подлежащий рассмотрению комиссией по трудовым спорам либо судом, и который мог быть предъявлен в пределах срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ в суд.

Однако инспектор труда, поставив вопрос об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания, распорядился правами работника, не имея на то полномочий, так как правом давать обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам не наделен.

При таком положении предписание государственной инспекции труда в Саратовской области по вопросам, не относящимся к ее компетенции, является незаконным.

При этом сама Л.И.А. в суд за защитой нарушенных трудовых прав не обращалась.

Поскольку обстоятельства дела были установлены и не требовали дополнительного исследования, судебная коллегия посчитала необходимым в целях исправления судебной ошибки отменить решение суда первой инстанции с принятием по делу нового решения об удовлетворении требований заявителей, признать незаконным предписание государственной инспекции труда в Саратовской области об устранении нарушений требований трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

4. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из административных правоотношений

 

10. Суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены (ч. 4 ст. 258 ГПК РФ).

С.Е.О. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения органа местного самоуправления, ссылаясь на то, что с 2008 г. осуществляет строительство торгово-административного здания, расположенного во Фрунзенском районе г. Саратова. В декабре 2011 г. во исполнение решения Волжского районного суда г. Саратова от 01.09.2011 г. администрацией было выдано разрешение на строительство указанного объекта, действие которого неоднократно продлевалось. В связи с тем, что срок разрешения на строительство истекал 19.07.2014 г., 15.05.2014 г. С.Е.О. обратилась в администрацию с заявлением о продлении действия разрешения, приложив необходимые документы. Однако уведомлением администрации от 20.06.2014 г. в продлении разрешения на строительство здания заявителю отказано на том основании, что при подаче заявления не было представлено согласование, указанное в ст. 46 Воздушного кодекса РФ (далее - ВК РФ). С.Е.О., не согласившись с решением администрации, просила суд признать незаконным уведомление администрации об отказе в продлении разрешения на строительство от 20.06.2014 г. торгово-административного здания и обязать администрацию продлить разрешение на строительство указанного здания.

Решением Волжского районного суда г. Саратова от 27.08.2014 г. заявление было удовлетворено.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия нашла его подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст. 254, 255 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы; к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы гражданина.

Суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены (ч. 4 ст. 258 ГПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 51 ГрК РФ строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство. Разрешение на строительство выдается органом местного самоуправления по месту нахождения земельного участка, за исключением случаев, предусмотренных ч.ч. 5 и 6 настоящей статьи и другими федеральными законами (ч. 2 ст. 51 ГрК РФ).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "(ч. 2 ст. 51 ГрК РФ)" имеется в виду "(ч. 4 ст. 51 ГрК РФ)"

Частью 3 ст. 4 ГрК РФ предусмотрено, что к градостроительным отношениям применяется земельное, лесное, водное законодательство, законодательство об особо охраняемых природных территориях, об охране окружающей среды, об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, иное законодательство Российской Федерации, если данные отношения не урегулированы законодательством о градостроительной деятельности.

В соответствии со ст. 46 ВК РФ проектирование, строительство и развитие городских и сельских поселений, а также строительство и реконструкция промышленных, сельскохозяйственных и иных объектов в пределах приаэродромной территории должны проводиться с соблюдением требований безопасности полетов воздушных судов, с учетом возможных негативных воздействий оборудования аэродрома и полетов воздушных судов на здоровье граждан и деятельность юридических лиц и по согласованию с собственником аэродрома.

В силу ч. 1 ст. 47 ВК РФ размещение в районе аэродрома зданий, сооружений, линий связи, линий электропередачи, радиотехнических и других объектов, которые могут угрожать безопасности полетов воздушных судов или создавать помехи в работе радиотехнического оборудования, устанавливаемого на аэродроме, должно быть согласовано с собственником аэродрома и осуществляться в соответствии с воздушным законодательством Российской Федерации.

Порядок и стандарт предоставления муниципальной услуги по выдаче разрешения на строительство, реконструкции объекта капитального строительства установлен Административным регламентом предоставления муниципальной услуги "Выдача разрешения на строительство", утвержденным постановлением администрации муниципального образования "Город Саратов" от 09.06.2010 г. N 1488, согласно п. 2.2 которого муниципальная услуга предоставляется комитетом по градостроительной политике, архитектуре и капитальному строительству администрации МО "Город Саратов".

