Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 августа 2006 г. N 51-П06 Вменение в вину осужденному признака убийства "из корыстных побуждений" является излишним, поскольку убийство, сопряженное с разбоем, предполагает корыстный мотив совершения данного преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 августа 2006 г. N 51-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного В. и по дополнительной надзорной жалобе адвоката А. на приговор Ставропольского краевого суда от 16 марта 2001 г., по которому В., родившийся 16 мая 1961 г. в г. Кировабаде Республики Азербайджан, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества, по ст.ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества, по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 16 лет, по ст.ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 15 лет;

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений ему назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества, срок наказания исчислен с 22 сентября 2000 г.

Он же оправдан по ч. 3 и ч. 4 ст. 222 УК РФ.

Судом разрешены гражданские иски.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 10 июля 2001 г. приговор в отношении него оставлен без изменения,

По этому делу осужден также П., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденного В. поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения. В дополнительной надзорной жалобе адвоката А. содержится просьба об изменении юридической квалификации действий осужденного и смягчении назначенного ему наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н.В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. о частичном удовлетворении жалоб, объяснение адвоката А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

В. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

В июне 2000 г. он создал устойчивую вооруженную группу (банду), ее активными участниками стали П. и лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, в приговоре это лицо именовано как Б. На вооружении банды имелось три пистолета, тротиловая шашка, граната и патроны.

В., являясь учредителем ООО "Ваш успех" в г. Пятигорске и испытывая материальные затруднения, в январе 2000 года предложил Ш. стать соучредителем этого предприятия под условием передачи ему в долг 9300 долларов США и 100000 рублей. На этих условиях дочь Ш. - Ш.М.Н. была включена в состав учредителей, став вместе с В. совладельцем ООО "Ваш успех".

В мае 2000 года, не желая продолжать сотрудничать с осужденным, Ш. потребовал возвратить ранее переданные деньги.

Не желая возвращать долг и действуя с целью остаться единственным собственником ООО, В. решил напасть на семью Ш., чтобы завладеть их имуществом в крупном размере, освободиться от долговых обязательств и убить Ш. и членов его семьи. Для этого он привлек П. и Б., разработал план нападения, определил время, распределил роли в преступлении. П. и Б. вооружились пистолетами, снаряженными патронами. Вечером 19 июля 2000 г. они прибыли к домовладению Ш., но отказались от нападения из-за нахождения в доме посторонних людей.

Реализуя разработанный совместно с В. план, они примерно в 23 часа 20 июля 2000 г. проникли в дом и напали на Ш. Действуя с умыслом на лишение жизни, П. выстрелил в шею Ш., а затем несколько раз выстрелил в Ш.С.С., причинив каждому тяжкий вред здоровью.

На звук выстрелов из своих комнат в коридор выбежали дочери Ш. - несовершеннолетняя Ш.Е.Н. и Ш.М.Н.

Продолжая реализацию разработанного плана и выполняя указания В., П. несколько раз выстрелил в Ш.Е.Н. и убил ее. Затем он несколько раз выстрелил в Ш.М.Н., причинив тяжкий вред ее здоровью. Смерть Ш.М.Н. и ее родителей не наступила по независящим от П. и Б. причинам: заблуждаясь, они посчитали, что все Ш. мертвы.

Похитив из дома Ш. 35000 рублей и 3500 долларов США, всего 132125 рублей, П. и Б. пришли на работу к В., где поделили деньги.

В надзорной жалобе осужденного В. указано, что он не имел отношения к преступлениям и корыстного мотива для покушения на Ш. необоснованно признан создателем и руководителем банды, ему также необоснованно отказано в рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, не выяснено происхождение оружия, находившегося у П., психическое состояние которого надлежащим образом не исследовано. Суд кассационной инстанции не дал ответа на все доводы кассационной жалобы. В дополнительной надзорной жалобе адвоката А. приведены те же доводы. Кроме того, указано, что суд не учел все обстоятельства, смягчающие наказание В.

Проверив материалы уголовного дела, Президиум считает, что изложенные в надзорных жалобах доводы об отмене приговора и кассационного определения удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Исследовав показания самого В., в том числе данные им в присутствии защитника в ходе предварительного следствия, а также показания П. и Б., суд установил, что В. задолжал Ш. крупную сумму денег, рассказал П. и Б. о своем долге. Кроме того, сказал П., что можно хорошо заработать путем нападения на зажиточных людей. Было решено совершить нападение на Ш. убить их и завладеть имуществом. С П. они ездили в другой город, на деньги В. купили пистолеты, он отдал их П. и Б. Еще один пистолет и гранату В. купил ранее. Для подготовки нападения он возил П. и Б. к дому Ш., сам не хотел участвовать в нападении, так как Ш. знали его. 19 июля П. и Б. не смогли осуществить нападение из-за присутствия в доме большого количества людей, о чем они сообщили В. Поздно вечером 20 июля 2000 г. П. и Б. проникли в дом, напали на Ш., стреляли, чтобы убить всех членов семьи, как об этом договорились с В., похитили деньги. Считали, что убили всех Ш., обо всем доложили В., разделили с ним похищенные деньги.

При проверке его показаний на месте происшествия В. показал гараж своей матери, в котором обнаружены 2 пистолета, боеприпасы, граната, тротиловая шашка.

Потерпевший Ш. показал, что В. задолжал ему 100000 рублей и 9300 долларов США. Убедившись в бесперспективности дальнейшего сотрудничества, он стал требовать возвратить деньги, но В. не возвращал их. Около 23 часов 20 июля 2000 г. в комнату вошел П. и стал стрелять из пистолета в него, его жену и дочерей.

