Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2008 г. N 310-П08 Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, не может квалифицироваться как совершенное общеопасным способом

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2008 г. N 310-П08


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката К.А.А. на приговор Владимирского областного суда от 2 ноября 2001 г., по которому

К., родившийся 19 июля 1968 года в г. Александрове Владимирской области, судимый

29 декабря 1999 г. по ч. 3 ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Владимира

от 25 января 2005 г. приговор в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ изменен: переквалифицированы действия с ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), по которой назначено 5 лет лишения свободы; постановлено освободить от дополнительного наказания в виде конфискации имущества, если оно не исполнено до 11 декабря 2003 г.; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 лет лишения свободы,

осужден:

по ч. 5 ст. 33, п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы,

по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 12 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 16 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К. оправдан по ч.ч. 2, 3 ст. 222, ч. 3 ст. 35, ч. 2 ст. 325 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Судом разрешены гражданские иски Ш. и Л. о компенсации морального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2002 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Владимира от 25 января 2005 г. приговор в связи с изменением в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ предыдущего приговора от 29 декабря 1999 г. изменен: К. освобожден от дополнительного наказания в виде конфискации имущества, если оно не исполнено до 11 декабря 2003 г.; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

По делу осужден Д.К.Б., в отношении которого уголовное дело пересмотрено Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 17 октября 2007 г.

В надзорной жалобе адвокат К.А.А. просит о пересмотре судебных решений в отношении К.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и последующих судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

К. осужден за пособничество убийству Ш. и Л., а также за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Д. должен был деньги Л., а Б., в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, - Ш. Летом 1997 г. Д. и Б. с целью освобождения от долга договорились убить Ш. и Л., после чего предложили совершить убийство К., который согласился оказать им пособничество.

13 августа 1997 г. Ш. и Л. выехали в г. Тольятти для приобретения автомашины, а вернуться в г. Александров намеревались через день. Зная об их поездке, Д., Б. и К. 15 августа 1997 г. на автомашине BMW выехали им навстречу.

Инсценировав поломку автомашины, они остановились в районе 17 км автодороги, соединяющей Нижегородское и Ярославское шоссе в Киржачском районе Владимирской области. Увидев автомашину "Нива", Д. остановил ее и попросил Ш. и Л. отбуксировать их автомашину в г. Александров, с чем те согласились.

Во время остановки, когда Ш. и Л. вышли из автомашины, Б. с целью убийства двух лиц из корыстных побуждений из пистолета стал стрелять в Ш., и тот упал. Л. пытался убежать, однако Д. с целью убийства из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, сбил его с ног и удерживал, а подошедший Б. с целью убийства произвел выстрел в голову потерпевшего.

От полученных телесных повреждений Ш. и Л. скончались на месте происшествия. Подсудимые погрузили трупы потерпевших в автомашину "Нива", на которой под управлением К. перевезли в глубь леса на расстояние около 400 метров от автодороги, где заранее приготовленными лопатами выкопали яму и захоронили.

Затем К. на автомашине "Нива" отъехал от места захоронения трупов на расстояние около 500 метров, где Д. с целью уничтожения чужого имущества достал канистру с бензином и облил им автомашину "Нива" стоимостью 40.100.000 рулей (неденоминированных), а К. поджег ее. В результате этого указанная автомашина была уничтожена, что повлекло причинение значительного ущерба.

В надзорной жалобе адвокат К.А.А. указывает, что суд неправильно оценил доказательства, которые, по его мнению, свидетельствуют о непричастности К. к преступлениям, свидетели Б., К.Т.В. и другие подтвердили его алиби, убийство не могло быть совершено на автотрассе с интенсивным движением, оружие с боеприпасами не обнаружены, заключение эксперта о том, что пулевое отверстие диаметром 6 мм могло быть причинено пулей калибра 6,35 мм, является "абсурдным", показания осужденных на предварительном следствии получены в отсутствие защитника и под влиянием недозволенных методов, свидетель Л.Р.В. оговорил К. Просит отменить судебные решения в отношении К. и прекратить производство по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Потерпевшие Ш. и Л. представили возражения на жалобу, которую просят оставить без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, доводы о непричастности К. к преступлению, в том числе его заявление относительно алиби, проверялись в суде первой инстанции и были отвернуты по основаниям, изложенным в приговоре, обоснованно.

Показания свидетелей Б., К.Т.В., В.Н.А., Н.И.А. и др., на которые содержится ссылка в жалобе в обоснование того, что К. во время преступления якобы находился в другом месте, получили в приговоре правильную оценку, не соглашаться с которой оснований не имеется.

Вывод суда о виновности К. соответствует материалам дела и подтвержден, в частности, его собственными показаниями на предварительном следствии.

Так, 26 апреля 2000 г. и 6 июня 2000 г. при производстве допросов в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, К. показал, что Д. и Б. уговаривали его совершить убийство Ш. и Л., чтобы избавиться от возврата долга, однако он отказывался. Тогда Д. сказал, что он поедет с ними для совершения убийства в качестве запасного водителя. Он согласился, но сказал, что сам убивать никого не будет.