Подписанное заместителем главы администрации МО "Город Саратов" по градостроительству и архитектуре разрешение на строительство, реконструкцию (продление срока действия такого разрешения) либо уведомление об отказе в выдаче разрешения на строительство, реконструкцию (в продлении срока действия такого разрешения) является принятым решением о выдаче разрешения на строительство, реконструкцию (продлении срока действия такого разрешения), об отказе в выдаче разрешения на строительство, реконструкцию (в продлении срока действия такого разрешения) является принятым решением (п. 3.4.3 Административного регламента).

Из материалов дела следовало, что 13.12.2011 г. С.Е.О. было выдано разрешение на строительство четырехэтажного торгово-административного здания с подвалом, площадью застройки 144,14 кв.м., общей площадью 831,84 кв.м., расположенного во Фрунзенском районе г. Саратова, сроком действия до 13.10.2012 г., которое неоднократно продлевалось, том числе до 19.07.2014 г.

Уведомлением заместителя главы администрации от 20.06.2014 г. С.Е.О. было отказано в продлении разрешения на строительство торгово-административного здания на том основании, что земельный участок, на котором ведется строительство рассматриваемого объекта, расположен в границах приаэродромной территории, однако в представленном заявителем пакете документов отсутствует указанное в ст. 46 ВК РФ согласование.

Удовлетворяя требование заявителя о признании незаконным отказа в продлении разрешения на строительство, суд первой инстанции исходил из того, что при обращении с соответствующим заявлением в администрацию С.Е.О. были представлены все необходимые документы, в том числе письмо ОАО "САИ", письмо ВУНЦ ВВС "ВВА", ТУФАУГИ в Саратовской области, лист согласования ФБУ - в/ч, письмо ОАО "САЛ", которыми было согласовано строительство торгово-административного здания с указанием на отсутствие негативного воздействия от ведущегося строительства на работу аэродромов.

Вместе с тем, судом не учтено, что указанные документы были получены С.Е.О. после принятия 20.06.2014 г. администрацией решения об отказе в продлении разрешения на строительство объекта недвижимости и не могли быть предоставлены заявителем в уполномоченный орган вместе с заявлением о продлении разрешения на строительство.

При таких обстоятельствах, учитывая приведенные нормы права, судебная коллегия пришла к выводу, что отказ администрации в продлении С.Е.О. разрешения на строительство здания являлся правомерным, поскольку на дату обращения в администрацию у заявителя отсутствовали документы, подтверждающие предусмотренное воздушным законодательством согласование с собственниками аэродромов.

Таким образом, оснований для удовлетворения заявленных требований у суда первой инстанции не имелось.

В связи с тем, что по делу были установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, судебная коллегия посчитала возможным отменить состоявшееся решение суда первой инстанции и принять по делу новое решение, которым отказать С.Е.О. в удовлетворении заявления об оспаривании решения администрации об отказе в продлении разрешения на строительство торгово-административного здания.

Применение гражданского процессуального законодательства

 

11. В случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ).

Л.О.И. обратилась в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений с умершим К.К.В., ссылаясь на то, что является наследником шестой очереди после умершего К.К.В., другие наследники отсутствуют. В выдаче свидетельства о праве на наследство ей было отказано в связи с отсутствием документов, подтверждающих факт родственных отношений наследника и наследодателя. Установление факта родственных отношений ей необходимо для оформления наследственных прав на квартиру.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области заявление Л.О.И. было удовлетворено.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда, его отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Из материалов дела следовало, что поводом для обращения заявителя в суд явилось открытие наследства, в отношении которого последняя имеет претензии, считая себя наследником шестой очереди после смерти К.К.В., который, по утверждению заявителя, являлся наследником по праву представления после смерти С.Н.В., умершей 09.05.2011 г., которой на праве собственности на основании договора на приватизацию от 18.08.1995 г. принадлежала спорная квартира.

