Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 4-О07-15 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденных в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего группой лиц по предварительному сговору по мотиву национальной ненависти, а также размер наказания за указанные деяния соответствуют действующему законодательству

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 4-О07-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2007 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя - прокурора Б.Д.И. и кассационным жалобам осужденных А., Г., Аб., Д., Р., законного представителя Р.А.Е. и адвокатов Р., К.В.Г. и С.А.В. на приговор Московского областного суда от 30 октября 2006 года, которым

И., родившийся 22 января 1989 года в с. Партизаны Симферопольской области Украинской ССР, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности преступлений,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

А., родившийся 21 сентября 1988 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Г., родившийся 9 мая 1984 года в г. Москве, судимый:

1) 29 апреля 2004 года по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 5 годам 6 месяцам лишения свободы и на основании ст. 70 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Аб., родившийся 18 января 1989 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 5 годам 1 месяцу лишения свободы в воспитательной колонии.

Д., родившийся 4 марта 1987 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 5 годам 1 месяцу лишения свободы в колонии-поселении.

Р., родившийся 20 июля 1988 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 5 годам 1 месяцу лишения свободы в колонии-поселении.

Куз., родившийся 19 декабря 1988 года в пос. Подрезково Химкинского района Московской области, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 5 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

На основании п. 4 Постановления Государственной Думы РФ от 19 апреля 2006 года от наказания освобожден по амнистии.

С., родившийся 10 февраля 1989 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Т.) к 2 годам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ (в отношении Абд.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

На основании п. 4 Постановления Государственной Думы РФ от 19 апреля 2006 года от наказания освобожден по амнистии.

Кол., родившийся 2 апреля 1988 года в г. Москве, несудимый,

осужден по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

На основании п. 4 Постановления Государственной Думы РФ от 19 апреля 2006 года от наказания освобожден по амнистии.

Н., родившийся 9 июля 1990 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ к 6 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

Гр., родившийся 2 января 1986 года в г. Химки Московской области, несудимый,

осужден по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ к 8 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

Куз., родившийся 13 марта 1987 года в г. Москве, несудимый,

оправдан по ст. 111 ч. 4 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи И.Г.П., выступление прокурора Л.В.С., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, возражения осужденных Н., Кол., Коз., С., Куз., Аб., Д. и Р. и адвоката П. в защиту интересов оправданного Куз. против удовлетворения кассационного представления, выступления осужденных Аб., Д. и Р., просивших приговор изменить, назначить им наказание без лишения свободы, законных представителей Ав. и Аб., А., И. и Р., просивших смягчить наказание и применить амнистию, адвоката Я. в защиту интересов осужденного Аб., адвоката Куц. в защиту интересов осужденного А., адвоката Ряб. в защиту интересов осужденного Д., адвоката Сол. в защиту интересов осужденного И.а, адвоката Ил. в защиту интересов осужденного Н. и адвоката Ю. в защиту интересов осужденного Р., также просивших о назначении наказания без лишения свободы, судебная коллегия установила:

По приговору суда И. и А. признаны виновными в умышленном убийстве, а Н. и Гр. в покушении на убийство, совершенном группой лиц по мотиву национальной ненависти.

И., Куз., Аб., Д., Р., Г. и С. признаны виновными в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего группой лиц по предварительному сговору по мотиву национальной ненависти.

И. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, а Куз., Аб., Д., Р., Г., С., А. и Кол. в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего группой лиц по предварительному сговору по мотиву национальной ненависти.

Преступления совершены 13 января 2005 года в районе станции "Сходня" Октябрьской железной дороги в Химкинском районе Московской области, 13 и 16 февраля 2005 года в г. Химки Московской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Кроме того, органами предварительного следствия Куз. обвинялся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Абд., повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В судебном заседании И., А., Г., Аб., Р., Куз. и С. виновными себя признали частично, Д., Кол., Куз., Н. и Гр. виновными себя не признали.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона, необоснованным оправданием Куз. и назначением Г., Аб., Р., Куз., С., Д., Кол., Н. и Гр. несправедливого наказания вследствие его чрезмерной мягкости.