Факт наступления смерти Ш.Е.Н. и причинение тяжкого вреда здоровью супругам Ш. и их старшей дочери подтвержден заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Таким образом, В. и П. подтвердили факт создания устойчивой организованной вооруженной группы для нападения на граждан с целью завладения их имуществом, разграничение обязанностей между ее членами, руководство В. этой группой, тщательное планирование преступления, настойчивость в его осуществлении, требование В. убить всех членов семьи Ш.

Поэтому выводы суда в этой части соответствуют требованиям закона, а доводы жалобе противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Психическое состояние П. выяснено, с учетом заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы он признан вменяемым. Оснований для сомнения в его психическом состоянии и назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы эксперты и суд не нашли.

Дело рассмотрено судом в составе судьи и двух народных заседателей в соответствии с требованиями ст. 425 УПК РСФСР, действовавшего ко времени рассмотрения дела в суде, и с учетом мнения П., возражавшего против рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, о чем судом вынесено постановление (т. 3, л.д. 22).

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении В. в основном соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. В нем изложены доводы его кассационной жалобы, просьба об отмене приговора, доводы кассационной жалобы П., вывод о законности и обоснованности приговора, основанный на анализе доказательств, содержащихся в деле и изложенных в приговоре, дана оценка доводам о неполном исследовании психического состояния П., о невозможности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей из-за возражений П., есть вывод о справедливости меры наказания, назначенного В.

При таких обстоятельствах доводы жалоб в данной части удовлетворению также не подлежат.

Вместе с тем имеются основания для пересмотра приговора и кассационного определения с учетом положений, содержащихся в ч. 1 ст. 410 УПК РФ и ст. 10 УК РФ.

Суд квалифицировал действия В. по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ в части организации убийства Ш.Е.Н. и по ст.ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ в части организации покушения на убийство трех других Ш., указав, что преступление совершено организованной группой, из корыстных побуждений, было сопряжено с разбоем и бандитизмом.

Между тем квалифицирующий признак убийства, содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, - "сопряженное с разбоем и бандитизмом" предполагает корыстный мотив совершения данного преступления. Поэтому вменение в вину В. признака убийства - "из корыстных побуждений", предусмотренного тем же пунктом названной статьи, в этом случае является излишним, он подлежит исключению из приговора.

Кроме того, в связи с изменениями, внесенными 8 декабря 2003 г. в ст. 44 УК РФ и в примечание к ст. 158 УК РФ, на основании ст. 10 УК РФ из приговора подлежат исключению назначение дополнительного наказания в виде конфискации имущества и квалифицирующий признак "в целях завладения имуществом в крупном размере", поскольку стоимость похищенного чужого имущества не превышает 250000 рублей.

Решая вопрос о назначении наказания, суд указал в приговоре, что обстоятельств, отягчающих наказание В., не имеется.

Вместе с тем суд допустил противоречие, указав, что учитывает наступление тяжких последствий в виде смерти человека. Однако суд был не вправе делать этого, так как в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 63 УК РФ наступление тяжких последствий в результате совершения преступления признается обстоятельством, отягчающим наказание. Более того, наступление тяжких последствий в виде смерти человека является признаком преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, и в силу этого оно не может быть обстоятельством, отягчающим наказание.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признал наличие у В. двоих несовершеннолетних детей. Суд сослался также на совершение им преступления впервые, положительные характеристики.

Однако, назначив за организацию покушения на убийство трех лиц максимальное наказание в виде 15 лет лишения свободы, суд фактически не учел наличие обстоятельств, смягчающих наказание.

Согласно материалам дела, по подозрению в совершении преступления В. был задержан в 16 часов 22 сентября 2000 г. (т. 1 л.д. 129). В протоколе о задержании указано, что основаниями задержания явилось то, что очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо указали на него как на лицо, совершившее преступление, и имелись иные данные подозревать его в совершении преступления. При этом в протоколе не содержится конкретных данных в подтверждение этих оснований.

Между тем В. непосредственного участия в нападении на потерпевших не принимал, Ш. на месте происшествия его не видели. В заявлении, именуемым явкой с повинной, он добровольно сообщил о совершении нападения на Ш. П. и другим лицом. После его сообщения П. был задержан по подозрению в совершении преступления 23 сентября 2000 г., а Б. - 24 сентября 2000 г. Следовательно, В. активно способствовал раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления.

Органы следствия в обвинительном заключении сослались на протокол явки с повинной как на одно из доказательств вины В. в содеянном (т. 2 л.д. 368).

Поскольку В. активно способствовал раскрытию преступления и судом не установлено обстоятельств, отягчающих его наказание, следует признать, что имеются основания для смягчения назначенного ему наказания с применением положений, содержащихся в п. "и" ч. 1 ст. 61 и ст. 62 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, 408, 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденного В. и адвоката А. удовлетворить частично.

2. Приговор Ставропольского краевого суда от 16 марта 2001 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2001 г. в отношении В. изменить.

Исключить из осуждения по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, ст. 33 ч. 3, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ квалифицирующий признак убийства - "из корыстных побуждений", осуждение по ст. 33 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ, дополнительное наказание в виде конфискации имущества по ст. 209 ч. 1 и ст. 33 ч. 3. 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ, а также по совокупности преступлений.

Смягчить назначенное ему наказание по ст. 209 ч. 1 УК РФ до 11 лет лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ до 14 лет 6 месяцев лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ до 11 лет лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ до 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 1, 33 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, в"", 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ, назначить В. 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении него оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 августа 2006 г. N 51-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.