Вступившим в законную силу решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 31.05.2012 г. постановлено произвести государственную регистрацию договора купли-продажи указанной квартиры, заключенного 06.04.2011 г. между С.Н.В. и Р.А.П.

Из выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о переходе прав на объект недвижимого имущества от 09.10.2014 г. следовало, что Р.А.П., являясь собственником указанной квартиры, по договору купли-продажи от 07.09.2012 г. передала квартиру в собственность Б.Е.А., а последняя по договору купли-продажи квартиры от 14.12.2012 г. передала ее в собственность Я.Н.А. и З.А.А. по доле каждой.

Таким образом, на момент принятия оспариваемого решения суда спорная квартира наследодателям Л.О.И. не принадлежала.

В силу ч. 3 ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Поскольку установление факта родственных отношений заявителю Л.О.И. необходимо для оформления наследственных прав на вышеуказанную квартиру, право на которую оспаривали авторы апелляционных жалоб Р.А.П. и Я.Н.А., судебная коллегия в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ пришла к выводу об отмене решения суда и оставлении заявления Л.О.И. без рассмотрения в связи с наличием спора о праве на наследственное имущество.

12. Согласно ст. 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.

Прокурор Воскресенского района Саратовской области обратился в суд в защиту законных интересов неопределенного круга лиц и Воскресенского МР Саратовской области с иском к МРИ ФНС N 12, УФНС по Саратовской области, муниципальному автономному учреждению (далее - МАУ) "К" о признании действия МРИ ФНС N 12 и бездействия УФНС по Саратовской области незаконными.

Определением Саратовского районного суда Саратовской области прокурору Воскресенского района Саратовской области отказано в принятии искового заявления. Разъяснено, что с указанным требованием истцу необходимо обратиться в Арбитражный суд Саратовской области.

Проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции, судебная коллегия нашла его подлежащим отмене по следующим основаниям.

Подведомственность гражданских дел судам регламентирована ст. 22 ГПК РФ.

На основании ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 настоящего Кодекса, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

В силу ст. 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке
искового производства возникающие из гражданских правоотношений
экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением
предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими
лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных
настоящим Кодексом и иными федеральными законами, другими организациями
и гражданами.

Исходя из положений ст. 50 ГК РФ, некоммерческие организации - организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

Статьей 120 ГК РФ установлено, что учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Государственное или муниципальное учреждение может быть автономным, бюджетным или казенным учреждением. Особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 03.11.2006 г. N 174-ФЗ "Об автономных учреждениях" автономным учреждением признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, полномочий органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, средств массовой информации, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах в случаях, установленных федеральными законами (в том числе при проведении мероприятий по работе с детьми и молодежью в указанных сферах).

Отказывая в принятии искового заявления, суд первой инстанции указал, что исходя из характера правоотношений между сторонами, субъектного состава, данный спор относится к подведомственности арбитражного суда, поскольку иск предъявлен в защиту публичных интересов, между сторонами возник спор из гражданских правоотношений, характер спора свидетельствует о его экономической составляющей.

Однако, как следует из материалов дела, предметом исковых требований, заявленных прокурором, в том числе в интересах неопределенного круга лиц, как видно из содержания искового заявления, являлось нарушение основополагающих требований при создании юридического лица - некоммерческой организации, которое в дальнейшем не позволит ему осуществлять свои функции в соответствии с законом.

При таких обстоятельствах исковые требования о законности регистрации МАУ "К" не относятся к экономическим правоотношениям или иным правоотношениям в сфере осуществления предпринимательской деятельности.

В связи с чем и деятельность регистрирующего органа по внесению записи в Единый государственный реестр юридических лиц также нельзя отнести к сфере экономической деятельности либо иной предпринимательской деятельности.

При таких обстоятельствах вынесенное определение об отказе в принятии искового заявления прокурора судебной коллегией было признано незаконным и необоснованным, а потому отменено с направлением материала в суд первой инстанции для решения вопроса о возможности принятия искового заявления к производству.