Утверждается, что И., Д., Р. и Г. на предварительном следствии давали изобличающие Куз. показания, которым суд не дал должной оценки. Суд не указал в приговоре, почему он доверяет только одним показаниям И. на предварительном следствии и не доверяет другим показаниям, в том числе показаниям других обвиняемых - Р. и Г.

Указывается на то, что действия Гр. и Н. были идентичными действиям И. и А. - все они сбрасывали бетонные плиты на лежащего в канаве потерпевшего М., однако действия первых двух суд квалифицировал как покушение на убийство, а действия И. и А. как оконченное преступление.

Ссылку суда на то, что бетонная плита, сброшенная на М. Н. и Гр., упала, не задев потерпевшего, автор кассационного представления считает не влияющей на квалификацию.

При этом он указывает на то, что данное преступление, как это признал суд, было совершено группой лиц, действия подсудимых были согласованными, направленными на причинение смерти потерпевшему, и умысел на убийство М. был завершен действиями И. и А., сбросивших плиту непосредственно на потерпевшего.

Именно так было предъявлено обвинение И., А., Гр. и Н., суд же разграничил их действия по избиению потерпевшего М. и дальнейшему его убийству.

Однако действия И., А., Гр. и Н. по избиению М. суд оставил вообще без какой-либо оценки, тогда как его здоровью был причинен вред средней тяжести.

По мнению государственного обвинителя, умысел на убийство у подсудимых возник до начала избиения М.

Указывается также на то, что суд необоснованно расценил действия И., наносившего потерпевшему Абд. удары металлической трубой по голове, как эксцесс исполнителя.

Утверждается, что все подсудимые действовали с умыслом на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Абд. Причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего за собой его смерть, явилось продолжением совершенного в отношении Абд. нападения со стороны обвиняемых. Все обвиняемые видели трубу и одобряли возможность ее применения при избиении не русских. И. наносил этой трубой удары потерпевшему, а в это же время другие обвиняемые наносили потерпевшему удары ногами и руками в жизненно важные органы. То есть, тяжкий вред, повлекший за собой смерть потерпевшего, был причинен совместными действиями подсудимых.

При назначении наказания Г., Аб., Р., Куз., С., Д., Кол., Н. и Гр. не учтено, что преступления совершались по мотиву национальной ненависти, группой лиц и группой лиц по предварительному сговору, продолжительный период времени, двум лицам неславянской национальности была причинена смерть, подсудимые действовали осознанно и целенаправленно.

В кассационных жалобах:

осужденный Д. просит смягчить наказание, учесть, что за время длительного содержания под стражей в условиях следственного изолятора (1 год 8 месяцев) он изменил свои взгляды на жизнь, хочет учиться, работать и помогать своим близким;

в защиту его интересов адвокат Ряб. просит снизить срок лишения свободы до 5 лет и применить амнистию, мотивируя тем, что суд недостаточно учел имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства (явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, несовершеннолетний возраст, положительная характеристика) и отсутствие отягчающих обстоятельства, условия воспитания Д., длительность содержания под стражей; и не мотивировал необходимость реального лишения свободы;

осужденный А. просит смягчить наказание, применить ст. 73 УК РФ, при этом ссылается на свой несовершеннолетний возраст, положительную характеристику, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, указывает на то, что ему, как несовершеннолетнему, суд назначил более строгое наказание, чем Гр., у которого смягчающих обстоятельств значительно меньше, суд признал, но не учел, что он полностью изобличил Гр. и Н.;

в защиту его интересов адвокат К.В.Г. просит приговор изменить, снизить наказание и применить условное осуждение, мотивируя тем, что суд указал в приговоре, но не учел смягчающие обстоятельства в полном объеме, в том числе, изобличение А. Гр. и Н. по эпизоду в отношении М., совершеннолетнему Гр. суд назначил наказание по нижнему пределу, а несовершеннолетнему А. на три года выше нижнего предела, и не обсудил возможность применения условного осуждения;