15 августа 1997 г. они приехали на дорогу, по которой должны были проезжать Ш. и Л., где инсценировали поломку автомашины. Когда показалась автомашина "Нива", Д. жестом остановил ее и попросил потерпевших взять их машину на буксир. Во время остановки Б. произвел из пистолета выстрелы в Ш. и Л., а затем добил каждого выстрелами в голову. Трупы они втроем погрузили в автомашину, на которой под его управлением перевезли в глубь леса, где выкопали яму и захоронили. Автомашину "Нива" отогнали в сторону, после чего Д. облил ее бензином, а он (К.) поджег.

Как видно из протокола разъяснения прав обвиняемого на предварительном следствии, а также протоколов допросов, К. были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, а также ст. 46 УПК РСФСР, предусматривающие, в частности, право иметь защитника с момента, предусмотренного ст. 47 УПК РСФСР. Однако он отказался от услуг адвоката, что удостоверил своей подписью.

Осужденный по делу Д. в ходе его допроса в качестве обвиняемого с участием адвоката также указывал на К. как на соучастника преступления.

Б. в своих показаниях на предварительном следствии в качестве подозреваемого показал, что летом 1997 г. Д. неоднократно предлагал убить Ш. и Л., с чем он постепенно согласился. При этом присутствовал К., который подыскал человека для совершения кражи из квартиры Ш. По плану убийства К. должен был при необходимости оказать им помощь. Когда кончились патроны, К. перезарядил пистолет, после чего под воздействием со стороны Д. он (Б.) добил Л., выстрелив ему в голову. Затем К. управлял автомашиной "Нива", на которой перевозили трупы, а также отогнал автомашину в глубь леса, где ее сожгли.

Суд подробно проанализировал эти показания К., Д. и Б. и привел в приговоре соответствующие мотивы, по которым признал их достоверными.

Свидетель Я. показал, что летом 1997 г. К. и его знакомые предлагали ему убить двух бизнесменов, у которых они работали. Он отказался, тогда ему предложили совершить кражу денег у одного из бизнесменов. Позднее К. и Д. показали ему дом и квартиру, из которой он похитил около 1.800.000 рублей (неденоминированных), а также золотую цепочку и пластиковую карточку. Примерно летом 1998 г. К. при встрече рассказал ему, что после той кражи они убили бизнесменов и сожгли их автомашину "Нива".

Не доверять этим показаниям Я. у суда оснований не было. Каких-либо данных о том, что свидетель оговорил К., также не установлено. Ссылка на то, что показания осужденных и свидетеля Я. получены в результате недозволенных методов ведения следствия противоречит материалам дела.

Вопрос о том, пулей какого калибра могло быть образовано входное огнестрельное отверстие в черепе потерпевшего Л., исследован судом с достаточной полнотой, при этом дана правильная оценка заключению эксперта, который не исключил возможность его причинения пулей калибра 6,35 мм.

Таким образом, все эти и другие доказательства, получившие оценку в приговоре в их совокупности, опровергают доводы о необоснованном осуждении К.

Вместе с тем, проверяя дело в отношении К. в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, Президиум находит судебные решения подлежащими изменению.

Квалифицируя действия К. по ч. 2 ст. 167 УК РФ, суд исходил из того, что он уничтожил чужое имущество (автомашину "Нива") путем поджога.

Между тем по смыслу закона умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, не может квалифицироваться по ч. 2 ст. 167 УК РФ как совершенное общеопасным способом.

Из материалов дела видно, что Д. облил бензином, а К. поджег автомашину "Нива" в стороне от дороги и иных объектов. Следовательно, избранный способ уничтожения чужого имущества не был общеопасным.

Поэтому действия К. следовало квалифицировать не по ч. 2 ст. 167 УК РФ, а по ч. 1 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Данное преступление К. совершил 15 августа 1997 г. В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ оно относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Согласно п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло 2 года.

Как видно из материалов дела, со дня совершения К. преступления 15 августа 1997 г. до передачи дела в суд 14 сентября 2000 г. прошло более 2 лет.

Данных о том, что он уклонялся от следствия и суда, в материалах дела не имеется. С 6 апреля 1999 г. К. содержался под стражей по другому уголовному делу.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения К. по ч. 2 ст. 167 УК РФ подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением срока давности уголовного преследования.

В связи с этим, подлежит исключению назначение наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ К. следует назначить более мягкое наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката К.А.А. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Владимирского областного суда от 2 ноября 2001 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2002 г. и постановление судьи Октябрьского районного суда г. Владимира от 25 января 2005 г. в отношении К. в части осуждения по ч. 2 ст. 167 УК РФ отменить и производство по делу прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Эти же судебные решения в отношении К. изменить: исключить назначение наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ; в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 29 декабря 1999 г. назначить К. 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения в отношении К. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2008 г. N 310-П08


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение