Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 16-П05ПР Указание о наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива подлежит исключению, поскольку по ранее постановленному приговору заявитель не был осужден к реальному лишению свободы, в связи с чем данная судимость не может учитываться при установлении в его действиях опасного и особо опасного рецидива

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 16-П05ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф.С.Н. на приговор Алтайского краевого суда от 24 декабря 2001 года, по которому

М., 15 января 1979 года рождения, уроженец г. Бийска Алтайского края, судимый 4 октября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 150 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 70 ч. 1, ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение, к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 4 октября 2000 года и окончательно назначен 21 год лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

По этому же делу осужден также Е., надзорное производство в отношении которого не возбуждалось.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2002 года приговор в отношении М. оставлен без изменения.

Срок отбывания наказания М. исчисляется с 24 декабря 2001 года, с зачетом содержания под стражей с 19 июня 2001 года по 23 декабря 2001 года.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф.С.Н. поставлен вопрос о частичном присоединении в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ наказания по приговору, о котором суду не было известно, исключении указания о признании наличия особо опасного рецидива отягчающим наказание обстоятельством и применения дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Д.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., частично поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. признан виновным в совершении преступлений при таких обстоятельствах.

В ночь с 17 на 18 июня 2001 года к находившимся на улице братьям М. и Е. подошла ранее не знакомая С., с которой М. распивал спиртное сначала на улице, а затем в подъезде дома, в котором проживала С. Утром 18 июня 2001 года С. пошла к себе в квартиру и впустила туда М., а Е. остался ждать брата в подъезде.

Находясь в квартире С., М. напал на нее, нанес табуретом не менее двух ударов сиденьем табурета по голове. От полученных ударов С. упала на пол, а М. открыл входную дверь квартиры, позвал своего несовершеннолетнего брата Е., которому предложил принять участие в хищении имущества из квартиры С., а увидев нерешительность брата, высказал в его адрес угрозу применением насилия.

Находясь в квартире С., Е. видел, что потерпевшая жива, однако вместе с братом собирал в квартире ценные вещи.

Увидев, что С. очнулась, М. взял табурет и нанес им не менее двух ударов в голову потерпевшей. В результате действий М. С. была причинена открытая черепно-мозговая травма в виде вдавленного перелома правой теменной кости с распространением на основание черепа с повреждением вещества головного мозга, кровоизлиянием в мягкие ткани волосистой части головы в лобно-теменной области слева, ушибленной раны в теменной области справа с кровоизлиянием в подлежащие мягкие ткани, кровоподтеков в правой и левой окологлазничных областей с кровоизлиянием в белочную оболочку левого глаза. Данные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и находятся в прямой причинной связи со смертью потерпевшей, наступившей на месте происшествия.

После этого М. и Е. похитили из квартиры С. имущество на сумму 17 721 рублей.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации указывает, что при назначении М. наказания по правилам ст. 70 УК РФ, краевому суду не было известно о том, что 3 октября 2001 года он был осужден Восточным районным судом г. Бийска Алтайского края по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, в силу ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 4 октября 2000 года М. было отменено, на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы. Таким образом, при назначении окончательного наказания М. по настоящему делу приговор от 4 октября 2000 года был судом присоединен вторично. Просит назначить М. наказание с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности с приговором от 3 октября 2001 года, и с применением ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 4 октября 2000 года.

Кроме того, в надзорном представлении поставлен вопрос об исключении из осуждения М. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ квалифицирующего признака "совершение преступления неоднократно", указаний о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание особо опасного рецидива, о применении конфискации имущества, а также об изменении осужденному вида режима содержания с особого на строгий.

Президиум находит, что надзорное представление подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, не допускается.

В связи с этим просьба, изложенная в надзорном представлении, о необходимости присоединения к наказанию по данному приговору в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ наказания по приговору от 3 октября 2001 года (о котором суду по настоящему делу не было известно), что несомненно влечет ухудшение положения осужденного, не может быть удовлетворена.

Вместе с тем, приговор по данному делу подлежит изменению.

Как видно из приговора Восточного районного суда г. Бийска Алтайского края от 3 октября 2001 года, М. был осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ на 4 года лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ было отменено условное осуждение по приговору от 4 октября 2000 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично к назначенному наказанию неотбытое наказание и окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Срок отбывания наказания исчисляется с 3 октября 2001 года.

Таким образом, по приговору от 3 октября 2001 года уже применена ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по приговору от 4 октября 2000 года.

Так как наказание по приговору от 3 октября 2001 года подлежит исполнению самостоятельно, из данного приговора подлежит исключению указание о назначении М. наказания с применением ст. 70 УК РФ.

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" из перечня ст. 44 УК РФ исключен такой вид наказания, как конфискация имущества, а также ст. 16 УК РФ, предусматривавшая неоднократность преступлений.

В связи с этим, из осуждения М. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ подлежит исключению указание о наличии в его действиях квалифицирующего признака "неоднократность", а из назначенного по данной статье наказания и из назначенного по совокупности преступлений наказания - применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

В связи с тем, что по приговору от 4 октября 2000 года М. не был осужден к реальному лишению свободы, данная судимость не может учитываться при установлении в его действиях опасного и особо опасного рецидива, а потому указание о наличии в действиях М. особо опасного рецидива подлежит исключению из судебных решений, наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии строгого режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф.С.Н. удовлетворить частично.

2. Приговор Алтайского краевого суда от 24 декабря 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2002 года в отношении М. изменить:

исключить указание о назначении М. наказания с применением ст. 70 УК РФ;

исключить из осуждения М. указания о наличии в его действиях квалифицирующего признака "неоднократность", а из назначенного наказания и применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества;

исключить указание о наличии на основании п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ в действиях М. особо опасного рецидива и назначить ему для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима;

эти же судебные решения в части осуждения М. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з", 150 ч. 4 УК РФ, на 20 лет лишения свободы оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 16-П05ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.