осужденный Аб. утверждает, что к нему и другим обвиняемым применялись недозволенные методы следствия, он показаний не давал, но другие вынуждены были подписывать показания, которые наполовину были написаны следователем. Считает, что его действиями не мог быть причинен вред здоровью Т. средней тяжести, национального мотива у него не было, к потерпевшему Абд. он вообще никакого отношения не имеет, он всего лишь присутствовал на месте происшествия. Не согласен с тем, что в ходе предварительного следствия он содержался под стражей, тогда как другие лица были на подписке. В судебном заседании не исследовалась его характеристика из футбольного клуба. Не согласен также с тем, что к нему не применили амнистию. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Сол. в защиту интересов осужденного И. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что обвиняемые, находившиеся на свободе, в целях личной безопасности соглашались с мнением следствия и подписывали угодные им показания. Выводы суда о том, что преступления совершались по мотиву национальной ненависти основан только на показаниях, которые обвиняемые давали на предварительном следствии, хотя в судебном заседании они не могли объяснить идеологию "скинхедов". По мнению адвоката, национальность потерпевших сама по себе не может свидетельствовать о совершении преступлений И. по мотиву национальной ненависти. И. не хотел убивать М., плиты он переносил только для того, чтобы укрыть потерпевшего от проезжавшей милицейской машины. Смягчающие обстоятельства суд указал в приговоре, но не учел их при назначении наказания. Не оценены данные о личности осужденного, указывающие на его незрелость;

осужденный Г. просит смягчить наказание, ссылаясь на то, что он раскаивается в содеянном, утверждает, что он всего лишь два раза пнул Абд. по ногам, не причинив его здоровью какого-либо вреда, он является единственным кормильцем в семье, назначенное ему наказание чрезмерно строгое;

осужденный Р. считает, что ему назначено наказание, превышающее санкцию ч. 2 ст. 112 УК РФ, он является несовершеннолетним, а в приговоре об этом не указано, положительно характеризуется, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, в приговоре не указано о применении ст. 62 УК РФ, отягчающих обстоятельств по делу нет, избиение потерпевшего Т. прекратил по своей воле, отказался участвовать в избиении М., суд этого также не учел, его роль в избиении Абд. в приговоре не прописана, свои взгляды он изменил, находясь длительное время под стражей, он уже отбыл 1 год 8 месяцев (1/3 срока) и просит смягчить наказание;

в защиту его интересов законный представитель Р. просит снизить срок лишения свободы до 5 лет и применить амнистию, мотивируя тем, что суд не учел, что ее сын ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, более 1 года 8 месяцев находился под стражей и осознал свою вину, отсутствие по делу отягчающих обстоятельств.

В возражениях адвокат Я. в защиту интересов осужденного Аб., адвокат П.В.Г. в защиту интересов оправданного Куз., осужденный Н., его законный представитель Н., осужденный Гр., осужденный Р. и его законный представитель Р., просят оставить кассационное представление без удовлетворения.

В возражениях государственный обвинитель Б.Д.И. просит оставить без удовлетворения кассационные жалобы осужденных Д., Аб., А., Г., Р. и его законного представителя Р., адвокатов Ряб., Сол. и К.В.Г.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационного представления или кассационных жалоб не имеется.

Виновность И., А., Гр. и Н. в совершении преступления в отношении М. подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть М. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления живота и грудной клетки пострадавшего между твердыми тупыми предметами - сброшенными на него бетонными плитами, когда М. находился в положении лежа на дне водоотводной канавы.

Из показаний А. и И., данных ими в судебном заседании, следует, что бетонные плиты на потерпевшего М. сбрасывали они, Гр. и Н. Плита, брошенная Н. и Гр., цели не достигла.

Суд правильно расценил эти действия Гр. и Н. как покушение на убийство, а действия И. и А. как умышленное убийство М.