13. Течение месячного срока на подачу апелляционных жалобы, представления, предусмотренного ч. 2 ст. 321 ГПК РФ, начинается согласно ч. 3 ст. 107 и ст. 199 ГПК РФ со дня, следующего за днем составления мотивированного решения суда (принятия решения суда в окончательной форме), и оканчивается согласно ст. 108 ГПК РФ в соответствующее число следующего месяца (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Решением Волжского районного суда г. Саратова частично удовлетворены исковые требования Ч.Л.С. к ЗАО "СГ "УС" о взыскании страхового возмещения.

19.09.2014 г. Ч.Л.С. подана апелляционная жалоба на указанное решение суда.

Определением Волжского районного суда г. Саратова от 24.09.2014 г. апелляционная жалоба возвращена истцу в связи с пропуском срока на обжалование.

Судебная коллегия посчитала указанное определение незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 321 ГПК РФ апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

В силу ч. 3 ст. 107 ГПК РФ течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

Согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ апелляционная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, в случае истечения срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока или в его восстановлении отказано.

Из вышеприведенных процессуальных норм и разъяснений, содержащихся в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", следует, что срок на подачу апелляционной жалобы надлежало исчислять со дня, следующего за днем изготовления решения суда в окончательной форме, то есть, в данном случае, с 19.08.2014 г., и указанный срок истекал 19.09.2014 г.

Апелляционная жалоба на решение Волжского районного суда г. Саратова от 12.08.2014 г. поступила в суд 19.09.2014 г.

На основании изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истцом не был пропущен установленный процессуальный срок на обжалование решения, в связи с чем у суда не имелось оснований для возврата апелляционной жалобы Ч.Л.С.

14. Иски об устранении нарушений права, не связанного с лишением владения, о признании права, установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста относятся к искам о правах на недвижимое имущество.

К.Е.И. обратился в суд с иском к ООО "Я" об устранении препятствий в пользовании участком акватории, ссылаясь на то, что является пользователем участка акватории на основании договора водопользования. В обоснование своих требований истец указал, что не может использовать по назначению участок акватории, поскольку на нем размещены объекты, принадлежащие ООО "Я", - грузовой теплоход "А" и понтон, поэтому просил с учетом положений ст.ст. 304, 305 ГК РФ обязать ответчика не чинить препятствий в пользовании участком акватории, предоставленным по договору водопользования, обязать ответчика убрать с территории участка акватории грузовой теплоход "А" и понтон.

Определением судьи Волжского районного суда г. Саратова исковое заявление возвращено К.Е.И. в связи с неподсудностью спора районному суду, истцу разъяснено право на обращение с исковым заявлением к мировому судье.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда, проверив законность и обоснованность обжалуемого определения суда, его отменила по следующим основаниям.

Перечень гражданских дел, подсудных мировому судье, приведен в ст. 23 ГПК РФ. В п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ указано, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об определении порядка пользования имуществом.

В соответствии со ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 настоящего Кодекса, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

При вынесении определения о возвращении искового заявления судья первой инстанции исходил из того, что устранение препятствий в пользовании участком акватории является одним из элементов определения порядка пользования участком.

Однако данный вывод основан на неправильном толковании норм процессуального права.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", иски об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста относятся к искам о правах на недвижимое имущество.

Истцом заявлено требование о возложении на ответчика обязанности не чинить препятствий в пользовании участком акватории и убрать имущество с территории участка акватории, предоставленного истцу. По своей правовой природе требования об устранении препятствий в пользовании имуществом являются самостоятельными материально-правовыми требованиями. Требования об определении порядка пользования участком акватории истцом заявлены не были. Ответчик не является титульным владельцем участка акватории и не обладает с истцом равными правами пользования участком акватории.

Следовательно, исковое заявление относится к подсудности районного суда и не подлежит возвращению истцу в порядке, установленном ст. 135 ГПК РФ.

На основании изложенного определение судьи Волжского районного суда г. Саратова от 06.10.2014 г. было отменено, материал направлен в суд первой инстанции.

 

Судебная коллегия по гражданским делам
Саратовского областного суда
декабрь 2014 г.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики по гражданским делам по материалам апелляционной инстанции Саратовского областного суда за 4 квартал 2014 года


Текст обзора опубликован на сайте Саратовского областного суда (http://oblsud.sar.sudrf)