Доводы кассационной жалобы адвоката Сол. о том, что И. не хотел убивать М., являются несостоятельными.

Как обоснованно указано в приговоре, бросая бетонные плиты на столкнутого в ходе избиения в водоотводную канаву М., который находился в стесненных условиях в ограниченном бетонным коробом канавы пространстве на глубине одного метра, И. действовал с умыслом, направленным на причинение смерти пострадавшему. Он понимал, что самостоятельно М. не сможет выбраться из-под придавивших его бетонных плит, и, следовательно, наступит его смерть.

А. в своей кассационной жалобе вину в убийстве М. не оспаривает. Не оспаривает вины А. в совершении этого преступления и его адвокат К.

С доводами кассационного представления о том, что суд неправильно квалифицировал по этому эпизоду обвинения действия Гр. и Н. как покушение на убийство, согласиться нельзя по следующим основаниям.

Органы предварительного следствия, обвиняя Гр. и Н. в убийстве, исходили из того, что умысел на совершение этого преступления у них возник до нападения на М., и с этой целью они подвергли его избиению, а затем сбросили на него бетонные плиты.

Между тем, из показаний осужденных следует, что они договаривались вначале только избить М. Умысел на его убийство, как правильно указал суд в приговоре, у осужденных возник тогда, когда кто-то из них предложил забросать потерпевшего бетонными плитами.

Ссылку автора кассационного представления на показания Куз. и Ст. нельзя признать обоснованной, так как в показаниях этих лиц не содержится данных о том, что Гр., Н., И. и А. изначально договаривались убить потерпевшего.

Из показаний А. следует, что Гр. и Н., сбрасывая плиту на М., промахнулись, и плита упала, не задев потерпевшего.

То есть, непосредственно смерть М. причинили не они, а И. и А., которые придавили плитами потерпевшего. При этом Гр. и Н. не содействовали этим действиям И. и А.

Доводы кассационного представления о том, что суд оставил без правовой оценки причинение здоровью М. вреда средней тяжести, не могут служить основанием для отмены приговора, поскольку по этому эпизоду обвинения И., А., Н. и Гр. осуждены за совершение более тяжкого преступления.

Виновность И., Куз., Аб., Д., Р., Г. и С. в совершении преступления в отношении Т. не оспаривается в кассационных жалобах осужденных Д., Г., Р., адвоката Ряб. и законного представителя Ряб. и подтверждается следующими доказательствами.

Так, потерпевший Т. в судебном заседании пояснил, что его подвергли избиению несколько человек, причинив телесные повреждения, в том числе перелом левой руки.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, закрытый перелом руки, причиненный Т., расценивается как вред здоровью средней тяжести.

И., Куз., Аб., Р., Г. и С. в судебном заседании не отрицали, что наносили удары потерпевшему Т.

В протоколе явки с повинной Д. также признавал себя виновным в избиении Т., поясняя, что совместно с Алексеем по кличке "Лысый" (Р.), парнем по кличке "Таксист" (Аб.) и другими своими знакомыми участвовал в избиении парня корейской ли китайской национальности.

Об этом же пояснял в своей явки с повинной осужденный Г.

Доводы кассационной жалобы осужденного Аб. о том, что он своими действиями не мог причинить здоровью потерпевшего Т. вред средней тяжести, следует признать необоснованными.

Из упомянутого выше протокола явки с повинной Д. следует, что зачинщиком избиения Т. являлся Аб. (т. 4 л.д. 20).

Осужденные на предварительном следствии не отрицали, что они договорились избить потерпевшего Т.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными и сделал правильный вывод о том, что избиение Т. было совершено группой лиц по предварительному сговору.

Поэтому Аб., как участник этого преступления, обоснованно признан виновным в умышленном причинении вреда средней тяжести здоровью потерпевшего Т.

Виновность И., Куз., Аб., Д., Р., Г., С., А. и Кол. в совершении преступления в отношении Абд. не оспаривается в кассационных жалобах осужденных Д., А., Г., Р., законного представителя Р., адвокатов Ряб., К. и Сол. и подтверждается следующими доказательствами.

В судебном заседании И. признал, что нанес несколько ударов металлической трубой по голове Абд. Об этом же суду пояснили А., Куз., С., Кол. и Куз.

Куз., Г., А. в судебном заседании также не отрицали, что они участвовали в избиении Абд.

На предварительном следствии И. называл Д., С. и Кол. в числе лиц, принимавших участие в избиении Абд.

Куз. на предварительном следствии пояснял, что Абд. били также Р. и Аб., что опровергает доводы кассационной жалобы осужденного Аб. о его непричастности к причинению вреда здоровью Абд.

Д. на предварительном следствии признавал, что несколько раз ударил Абд.

Не отрицал своего участия в избиении Абд. на предварительном следствии и Р.

Проанализировав показания выше указанных лиц, суд пришел к обоснованному выводу о том, что удары Абд. наносили И., А., Р., Аб., Д., Г., Куз., С. и Кол., при этом только И. бил потерпевшего отрезком металлической трубы по голове.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, тяжкий вред здоровью в виде черепно-мозговой травмы, повлекший за собой смерть Абд., был причинен ему ударным воздействием твердого тупого предмета, имевшего ограниченную продолговатую форму, что правильно расценено судом как результат применения И. металлической трубы при избиении Абд.

Остальные телесные повреждения, причиненные Абд. действиями Куз., Аб., Д., Р., Г., С., А. и Кол., эксперт расценил как вред здоровью средней тяжести.

С учетом этих обстоятельств суд правильно квалифицировал действия И. по ст. 111 ч. 4 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть по неосторожности, а действия остальных осужденных по этому же эпизоду - по ст. 112 ч. 2 п.п. "г, е" УК РФ, как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

С доводами кассационного представления о том, что тяжкий вред, повлекший смерть потерпевшего, был причинен совместными действиями осужденных, согласиться нельзя.

Из показаний осужденных видно, что они не договаривались причинить тяжкий вред здоровью Абд., металлическую трубу И. забрал у С., который отрицал, что намеревался использовать ее при избиении лиц не русской национальности, а Д. забрал трубу у И. во время избиения Абд. и выбросил ее через забор.

Эти обстоятельства позволили суду сделать правильный вывод о том, что действия И., наносившего удары металлической трубой потерпевшему, явились эксцессом исполнителя.

Несостоятельными являются также доводы кассационного представления о необоснованном оправдании Куз., обвинявшегося в совершении преступления против Абд.

В подтверждение своих доводов о причастности Куз. к избиению Абд. автор кассационного представления ссылается на показания Г. (т. 3 л.д. 4-7), И. (т. 1 л.д. 123 об., т. 2 л.д. 118-153), Р. (т. 2 л.д. 192-194) и Д. (т. 1 л.д. 78, 108).

Между тем, из указанных государственным обвинителем показаний Г. следует, что он говорил о "Кузе" как о Куз. Денисе (т. 3 л.д. 4-7).

Из протокола следственного эксперимента, проведенного с участием И., следует, что Куз. бил второго потерпевшего, то есть Алим., а не Абд. (т. 2 л.д. 118-153).

По факту избиения Алим. и причинения ему легкого вреда здоровью дело прекращено в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

Ранее И. пояснял, что Куз. не участвовал в избиении Абд. и Алим. (т. 1 л.д. 123).

Р. в своих показаниях пояснял, что Куз. не принимал участия в избиении потерпевших (т. 2 л.д. 192-194).

Д. хотя и говорил, что остальные ребята стали бить Абд., однако кто конкретно бил потерпевшего по кличкам и фамилиям не называл (т. 1 л.д. 78 и 108).

Сам Куз. категорически отрицал свою вину в совершении этого преступления.

Таким образом, вопреки утверждениям автора кассационного представления, в деле не имеется доказательств участия Куз. в избиении Абд.

Доводы кассационной жалобы адвоката Сол. и аналогичные доводы кассационной жалобы осужденного Аб. о том, что преступления против потерпевших были совершены не по мотиву национальной ненависти, являются необоснованными.

Как следует из показаний И., Куз., Р., С., Кол., Г. и А., которые они давали на предварительном следствии, все они, а также Д. и Аб. ненавидели нерусских, и поэтому потерпевшими были только лица не славянской национальности.

Из явки с повинной Куз. также следует, что перед совершением преступления в отношении М. А. предложил избить азиата.

Из показаний потерпевшего Т. следует, что И., Куз., Аб., Д., Р., Г. и С. избивали его на национальной почве, так как он слышал от них в свой адрес оскорбления, касающиеся его национальности. Кроме того, находившихся с ним троих русских ребят они не тронули. Никакого повода для избиения ни он, ни его спутники не давали.

Утверждения Аб. и адвоката Сол. в жалобах о том, что на предварительном следствии И., Куз., Р., С., Кол., Г. и А. давали показания под воздействием работников правоохранительных органов нельзя признать обоснованными.

Судом проверялись заявления этих лиц о применении к ним недозволенных методов следствия и они не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Допросы этих лиц проводились с соблюдением права на защиту, в том числе права на отказ от дачи показаний против самих себя.

При допросе несовершеннолетних обвиняемых присутствовали их родители, которые подтвердили правильность составления протоколов.

Показания осужденных о совершении ими преступлений по мотивам национальной ненависти согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Поэтому с утверждениями адвоката Сол. о том, что является случайным совпадением то, что все потерпевшие по настоящему делу являлись лицами нерусской национальности, согласиться нельзя.

Как правильно указал суд в приговоре, "убеждения и мотивация действий подсудимых, выбор ими людей с не русской внешностью в качестве объекта для нападения, их одежда во время совершения преступлений и внешний вид были характерны и полностью соответствовали атрибутам экстремистского националистического движения "бритоголовых".

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Правовая оценка действиям каждого из осужденных дана правильная.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, роли каждого из осужденных в содеянном, данных о личности, в том числе обстоятельств, смягчающих их ответственность.

Доводы кассационных жалоб осужденных Д., А., Аб., Г. и Р., законного представителя Р., адвокатов Ряб., Сол. и К. о том, что наказание является чрезмерно суровым, согласиться нельзя.

Смягчающие обстоятельства, на которые они ссылаются в своих жалобах, судом учтены в достаточной степени. При этом суд дифференцировано подошел к вопросу о том, кто из осужденных не может быть исправлен без реального лишения свободы. Требования ст. 62 УК РФ судом соблюдены.

Нельзя согласиться также с доводами кассационного представления о том, что суд назначил чрезмерно мягкое наказание Г., Аб., Р., Куз., С., Д., Кол., Н. и Гр.

Куз., Аб., Д., Р., С., Кол. и Н. совершили преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Куз., Д., Г., С., Кол. и Р. явились с повинной и активно способствовали раскрытию преступлений в период предварительного следствия.

Куз., Д., Р., С., Кол., Н. и Гр. положительно характеризуются.

Роль Н., Гр., Аб., Р., Куз., С., Д., Кол. и Г. менее активна в преступлениях.

Указанные обстоятельства позволили суду избрать в отношении Н. и Гр. наказание, не связанное с реальным лишением свободы, а в отношении Куз., С. и Кол. применить акт амнистии.

Г., Аб., Д. и Р. суд назначил реальное лишение свободы.

Отягчающих обстоятельств судом в отношении лиц, указанных в кассационном представлении, не установлено.

Таким образом, требования ст. 60 УК РФ судом в отношении каждого из осужденных соблюдены.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 30 октября 2006 года в отношении И., А., Г., Аб., Д., Р., Куз., С., Кол., Куз., Н. и Гр. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 4-О07-15


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.